korrupsiya

Восемь лет назад, 10 января 2007 года в Таджикистане было создано Агентство по борьбе с коррупцией и финансовому контролю. За восемь лет деятельности достижения антикоррупционного органа весьма скромны, а есть факты когда он даже использовался в борьбе с оппозицией. В связи с этим "Озодагон" спросил эскпертов: Нужно ли Таджикистану Агентство по борьбе с коррупцией? Не стало ли Агентство органом который используют для борьбы с оппозицией? Что можно сделать для улучшения работы агентства?

Сайфулло Сафаров, первый заместитель председателя Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана:

Поздравляем всех сотрудников Агентства по случаю дня создания этого института. Поскольку их вклад в ликвидацию коррупции как явления очень высок. Они пытались создать, насколько это возможно правовые основы для борьбы с коррупцией и претворить их в жизнь. Они также обнаружили новые процессы, которые ведут к росту коррупции в обществе и начали борьбу с ними. С учетом этого люди должны дать оценку деятельности органа.
Конечно, оценки людей разные, те, кто пострадал от этого учреждения, несогласны с деятельностью этого института и говорят, что в этот орган еще более коррумпирован. Но ясно то, что сотрудники Агентства, прежде всего, привлекали к ответственности именно тех кто был замешан в коррупции.
То есть, в целом, Агентство много сделало для народа и государства Таджикистана. Это одна сторона вопроса. Другая сторона, что Агенство представляет на международном уровне Таджикистан, и все международные стандарты вводит в наше законодательство. Все это итоги деятельности агентства по борьбе с коррупцией Тадджикистана.

Парвиз Муллоджонов, политолог:

- Да, потребность в органе по борьбе с коррупцией есть, но не в том виде, в каком он в настоящее время существует. Поскольку, когда было предложено, чтобы такой орган был создан, то идея была, чтобы он не дублировал работу милиции и прокуратуры, то есть, чтобы было создано что-то совершенно новое. Чтобы был орган, который разрабатывал бы политику по борьбе с коррупцией и внес свой вклад в совершенствование законодательства, но что создано сейчас это совершенно другое.
Конечно, сейчас этот орган используется для давления на некоторых представителей оппозиции, например, дело Зайда Саидова. То есть, не для решения правовых вопросов, которые касаются его компетенции, а в политических целях.
Я думаю, что деятельность этого учреждения должна быть пересмотрена. В контексте борьбы с коррупцией из опыта других стран следует использовать, в частности, опыт Грузии.

Абдугани Мамадазимов, политолог:

Только один ясный пример деятельности этого органа: задержание Низомхона Джураева и использование его для возбуждения уголовных дел. Этот орган потерял на улицах Душанбе Низомхона Джураева, которого обвиняли в коррупции.
Этот факт показывает, что этот институт не имеет ни нужной квалификации, ни политической воли. Поскольку Агентство отстало от политических процессов, настало время, чтобы оно освободило место Счетной палате. Счетная палата может работать лучше, поскольку она будет подчинена не правительству, а парламенту, которому и будет давать отчет. Так что пришло время, наделить полномочиями по борьбе с коррупцией Счетную палату.

Фариддун Ходизода, эскперт:

Коррупция присуща системе государственного управления и в то же время она находится в ментальности народа. Пока мы не изгоним коррупцию из власти и сознания людей, коррупция не исчезнет. То, есть пока коррупция присутствует в менталитете людей, даже тысячи антикоррупционных органов
не принесут пользы.

Источник: Озодагон

А также читайте: