selhoz tehnologii

Согласно данным госстатистики, продукция сельского хозяйства в структуре ВВП Таджикистана продолжает занимать одно из лидирующих мест. Благодатный климат, возможность получать за сезон несколько урожаев целого ряда сельхозкультур и высокая обеспеченность оросительной водой дают стране уникальные возможности для процветания населения. Тем не менее, порядка четверти граждан Таджикистана все еще живут в условиях бедности. Своей точкой зрения на ситуацию в сельском хозяйстве с читателями «Иктисодчи» поделился российский политический обозреватель Андрей Захватов.

- Андрей Васильевич, каково Ваше впечатление о современном состоянии сельского хозяйства республики и смежных отраслей - водном хозяйстве, переработке и сбыте произведенной продукции?

- Смежные отрасли самым непосредственным образом влияют на конечные результаты производства продуктов питания. Тем не менее, мелиоративные системы и предприятия переработки – это самостоятельные отрасли экономики. Функции Министерства мелиорации заканчиваются на границе дехканского хозяйства, куда подается вода, а работа транспортников и переработчиков начинается после погрузки произведенной продукции. Поэтому, я бы предложил темы мелиорации и переработки, а также тему производства хлопка сегодня не затрагивать и поговорить о производстве продуктов питания непосредственно в сельском хозяйстве, поскольку проблем в нем достаточно.

- Договорились. Как Вы оцениваете современный уровень продовольственной безопасности Таджикистана?

- К окончанию гражданской войны в Таджикистане в 1997 году уровень продовольственной безопасности оценивался, как критический. Республика принимала десятки тысяч тонн гуманитарных грузов, основную долю которых составляло продовольствие. Но уже через 10 лет, в 2007 году объем собственного производства продуктов питания превысил 32-процентный нижний порог продовольственной безопасности. Тем не менее, до сегодняшнего времени достичь нормального (безопасного) уровня, при котором в стране вырабатывается более 60% продуктов, республике ещё не удалось. Показатели в растениеводстве составляют сегодня примерно 50% от потребностей, в животноводстве – порядка 30%.

Значительную часть продуктов питания Таджикистану приходится импортировать, но, чтобы что-то купить за валюту за рубежом, нужно что-то произвести у себя и за валюту продать. Пока это не очень хорошо получается, и дефицит торгового баланса во внешней торговле – не в пользу таджикского экспорта.

Беспокоит и рост цен на продовольствие. Розничная цена мешка казахстанской муки 1-го сорта (а её называют основным индикатором на рынке продовольствия), за последние 5 лет возросла со 165 сомони и в марте 2019 года впервые превысила 200 сомони. Показатель не пугающий, но уже близкий к тревожному.

- С чем, на Ваш взгляд, это связано?

- Я разделяю оценку моих коллег, таджикских экспертов, которые связывают весенний рост цен на продукты с сезонными изменениями спроса и предложения – старый урожай заканчивается, новый ещё не вырастили. Второй причиной, влияющей на рост цен в Таджикистане, я уверенно называю продолжающийся российский экономический кризис.

Начавшиеся проблемы в экономике России после 2014 года и резкая девальвация рубля (в 2013 году за 1 доллар давали 33 рубля, а через год - уже 66 рублей) негативно повлияла на курс национальных валют стран СНГ, в том числе на курс таджикского сомони. Возможности таджикского бизнеса заключать контракты на импорт продовольствия существенно уменьшились.

- Интересно, насколько влияет на уровень цен низкая урожайность и рост цен на первичное сельскохозяйственное сырье, к примеру, на казахстанскую пшеницу?

- Бизнесмены – народ хитрый. Рост цен могут объяснить чем угодно – засухой, дождями, ростом себестоимости зерна… Но мало кто знает, что доля цены зерна в стоимости конечного продукта (муки и хлеба) – совершенно незначительна. По словам главного редактора российского Национального аграрного агентства Дмитрия Беляева, в России доля цены зерна в батоне хлеба не превышает 7 – 8 %. Все остальное – это налоги, зарплата, транспорт, накладные расходы. Та же картина – в любой другой стране СНГ. Поэтому, даже если цена зерна взлетит в 2 раза (чего никогда не было), цена конечного продукта (муки) и хлеба увеличится незначительно.

- Известно, что в Таджикистане разработаны и находятся в стадии реализации Национальная Стратегия развития на период до 20130 года и Программа реформирования сельского хозяйства Республики Таджикистан на 2012 - 2020 годы. Насколько верно, на Ваш взгляд, выбрано направление главных векторов этих документов?

- Оба документа разработаны профессионально, их назначение – дать направления развития государства. В числе целевых индикаторов «Стратегии – 2030» четко прописаны прогнозные цифры – к 2030 году полностью искоренить крайнюю бедность населения и снизить уровень бедности к 2030 году до 15%. Однако таких индикаторов, как прогнозные розничные цены на мешок муки, литр молока или килограмма мяса, в этих документах нет, и не может быть.

Логика подсказывает – для достижения нормального уровня продовольственной безопасности и недопущения роста цен продукцию сельского хозяйства нужно

производить самим. И пути увеличения объемов сельхозпродукции нужно искать не в программных документах, а в другом месте.

- Вы полагаете, это можно сделать успешно и эффективно?

- Уверен, что можно. В большинстве дехканских хозяйств такой инструмент, как кетмень, до сих пор остается главным орудием труда. Между тем, в одной из очень похожих на Таджикистан по природным условиям стран, проблема продовольственной безопасности давно решена, а значительная доля продукции сельского хозяйства идет на экспорт.

- Вы можете назвать эту страну?

- Это - Израиль, где потребность в продуктах питания на 95% покрывается за счет собственного производства. И где, кстати, живут тысячи бывших граждан Таджикистана.

Давайте сравним ряд показателей. Население Израиля в конце 2018 года составило 8,9 миллиона человек, в Таджикистане живет примерно столько же - 9,2 миллиона. Площадь Израиля – 20 тысяч 770 квадратных километров, из которых 60% занимает пустыня. Площадь Таджикистана в 7 раз больше – 140 тысяч квадратных километров, из которых равнины занимают 9,8 тысяч квадратных километров. Земель, пригодных для сельскохозяйственного производства в Израиле не много – 12,6 тысяч квадратных километров. Однако по площади орошаемых пахотных земель Таджикистан намного превышает Израиль – в Таджикистане 515 тысяч гектаров пахотных земель, в Израиле – 297 тысяч гектаров.

- К этому нужно, вероятно, добавить, что обеспечение поливной водой в Таджикистане намного выше, чем в Израиле?

- Конечно, обеспеченность поливной водой можно даже не обсуждать – этот показатель в пользу Таджикистана. Основные сельхозкультуры Израиля в растениеводстве – практически такие же, как и в Таджикистане - хлопок, подсолнечник, пшеница. Выращиваются овощи – огурцы, томаты, перец, лук, морковь, картофель. В садоводстве Израиля преобладают такие же фрукты, как в Таджикистане - яблоки, груши, сливы, персики, абрикосы. Выращивают также виноград, киви, манго.

В Израиле развито виноделие, высокопродуктивное животноводство и птицеводство. Показатели надоев от молочных коров – одни из самых высоких в мире. В Израиль приезжают учиться даже знаменитые голландские фермеры, - поскольку надои в Израиле уже давно, причем более, чем на 5 тысяч литров в год превысили среднеевропейские показатели.

Тем не менее, в сельском хозяйстве Израиля занято всего 3,5% населения, а в Таджикистане – 55% (по данным Всемирного Банка). Морским путем Израиль экспортирует свою продукцию сельского хозяйства в страны Евросоюза, в

Америку. Превосходный по качеству картофель и морковь, а также цитрусовые уверенно заняли российский рынок продовольствия.

Что же касается урожайности в 600 израильских сельхозпредприятиях - кибуцах, то цифры поражают воображение. Урожайность картофеля 600 центнеров с гектара – самое обычное дело. В открытом грунте выращивается до 80 тонн помидоров с гектара, в теплицах – до 500 тонн с гектара и перца – до 200 тонн.

Кажется невероятным, но это факт – Израиль уверенно вошел в число стран экспортеров черной икры. И это при том, что в Таджикистане для разведения осетровых рыб природа создала реки с чистейшей в мире речной водой.

- Будет больше продукции – возрастет объем экспортной выручки…

- Конечно. Если недавно озвученный объем экспорта сельхозпродукции Таджикистана в 2018 году достиг 200 миллионов долларов, то в Израиле он давно превышает миллиарды долларов.

Секреты получения высоких урожаев и высокой продуктивности в сельском хозяйстве Израиля, в общем-то, известны. Это – государственная поддержка науки, обслуживающей сельское хозяйство, высочайшая квалификация израильских генетиков и биотехнологов. Эффективная сельхозтехника, современные технологии орошения и системы капельного орошения – об этом также хорошо известно.

В конце ХХ века леса занимали 20% площади Таджикистана, но к 2017 году сократились до 3%, что вызвало заметные изменения климата. С недавних пор в Израиле на пустынных землях научились разводить леса. Ученые Израиля, среди которых немало выходцев из бывшего СССР, разработали и внедрили технологию 80-процентной приживаемости и выращивания саженцев леса, который не нужно поливать. До этого, весьма простого изобретения, такие результаты казались фантастикой.

- В чем заключается эта технология и можно ли ею овладеть?

- Израильтяне охотно рассказывают о своей технологии, которую у них уже переняли коллеги из Казахстана. Принцип такой - саженец дерева помещается в плодородную почву в квадратный пластиковый короб (или чехол) размером примерно 15 на 15 сантиметров и высотой полметра. Внешняя поверхность короба белая, внутренняя черная. Саженец в таком чехле прикапывают в пустыне в неглубокую ямку, а сам короб возвышается над землей. Днем солнце нагревает чехол, а ночью на внутренней поверхности появляется водяной конденсат, который поступает вниз. Этой влаги дереву хватает до тех пор, пока корневая система не достигнет влажных слоев почвы. Обычно дерево, которое «поливает» само себя, укореняется за 5 – 7 лет.

- Но если известно, где можно поучиться и приобрести эти технологии, почему в Таджикистане о них не слышно?

- Найти новые технологии в наше время – не сложно. И я не сомневаюсь, что для ведущих специалистов сельского хозяйства информация о передовых технологиях - не новость. Известно, что локальные обучающие семинары проводит в Таджикистане представительство Продовольственной и Сельскохозяйственной Организации ООН – ФАО, но этого мало.

Но одно дело – читать об успехах Израиля, смотреть видеоролики, писать стратегии и программы и с высоких трибун говорить о том, что «надо раскрыть имеющийся потенциал». Другое дело – подумать, как перенести весь передовой опыт в Таджикистан, принять решение, найти финансирование и начать применять этот опыт у себя в стране. А ещё лучше – приобрести технологии и заключить контракты с израильскими специалистами, которые согласились бы поработать в Таджикистане.

Время идет, темпы роста населения Таджикистана – 2,4% в год. Каждый год население увеличивается не менее, чем на 200 тысяч человек, и по прогнозам в 2020 году достигнет 10 миллионов. Новое, прибывающее население нужно кормить, одевать, учить и обеспечить работой. Сегодня лишь трудовая миграция наиболее активного как-то смягчает ситуацию. И не исключено, что в ходе освоения опыта Израиля в коридорах власти появятся мысли, как вместо 200 тысяч мелких дехканских хозяйствах создать несколько тысяч коллективных высокотехнологичных сельскохозяйственных производств.

- Спасибо за интервью.

Источник: журнал Иктисодчи №23, (02) март - апрель, 2019г.

А также читайте: