ANGELA MERKELCамый влиятельный лидер Европы — беженка из того времени и того места, где у власти ее нельзя было даже представить. Германская демократическая республика, в которой выросла Ангела Меркель, не была ни демократической, ни республикой. Это было жуткое оруэлловское шоу, в котором «железный занавес» нашел свое буквальное воплощение в Берлинской стене. Скромная дочь лютеранского священника Меркель пришла в политику в качестве разведенной протестантки в партии, в которой преобладали католики. Женщина среди мужчин. «Осси», восточная немка в недавно объединившейся Германии 1990-х годов, где восточные немцы все еще считались чужими. В отличие от других крупных западных лидеров, Меркель выросла практически в тюрьме, благодаря чему была наделена редкой способностью видеть всю притягательную силу свободы — и понимать риски, на которые люди пойдут, чтобы вкусить этой свободы.

Ее политический стиль заключался в его отсутствии: ни своеобразия, ни фанфар, ни харизмы — лишь обостренное чувство власти человека, пережившего многое, и свойственная ученым преданность точным данным. Даже после того, как в 2005 году Меркель стала канцлером Германии и уже руководила четвертой по величине экономикой мира, она решительно оставалась серой и будничной — чтобы ее и дальше недооценивали. Немецкие критики и политические обозреватели называли ее этакой «меркиавелли», когда она оказывалась хитрее, изолировала или просто «переживала» на политической сцене любого, кто мог бы бросить ей вызов. Будучи осмотрительной, она успешно практиковала то, что Вилли Брандт когда-то назвал «политикой маленьких шагов» — или то, что мы в США называем «лидерством из-за спины».

А затем наступил 2015 год. Не один раз и не два, а трижды за этот год появлялись основания усомниться в том, сможет ли Европа продолжить свое существование — не в культурном или географическом смысле, а как исторический эксперимент в сфере политической мудрости и высочайшего искусства управлять. К тому времени Меркель уже состоялась в качестве незаменимого игрока, способного справляться с многочисленными долговыми кризисами в Европе. Кроме того, она сыграла ведущую роль в реализации мер, предпринятых Западом в ответ на осуществляемый Владимиром Путиным постепенный захват территорий Украины. Лишь недавно из-за возможного банкротства Греции под угрозу было поставлено само существование еврозоны. Из-за миграционного кризиса были подвергнуты сомнению принципы открытых границ. И, наконец, кровавая бойня в Париже вызвала желание принять ответные меры — захлопнуть двери, возвести стены и никому не доверять.

И ни разу Меркель не оставалась в стороне. Германия помогла Греции — на своих жестких условиях. Она приняла у себя беженцев — как жертв, пострадавших от зверств радикальных исламистов, а не как проводников этого исламизма. Германия также направила свои войска за границу для борьбы с ИГИЛ. Все последние 70 лет Германия всячески старается найти «противоядие» от своего токсичного националистического, милитаристского и приведшего к геноциду прошлого. Меркель предложила совершенно другую шкалу ценностей — человеколюбие, великодушие, терпимость — чтобы показать, как могущество Германии можно направить не на уничтожение, а на спасение. Нечасто встретишь лидера, находящегося в процессе избавления от давно преследующей народ страшной национальной идентичности. «Если мы начнем сейчас извиняться за то, что проявили дружелюбие в чрезвычайных ситуациях, — сказала она, — значит, это не моя страна».

На этот раз эта женщина, получившая диплом специалиста по квантовой химии, занималась не опытами и лабораторными работами, а твердо выразила свою позицию. Реакция последовала мгновенно и со всех сторон. Дональд Трамп назвал Меркель «безумной», а беженцев — «одним из самых больших „троянских коней“». Участники протестов в Германии назвали ее предательницей, ш… ой. Союзники предупредили ее об опасности народного восстания, а противники — об экономическом кризисе и культурном самоубийстве страны. Консервативное издание Die Welt опубликовало просочившиеся сведения из разведывательного донесения, авторы которого предупреждают об опасности, связанной с допуском в страну миллиона мигрантов: «Мы импортируем исламский экстремизм, арабский антисемитизм, национальные и этнические конфликты других стран, а также иные представления об обществе и законах». Рейтинг Меркель упал более чем на 20% — даже на фоне ее заявлений о вере в свой народ. «Мы справимся», — повторяла она снова и снова.

Пока многие страны мира в очередной раз ведут ожесточенные споры о балансе между безопасностью и свободой, канцлер Германии обращается с просьбой ко многим жителям своей страны — а на их примере и ко всем нам — с просьбой быть гостеприимными и не бояться. Верить в то, что великие цивилизации строили не стены, а мосты, и что войну можно выиграть не только на поле боя, но и за его пределами. Видя в беженцах не захватчиков, которых нужно гнать, а жертв, которых необходимо спасти, эта женщина, выросшая за «железным занавесом», сделала ставку на свободу. Дочь пастора воспользовалась милосердием как оружием. Можно с ней соглашаться или нет, но она выбрала нелегкий путь. Испытать лидера можно только тогда, когда народ не хочет за ним идти. За то, что она просит от своей страны большего, чем отважилось бы просить большинство политиков, за то, что она решительно выступает против тирании и беспринципности, а также за ее непоколебимое моральное лидерство в мире, где это большая редкость, журнал TIME присуждает Ангеле Меркель почетное звание «Человек года».

Источник: ИноСми

А также читайте: