tajik chinese flagsКитайские компании фактически монополизировали в Таджикистане добычу золота, драгоценных металлов и других полезных ископаемых.

В древние времена говорили - все дороги ведут в Рим, и Римская империя повелевала миром. С обретением экономического могущества Китайская империя решила, что все дороги должны вести в Пекин, и начала претворять эту концепцию в жизнь с простейшей задачей - восстановление древнего Шелкового пути. И тут им повезло - первым на этом историческом маршруте оказался наш Таджикистан - бедная страна с падкой на американские доллары правящей элитой.

Помнится, лет десять назад один из приближенных чиновников, желая угодить президенту Рахмону, принародно заявил, что в Таджикистане только в одной долине драгоценных металлов на 20 миллиардов долларов!

Президент был вынужден остудить хвастунишку: это правда, но чтобы проложить туда дорогу придется затратить тридцать миллиардов. Отдадим должное нашему Руководителю, в трезвом состоянии он порой мыслит очень даже рационально. Действительно, можно сидеть на мешке с золотом, но если ты не в силах вынести его на рынок, то и с голоду помереть не долго.

Так что предложение Китая - проложить по высокогорью современные и благоустроенные дороги было воспринято с благодарностью. Заметим, что до середины 2010-х годов китайское присутствие в республике из-за отсутствия транспортных коммуникаций ощущалось еще слабо. Однако после открытия между Таджикистаном и КНР автомобильной дороги объемы двусторонней торговли начали быстро расти и за 16 лет выросли в 116 раз! Благодаря чему Китай с 2005 года прочно вошел в тройку основных внешнеторговых партнеров Таджикистана, а по размеру инвестиций в нашу экономику занял первое место.

При этом следует подчеркнуть, что китайцы не только финансируют создание инфраструктуры, постройку мостов и прокладку туннелей. Всю эту работу они выполняют силами своих инженеров и рабочих, т.е. Таджикистан не решает проблему сокращения безработицы, не повышает квалификацию специалистов, не приобретает опыт инфраструктурного строительства. Вся дорожная сеть постепенно переходит в руки китайских специалистов и вскоре без них просто не сможет функционировать.

Поговаривают, что Э.Рахмон расплатился с китайскими партнерами по- царски: подарил 1,1 тыс. квадратных километров территории на Восточном Памире, богатом залежами редкоземельных металлов - урана, золота, никеля, ртути и так далее. Однако все это мелочи, по сравнению с тем, какие льготы китайцы получили в самом Таджикистане, особенно, в горнорудной отрасли. 

Китайская тактика завоевания рынка известна уже сотни лет и основана на традиционном трудолюбии. Так, переселившиеся в США китаянки-прачки, демпинговали конкурентов тем, что брали ничтожную плату за свою работу, а выживали благодаря огромному числу заказов. То же самое китайцы применили в Таджикистане. Они стали браться за бесперспективные с точки зрения транснациональных корпораций средние и малые месторождения, получая за это от правительства республики многочисленные льготы и преференции. Не прошло и нескольких лет, как они монополизировали более половины добычи золота и драгоценных металлов. По итогам 2014 года показатель добычи золота в нашей стране достиг 3,4 тонны, из этого объема доля китайского СП "Зарафшон" составила 2,13 тонны!

Но что от этого имеет народ Таджикистана? Прежде всего, увеличение безработицы. Ведь китайцы и здесь берут на себя поставку топлива, техники и китайских работников. В итоге, помимо налоговых льгот, большинство китайских компаний получают от общей прибыли свыше 75%. Еще кое-что: китайцы настолько беспощадно осваивают площади месторождений, что после добычи ими золота и других руд эти земли больше ни на что не пригодны.

Благодаря подобной тактике китайской экспансии, товарооборот между нашими странами приблизился к отметке 2 млрд долларов. Таджикистан поставляет в Китай, в основном, алюминий и хлопковое волокно, то есть исключительно сырье, тогда как в обратном направлении идут китайские товары широкого потребления и продовольствие. Это также работает только на экономику КНР, и поскольку объемы китайского импорта в разы превышают экспорт, то Таджикистан в течение последних лет оказался в существенной долговой зависимости от Китая.

Перспективы таджикско-китайского партнерства вполне очевидны. Горы Памира и Тянь-Шаня фантастически богаты не только золотом, но и ураном: по разным оценкам, здесь залегает от 14 до 40% мировых запасов. Тот, кто будет контролировать эти богатства Памира, получит контроль не только над Центральной Азией, но и над всем миром.

Следовательно, не только экономическое, но и военное могущество Китая будет прирастать Памиром. А Таджикистан? Он постепенно превратится в классическую страну транзита, обслуживающую богатых китайцев поставкой проституток в гостиницы, ну и еще быстро вымирающих рабочих в урановые рудники. Одно утешение, туземным вождям китайцы кость бросят, а может даже позволят записаться в местный филиал Коммунистической партии.

Источник: Centrasia.ru

А также читайте: