zahvatovandrey

За 9 месяцев 2019 года трудовые мигранты перевели из России в Таджикистан 2 миллиарда 490 миллионов долларов, что превышает годовой бюджет Таджикистана. По прогнозам экспертов, вклад трудовых мигрантов в экономику республики, составляющий 35-37% ВВП, среди всех источников денежных поступлений и в обозримом будущем будет наибольшим. Своим мнением о том, как республиканские власти относятся к проблемам трудовых мигрантов, и есть ли возможности существенно увеличить денежные потоки из-за рубежа, с читателями нашего журнала поделился российский эксперт по Таджикистану Андрей Захватов.

- Андрей Васильевич, насколько известно, в 2013 году объём денежных переводов из России в Таджикистан превышал 4 миллиарда долларов. Есть ли у Таджикистана, на Ваш взгляд, возможность вернуться к этому объёму?

- Почти двукратное падение объёмов денежных переводов из России за минувшие годы не связано с просчётами руководства Таджикистана и началось с известных событий 2014 года, когда вслед за присоединением Крыма Россия столкнулась с серьёзными санкциями. В ряде отраслей экономики России, в первую очередь в строительстве, где трудится более половины таджикских трудовых мигрантов, резко сократились объёмы финансирования. Курс рубля по отношению к доллару в России в 2014 году обвалился вдвое, потянув при этом за собой курс сомони, зарплата повысилась незначительно и заработать деньги, к которым люди уже привыкли, фактически стало в два раза труднее.

За 10 месяцев 2019 года трудовые мигранты перевели из России в Таджикистан на 48 миллионов долларов меньше аналогичного периода 2018 года и что можно ожидать в 2020 году – пока не ясно. Тем не менее, возможности повысить объёмы денежных переводов в Таджикистан есть, и ключи к росту объёмов денежных переводов из России в Таджикистан находятся не у российских работодателей, а у государственных служащих Таджикистана.

- Вы полагаете, что таджикские чиновники смогут иметь какие-то рычаги давления на российских работодателей?

- Нет, это исключено. Заставить работодателя платить больше невозможно – уровень оплаты в рыночной экономике диктует спрос и предложение. Но показать российскому работодателю его выгоду от сотрудничества с таджикскими госуправленцами и менеджерами – вполне возможно, и механизмы для этого есть.

- Вы имеете в виду какие-то новые технологии?

- Нет, способ трудоустройства мигрантов, который я имею в виду, давно известен, и никакого секрета нет, причем известен уже много десятилетий. В 50-е годы прошлого века на строительстве крупных объектов в Сибири, когда от рабочих требовалась серьёзная квалификация, применялся труд так называемых китайских трудовых батальонов.

Граждане Китая прибывали организованно, поселялись в благоустроенных общежитиях, работали сверх всякой нормы времени, получали за свой труд зарплату и убывали на родину. В этой связи можно заметить, что на строительстве дорог, ТЭЦ-2 и тоннелей в Таджикистане Китай применяет ту же схему оргнабора рабочих и специалистов.

- Вы полагаете, что в России есть такая потребность – принимать на работу большие группы трудовых мигрантов в сфере строительства?

- Уверен, что такая потребность есть, и её можно и нужно использовать. С 1 января 2020 года в России вступают в силу поправки в Уголовно-исполнительный Кодекс, согласно которому в России разрешат открывать два вида филиалов колоний при крупных предприятиях или государственных стройках. Один из видов – колония, работающая в режиме колоний-поселений. Документ предполагает создание специальных общежитий, где могли бы ночевать заключенные, приговоренные к принудительным работам.

Так почему бы не предложить россиянам применять на этих стройках квалифицированный труд граждан Таджикистана, приглашаемых на работу в рамках оргнабора? Здравый смысл подсказывает, что толку от трудовых мигрантов, здоровых молодых граждан Таджикистана, владеющих строительными профессиями будет больше, чем от собранных из разных мест осуждённых на небольшой срок за нетяжкое преступление или заключенных, которым режим был смягчен. Кроме того, трудовым мигрантам не нужна охрана – что также могло бы дать российским работодателям ощутимую экономию.

- Странно, почему столь эффективный способ трудоустройства граждан Таджикистана, как оргнабор не применялся ранее?

- Я бы не утверждал, что не применялся. Опыт оргнабора рабочих успешно применяют теневые работодатели, за деньги подбирающие гражданам Таджикистана работу в России, и их в российских регионах немало.

Широко известным способ оргнабора в Таджикистане стал ещё в августе 2006 года. Тогда в столице Таджикистана прошёл Первый межпарламентский форум «Таджикистан — Россия: потенциал межрегионального сотрудничества», на стендах которого частная компания «Российская миграционная трудовая биржа» представила технологию оргнабора граждан Таджикистана на российские предприятия и стройки.

В присутствии высокопоставленных таджикских чиновников, тогдашнего председателя Совета Федерации Сергея Миронова и генерального секретаря Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭс) Григория Рапоты посредством видеосвязи в скайпе, который в 2006 году казался чудом техники, российский работодатель связался с соискателем работы в Душанбе и провёл с ним успешное собеседование.

Менее чем через полгода предложение РМТБ создать в Таджикистане и в России брокерские конторы и начать оргнаборы в Россию, было документально оформлено Федеральной миграционной службой, но… буквально через несколько месяцев в 2007 году прекрасная идея была спущена на тормозах – РМТБ тихо скончалась.

- С чем, на Ваш взгляд, это было связано?

- Один из сотрудников Федеральной миграционной службы России ответил так: «Когда в Россию прибывает оформленный по всем правилам иностранный рабочий, ни один милиционер не может оштрафовать его. А когда в Россию в поисках работы едут «не оформленные» бесправные миллионы граждан СНГ – сами понимаете…».

Тем не менее, идея оргнабора не была полностью утрачена и в очередной раз её обсудили в октябре 2016 года на 4-м российско-таджикском Межпарламентском форуме. И вот, наконец, в результате визита Президента Таджикистана Эмомали Рахмона в апреле 2019 года общественности было доложено, что Россия и Таджикистан достигли соглашения об организованном наборе трудовых мигрантов из Таджикистана для работы в России.

Но лишь в конце 2019 года, в последний рабочий день работы Совета Федерации соглашение было ратифицировано, а 28 декабря 2019 года Владимир Путин подписал закон о ратификации межправительственного соглашения с Таджикистаном об организованном наборе мигрантов республики на временную работу в России.

- А без ратификации организованным набором заниматься было нельзя?

- Насколько мне известно, никто и никакой юридический документ ни в России, ни в Таджикистане не запрещает гражданам Таджикистана искать работу в России. Никто и никакой документ не запрещает въезд в Россию, приобретать патент, регистрироваться по месту пребывания, работать и отсылать деньги на родину.

Точно так же никто и никакой документ все 28 лет независимости Таджикистана не запрещал улучшить профессиональную и языковую подготовку трудовых мигрантов и порядок их организованного набора.

- Тогда почему чиновникам двух стран потребовалось 13 лет на разработку и ратификацию соглашения об оргнаборе, если выгода от этого была подтверждена на уровне председателя Совета Федерации России ещё в 2006 году?

- Срок 13 лет – большой. За это время ребенок в Таджикистане может пойти в школу, окончить её, 3 года поработать в России и жениться. Но вопрос «почему чиновникам потребовалось 13 лет» - этот вопрос не ко мне.

В 1914 – 1916 годах на строительство железной дороги Петроград — Мурманск чиновники царской России привлекли около 2 тысяч кыргызов из Семипалатинской области, почти 10 тысяч китайских землекопов из Манчжурии, а также около 1,5 тысячи девиц из русской провинции. За 3 года осуществили грандиозный проект, причем безо всяких соглашений и ратификаций.

Поэтому я могу только предположить, почему важнейший вопрос экономики «замотали» на долгие годы – потому что простому человеку нужно самому искать себе работу, а государственным служащим – не нужно. Государственным чиновникам платят зарплаты из бюджета, и выпускаемая ими «продукция» - не хлопок, не хлеб, не кирпич, не алюминий, а бумага, которая зачастую никому не нужна.

- Спасибо за интервью.

Источник: журнал «Иктисодчи» №27 (ноябрь-декабрь, 2019)

А также читайте: