iranКазалось бы, что в отношениях между Ираном и Таджикистаном все должно быть безоблачно гладко. В январе 1992 г. в Душанбе подписано таджикско-иранское соглашение об установлении дипломатических отношений, и первым иностранным диппредставительством в независимом Таджикистане стало посольство Ирана. Между странами действует более сотни соглашений о сотрудничестве в различных областях экономики и культуры. На территории Таджикистана успешно работают около 160 иранских компаний. В перспективе открытие ещё нескольких совместных проектов. Ежегодный товарооборот между странами приближается к $200 млн. Сближению стран способствует языковая, национальная, культурно-духовная общность их граждан, активно сотрудничающих в рамках Персоязычного союза. Научные исследования истории таджикского и иранского народов доказали, что они происходят из единого сообщества арийских племен. Представители общего этноса - А.Рудаки, А.Фирдоуси, О.Хайам, Авиценна и др. внесли выдающийся вклад в мировую цивилизацию.

Официально Иран позиционирует себя братским, этнически близким Таджикистану государством, заявляя, что «Иран и Таджикистан будут совместно предотвращать вызовы безопасности региона, хотят здесь мира и стабильности». Таджикистан основными общими интересами также считает безопасность, многостороннее региональное сотрудничество и следует данному курсу. Власти РТ не побоялись открыто поддержать создание ядерной программы Ирана - иметь под боком соседа, утверждающего, что владеет исключительно мирным атомом. В этом тандеме Иран оказался слабым звеном.

В реальности, динамично развивающимся двусторонним государственным отношениям грозят планомерные попытки экспорта исламской революции и идеологии шиитского клерикализма в Таджикистан. С избранием президента Хасана Рухони наметились резкие изменения в иранской внешней политике. Заявление политического деятеля аятоллы Саида Харрози, обещавшего вернуть Ирану земли «великой Персии» – Таджикистан, Армению и Азербайджан, в сентябре с.г. вылилось в террористическую угрозу, желание вернуть таджикско-иранские отношения на уровень 1991-1994 гг., когда попытки вооружённой религиозной экспансии со стороны Ирана достигли своего пика и обострили гражданское противостояние в РТ.

В то время молодое таджикское государство не имело практики противодействия религиозной агрессии, и спецслужбы ИРИ настойчиво стремились навязать ему свой опыт исламской революции, создать в Центральной Азии новое шариатское государство. Вооруженные группировки Объединенной таджикской оппозиции, в том числе ПИВТ, поддерживаемые и спонсируемые иранскими спецслужбами, пытались прийти к власти, не считаясь с принесёнными человеческими жертвами и разрухой. В иранских городах Тегеран, Гургон, Кум, Карадж спецслужбы оборудовали диверсионно-террористические лагеря для целевой подготовки боевиков ОТО. Государственные иранские медресе Кума и Гургона до последнего времени обучали граждан РТ по рекомендации ПИВТ. С подачи Тегерана, обученные иранскими инструкторами террористы, убивали в Таджикистане видных государственных деятелей, ученых, журналистов.

В 90-е гг. насильственный экспорт «ценностей» иранской революции в Таджикистан провалился ценой пролитой крови. Но его организаторы и исполнители из местных и иранских исламистов до настоящего времени не теряли надежды оказывать влияние на обстановку в Таджикистане. Через два десятка лет, в сентябре 2015 года они планировали повторить в РТ вооружённое свержение светской конституционной власти руками А.Назарзода и М.Кабири, направив на эти цели $ 1 млн. 200 тыс. Очередная попытка государственного переворота, организованная верхушкой ПИВТ под непосредственным руководством и при финансировании из ИРИ, обнажила «подводные камни и течения» в отношениях братских народов.

Наряду с мирными иранскими инициативами, инвестициями в экономику и гуманитарные сферы Таджикистана, власти ИРИ другой рукой оплачивают и руководят радикальными преступными группировками, спонсируют теневой бизнес, под крышей которого активно действуют политические, идеологические и военные миссионеры Тегерана. Замыслы и планы иранских спецслужб с 90-х гг. не изменились. ИРИ разместила в РТ мощную разведывательную структуру в рамках благотворительных фондов (в т.ч. Хомейни), сети «Исламского культурного центра», научных организаций, Банка развития иранского экспорта, подставных фирм и дипломатического ведомства.

Внимание Тегерана концентрировалось на максимальном укреплении позиций ПИВТ, расширении ее кадровой, пропагандистской и финансовой базы. В течение более полугода перед попыткой военного госпереворота в РТ, его потенциальным участникам ежемесячно выплачивался аванс за предстоящую «работу». За экстремистской деятельностью ПИВТ на протяжении всех этих лет стоял Корпус стражей исламской революции (КСИР) и Высший совет национальной безопасности (ВСНБ), выполняющие стратегическое руководство террористической сетью. Тесные связи между ПИВТ, признанной Верховным Судом РТ террористическо-экстремистской организацией, и иранскими исламистами вновь принесли человеческие жертвы и дестабилизацию социальной обстановки в сентябре с.г.

Показательно, что после провала попытки вооружённого государственного переворота в Таджикистане, из посольства Ирана моментально были переведены несколько сотрудников различного ранга. На их место пришли другие: со схожими целями и задачами небезопасными для Таджикистана, с возможностями тратить огромные средства на дестабилизацию в обществе. Им придётся искать новых исполнителей политического заказа, так как, старые - под следствием, в бегах, в международном розыске. В данной ситуации ИРИ рассчитывает на трудовых мигрантов, выпускников теологических учебных заведений и диверсионно-террористических лагерей, волонтёров из формирований «ИГ». Иранские террористические структуры опираются на работников мечетей, культурных и благотворительных организаций, бизнесменов. Большинство подпольных экстремистских групп находятся в «спящем» режиме ожидания, активизируясь по приказу из Тегерана.

Иран в качестве генератора, проводника, спонсора мирового терроризма играет для Запада и США хорошую службу, начиная с исламской революции 1979 года. Тегеран рассматривает терроризм как законный способ «очищения ислама и борьбы с неверными». С 1983 г. руководство Ирана поставило террористическую деятельность на прочную организационную основу, которая практикуется в целях свержения светских режимов в мусульманских странах.

Какие ещё сюрпризы, опасные для окружающих, ссорящие народы, но приятные для Запада и США, готовит этническим братьям и соседям Иран?

По аналогии с Гомером, поведовавшем о племенах данайцев, хитростью, с помощью деревянного коня захвативших Трою, актуально звучит современное предупреждение «бойтесь иранцев, дары приносящих»!

Ризо Кухистани

Источник: Авеста

А также читайте: