Aksiniya pastukh

Победительница конкурса «Фарах 2016» в номинации «Сфера красоты, моды, дизайна и ремесленничества», владелица салона свадебных платьев «Диана» в городе Худжанд, Аксинья Пастух, рассказала в беседе с журналом «Иктисодчи» о том, как детская мечта оказалась важнее карьеры в медицине.

- Когда и как к Вам пришло понимание того, что дизайн свадебных платьев это Ваше призвание?

Впервые о том, что я хочу шить свадебные платья, я подумала лет в 14. Тогда мы выдавали замуж мою сестру, и найти подходящее платье было сложно. Мы поехали в Ташкент за приданным, и купили там свадебное платье. Оно тогда всем так понравилось, что сестра начала сдавать его в прокат. Спрос на это платье оказался настолько высоким, что его буквально на всех не хватало. И тогда я попыталась сшить точно такое же платье и у меня сразу получилось. Моя модель ничем не отличалась от оригинала. И с тех пор я начала шить. Потом я поступила в медицинский институт и всё равно я продолжала думать об этом бизнесе. Так получилось, что ради «свадебного» бизнеса я забросила медицину и стала заниматься любимым делом, несмотря на то, что вся семья была против этого.

- Когда Вы открыли свой собственный салон свадебных платьев?

В 2000 году я открыла маленький салон, в котором тогда было всего 5 платьев. Платья были сшиты не мной потому, что закупить ткань для собственного пошива обходилось тогда очень дорого. Но, я всё равно, влезла в долги, и привезла из Ташкента 5 свадебных платьев на прокат. С этого и начался мой бизнес. Потом у меня была неудачная попытка расширить ассортимент. Мы с мужем поехали в Украину и привезли оттуда несколько платьев. Спроса на них совершенно не было и мы поняли, что просто привезли не то, что нужно нашим невестам. На тот момент меня поддержала мама. У неё был свой салон свадебных платьев в Ура-Тюбе, она забрала у меня эти платья, стала сдавать их в прокат и вернула мне всю потраченную на них сумму. Во второй раз, когда я уже поехала, у меня был опыт. Потихоньку я начала привозить платья и сдавать их в прокат. Пошив, конечно, на тот момент я забросила потому, что был интерес их покупать, сдавать, и бизнес начал налаживаться.

- Какова производительность в Вашем салоне? Все ли выставленные платья являются дизайнерскими?

К сожалению, пока производительность не высокая. В основном, мы шьём на заказ для девочек крупной комплекции. Приходится искать и закупать ткань по метражу в Турции, Украине и Китае. Мы ездим сами, налаживаем контакты, а потом уже появляется возможность заказывать ткани дистанционно. Завозить ткань довольно сложно, так как необходимо работать с достаточно крупными партиями. Но со временем, я думаю, мы придём к тому, что будем производить в большом количестве. В основном пока, конечно же, в нашем салоне выставлены платья, которые мы привозим из Украины и Китая. Мы также шьём детские новогодние костюмы, но это уже моё хобби для души.

- Какое количество сотрудников работает на сегодняшний день?

В салоне у меня работает 4 сотрудницы и ещё двух женщин я обучила шитью, они мне помогают шить платья. Сейчас мы рады тому, что больше не нужно работать на арендную плату. Недавно мы купили квартиру и переоборудовали её под наш салон, что очень удобно для нашего бизнеса.

- Сталкиваетесь ли Вы с какими-то сложностями в ведении своего дела?

К сожалению, не без этого. Участие в конкурсе «Фарах 2016» дало мне возможность заявить о своей проблеме. Дело в том, что периодически у меня возникают сложности с налоговыми структурами. Несмотря на то, что я каждый месяц исправно плачу налоги, нам постоянно приходят штрафы. Сотрудники Налогового комитета ссылаются на проведение камеральных проверок, хотя на самом деле ничего такого не проводится. Например, только за 9 месяцев текущего года я выплатила штрафов в размере 23 тысяч сомони. Налоговые инспектора периодически проводят опросы среди людей о том, кто и где брал на прокат свадебное платье. И якобы эти опросы говорят о том, что салон «Диана» работает и зарабатывает больше всех, и поэтому налоговые службы пришли к выводу, что мы скрываем свои реальные доходы. Не принимаются во внимание ни наши расходы на ткань ни расходы на реставрацию платьев. Считают только кассовый приход, получается, что у нас расходов нет и не может быть. Кроме того в нашем деле очень важно умение хорошо шить, а для того, чтобы дорасти до уровня профессиональной швеи необходимо пройти несколько лет кропотливой учёбы. Сегодня я не могу брать к себе на обучение девочек, которые приходят и хотят научиться шить, так как для налоговых инспекторов моя ученица автоматически превращается в мою сотрудницу, а это означает, что я должна оплачивать за неё налоги. Такая ситуация у нас продолжается уже долгое время...

- Не смотря на сложности в повседневной работе, всё же вы строите планы на будущее?

Конечно же, работать мы будем. В последнее время я всё чаще задумываюсь о переходе на собственное производство. Благо шить мы можем, и клиентскую базу мы набрали. Учитывая постоянные сложности с «растаможкой» нашего товара, нам, наверное, будет дешевле шить платья самим. Тем более, что наши украинские поставщики повысили цены на платья, а с другой стороны валютные колебания добавляют нашему делу дополнительные риски. Наверное мы уже вынуждены внедрять собственное производство, так как это уже и дешевле и выгоднее. Поэтому в ближайшей перспективе будем стараться работать в этом направлении. На конкурсе «Фарах 2016» я познакомилась со столичными дизайнерами, и у нас уже намечены кое-какие планы на совместную работу. Думаю, что в следующем году мы дадим старт нашему сотрудничеству.

Кристина БОРОДАВКО

Источник: журнал «Иктисодчи» (03), ноябрь 2016

А также читайте: