abdumanonov

Жизнь и творчество выдающегося таджикско-персидского поэта-революционера Абулкосима Лохути были обсуждены в Душанбе 30 марта на очередном заседании  Общественного фонда «Диалог цивилизаций».

Абдурахмон Абдуманонов, кандидат филологических наук, выступил с докладом о неоценимом вкладе великого классика советской эпохи в современную таджикскую литературу в качестве приглашённого гостя.

В самом начале своего выступления А.Абдуманонов выразил некоторое сожаление о том, что в последние годы имя Лохути всё реже упоминается на официальных культурных мероприятиях.

«Сегодня для меня большая честь говорить об этом выдающемся человеке, и я благодарен фонду «Диалог цивилизаций» за эту возможность.

К сожалению, в последние годы можно отметить, что имя «устода» (мастера), по какой-то непонятной для меня причине, всё реже упоминается на официальных культурных мероприятиях и в выступлениях. И это несмотря на то, что как мы знаем, Абулкосим Лохути, наряду с Садриддином Айни, является признанным основателем таджикской литературы. На мой взгляд, вклад Лохути в культуру нашего народа не может быть подвергнут даже толике сомнения.

Мне несколько раз доводилось бывать в московской квартире поэта и беседовать с его супругой и детьми, когда я ездил к ним за архивами «устода»»,-говорит в своём выступлении А.Абдуманонов.

«Мне вспоминается день празднования 100-летия поэта-революционера Лохути, когда из Института мировой литературы в Москву поехала на мероприятие группа ученых во главе с М. Осими и М. Каноат. Эта научная конференция запомнилась мне, прежде всего, произнесёнными словами Мумина Каноата: «Лохути-«свет» среди других «свечей» таджикско-иранской литературы». И, ведь если посмотреть на таджикскую литературу начала 20 века, то слово «свет» в отношении Лохути, который действительно осветил нашу литературу того времени, является самым точным»,-продолжил Абдуманнонов.

По словам эксперта, поэт Лохути при жизни поначалу часто сталкивался с непониманием своего творчества из-за сложности сложения стиха: «Когда поэт выступал на творческих мероприятиях или в районах, он нередко восклицал: «Уф! Я читаю стихи, но на аудиторию это никак не действует, нет никакой реакции с их стороны». Именно это в последующем послужило поводом для того, чтобы устод начал писать свои стихотворения на доступном широким массам общественности языке».

Говоря о поэте, как о революционере, учёный также напомнил, что Абулкосим Лохути до конца жизни мечтал о том, чтобы в Иране, наконец, произошла революция, и страна встала бы на путь социалистического развития, чего, собственно, так никогда и не случилось. «В 1944-47гг. поэт посвящает своей родине Ирану целый цикл стихотворений, в котором каждая строчка пропитана искренней надеждой».

Основной темой полемики присутствующих на заседании гостей, среди которых собрались ведущие учёные, опытные эксперты, а также представители СМИ, стала причина отъезда Лохути из Таджикистана.  Как известно, ходили слухи о том, что этой причиной послужил разрыв дружеских отношений Лохути с Гафуровым. Также выдвигались и версии о том, что и у С.Улугзода возникли некоторые разногласия с Б.Гафуровым. Однако, Абдурахмон Абдуманонов в своём выступлении опроверг данные предположения:

«Конечно, между ними существовали определённые разногласия, но причина отъезда Лохути из Душанбе в Москву совершенно иная. Как известно, в отношении тех, кто имел жен-евреек тогда предпринимались определенные меры. К примеру, Сотима Улугзода, в свое время, сместили с должности председателя Союза писателей. Есть свидетельства о том, как ответственные лица докладывали о принятии соответствующих мер в отношении Улугзода. Поэтому Б.Гафуров сделал всё необходимое для того, чтобы Лохути уехал в Москву. В российской столице тогда было намного спокойнее. Одному Богу известно, что было бы с Лохути, если бы он остался в Душанбе. Абулкосим был истинным борцом, революционером, у которого всегда кипела кровь. Он был одним из тех, чей характер прослеживался в его произведениях».

Рассказывая присутствующим о создании музея имени А.Лохути в Душанбе эксперт, вспомнил еще один случай, произошедший с ним в годы, когда он занимал должность заместителя директора Института языка и литературы.

«Мне было дано поручение навестить, известную в то время артистку Рано Голибову, перед её отъездом в Америку. Она тогда проживала в доме, некогда принадлежавшем Лохути.

Я навестил её. Она была немного больна. Мы долго беседовали об «устоде». Знаменитая артистка рассказывала, что Лохути был человеком, который не мог усидеть на одном месте, всегда был чем-то занят. Он всегда старался не оставаться безучастным к разрешению каких-то вопросов. В нашей беседе я спросил её, осталось ли что-либо из личных вещей поэта в этом доме, чтобы мы могли приобрести это для его музея? Она ответила, что сохранились двухместный деревянный диван, пружинная кровать и подставка под телефон. Я заговорил о цене, на что Рано Голибова сразу же возразила: «Мне будет очень стыдно, если я продам вам сохранившиеся вещи устода Лохути при том, что, продавая нам дом, он не взял с нас денег за эту мебель»,-рассказывает А.Абдуманнонов.

Эксперт в своём выступлении не оставил без внимания роль Абулкосима Лохути в культуре советского Таджикистана, а также и его вклад в литературу того времени.

«Этот выдающийся поэт также перевёл большое количество иностранных пьес, да и сам нередко писал для театров Таджикистана, постоянно принимая участие в театральных репетициях. Лохути всегда был с нами, писал стихи о таджиках и о Таджикистане, не отделяя себя от простого народа».

Отвечая на вопросы присутствующих, учёный подчеркнул, что в последние годы жизни поэта наблюдался резкий спад внимания к его персоне.

«Уже в 1952 году Лохути не был приглашён на, проходившие тогда в Москве, Дни таджикского искусства и литературы. Но он, несмотря на это, всё же пришёл в зал Союза писателей СССР, где для него не оказалось свободного места. Какая-то старушка поставила ему дополнительный стул, на котором он расположился в последнем ряду посредине дорожки».

Присутствующий на мероприятии профессор Абдунаби Сатторзода в своём комментарии отметил, что устод Лохути имеет колоссальную заслугу перед таджикской нацией и представляет для неё неоспоримую ценность:

«Абулкосим Лохути спас Садриддина Айни, образца таджикской литературы, от смерти. Если бы не Лохути, имя Айни находилось бы сейчас в списке приговорённых к расстрелу. Удивителен еще и другой момент, что те, кто считал себя учениками С.Айни, тогда писали рецензии против него »,- говорит А. Сатторзода.

Благодаря Лохути, Садриддин Айни был ограждён от клеветы и нападок врагов нации, которым он был подвержен в те сложные и противоречивые 30-е годы прошлого столетия. Имея определённое влияние, Лохути дважды заходил к Сталину с целью спасти Айни от жёстких репрессий и неминуемой смерти».

««Устод» развил современное таджикское стихотворство, что является его безусловной заслугой. Он приехал и стал таджикским поэтом, в то время, как другие жили и творили в Таджикистане, однако так и не смогли дорасти до его уровня. Сегодня мы не сможем найти человека, ни из числа старшего поколения, ни из числа молодежи, который смог бы посвятить себя исследованию творчества А.Лохути.

Мы, почему-то, стали забывать о поэте, о его творчестве, о его вкладе в таджикскую литературу. На сегодняшний день я могу сказать, что Институт языка и литературы, Академия наук Таджикистана предпринимают всё необходимое для того, чтобы произведения А. Лохути в полном объеме вышли в свет, и уже в скором времени можно будет приступать к исследованию его творчества»,-утверждает А. Сатторзода.

Напомним, Абулкосим Лохути родился 4 декабря 1887 года в иранском городе Кирманшах в семье ремесленника. Поэт ещё в молодые годы проникся социалистическими идеями, был участником Персидской революции 1905-1911 годов и сражался против шахского режима. Лохути писал стихи о родине-Иране, о таджиках и Таджикистане, который он считал своей второй родиной, писал о справедливости и чести. Скончался 16 марта 1957 года и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Саади МИРЗОЕВ

Dialog.Tj

А также читайте: