mladenec

Рожать в Таджикистане стали меньше, а разводиться - чаще. Такие неожиданные выводы можно сделать из недавнего официального отчета Минюста и государственного Комитета по делам женщин.

Согласно данным республиканских загсов, в 2021 году было зарегистрировано 13,7 тыс. разводов, хотя в 2020 их было 10,5 тыс. Справедливости ради надо сказать, что выросло и число браков, но не так сильно в процентном соотношении - с 67 до 74 тыс.

Но куда более интересна демографическая статистика. За 2021-й в Таджикистане было зафиксировано 218 тыс. рождений детей, тогда как годом ранее – 240 тыс. То есть снижение темпов рождаемости составило почти 10%.

Весьма неожиданный итог, учитывая, что последние 20 лет Таджикистан наряду с Узбекистаном демонстрировал самые высокие темпы демографического роста во всем СНГ.

Sputnik Таджикистан решил разобраться, что значат эти цифры – изменение в общественном сознании, следование общемировым трендам или же причуды статистики внутри страны.

Вирус насилия

Согласно наиболее частому объяснению таджикских чиновников, текущая брачная и демографическая статистика – прямое следствие пандемии.

Мол, многие пары в 2020 перенесли свадьбу на несколько месяцев, кто-то вообще отложил ее до лучших времен из-за проблем с финансами. Соответственно, с рождением детей тоже решили повременить.

Версия правдоподобная, тем более что такая тенденция отмечалась социологами в большинстве развивающихся стран. Но, судя по всему – не единственная.

Куда важнее оказалась не само время создания семьи, а то, какая атмосфера будет царить внутри. Пандемия буквально разрушила отношения многих пар, где вынужденный карантин на фоне снижения доходов обострил до крайности все взаимные обиды и претензии, неизбежные в совместной жизни. И часто конфликт, начавшись с банальных оскорблений и ссор, заканчивался рукоприкладством.

Британская организация Refuge, занимающаяся борьбой с насилием в семье, весной 2020 заявила, что количество звонков на их горячей линии выросло на 25 % , а обращений на веб-сайте — на 150 %. Не лучше ситуация была и во Франции, где чиновницы Марлен Скиаппи назвала локдаун "идеальной почвой для роста семейного насилия". В Китае сообщения в полицию об избиении дома участились более чем втрое. В России МВД никак не подтвердило сообщения о подобных инцидентах, тогда как кризисные центры и общественные организации заявили, что число жалоб на домашнее насилие в период карантина выросло на 25%.

Не избежал этого печального тренда и Таджикистан, хотя здесь проблема проявилась позже, собственно, как и сама пандемия. Хотя чиновники не предоставляли точной статистики за период локдауна, однако признавали – обращений в милицию стало больше.

В 2021-м ситуация улучшилась, но не сильно - 3 485 фактов насилия в семье, всего на 176 меньше, чем годом ранее. Причем, если верить официальным данным, каждый пятый пострадавший – мужчина.

"В их отношении в 2021 году зарегистрировано 548 фактов насилия", – отмечает глава Комитета по делам женщин и семьи Хилолби Курбонзода.

Для зайки нет лужайки

Не менее значимой проблемой для таджикских семей и как следствие демографических показателей в Комитете считают трудовую миграцию – один из столпов национальной экономики. Здесь происходят большие перемены: если раньше за границу уезжали в основном мужчины, то сейчас на заработки все чаще отправляются женщины.

"Посмотрите, сегодня не только мужчины, но и женщины вынуждены отправляться за рубеж. Если это и дальше будет продолжаться, я даже не знаю, какое будущее ждет наши семьи", - подчеркнула Курбонзода.

Но и вынужденная трудовая миграция, и конфликты мужей и жен (часто имеющие экономические предпосылки), и спад рождаемости тесно связаны с другим мрачным глобальным трендом последних лет – огромной инфляцией и ростом цен на фоне снижения реальных доходов. Проще говоря – с бедностью.

Финансовые трудности в той или иной степени ощутил на себе каждый житель Таджикистана. Как и острую инфляцию: резкое подорожание топлива и продуктов первой необходимости надолго стали главной темой кухонных разговоров большинства граждан.

Разумеется, экономическая нестабильность – так себе стимул к деторождению. А в рекомендации старшего поколения вроде "даст Бог зайку, даст и лужайку" молодые люди не слишком-то верят.

И в этом смысле Таджикистан принципиально ничем не отличается от большинства стран мира, даже самых богатых, отмечает научный руководитель Центра по изучению проблем народонаселения МГУ Валерий Елизаров.

"Основная проблема в том, что содержание ребенка обходится все дороже. Очень ярко это проявляется в Китае, где сперва ограничивали рождаемость, а сейчас не просто разрешают, а даже пытаются стимулировать. Но многие семьи все равно планируют не больше одного, потому что даже в такой стране с очень высоким уровнем жизни родители просто не могут финансово вытянуть второго ребенка", - подчеркивает Елизаров.

Другой, куда более наглядный пример – соседний Кыргызстан, где демографическая ситуация почти полностью повторяет таджикскую. По официальным данным, в 2020 в стране родились 158 ,1 тыс. младенцев - на 15,4 тыс. (или 9%) меньше показателей 2019 года. Также стало известно, что в течение 2020-го в республике зарегистрировали 40 тыс. смертей - на 20% больше, чем в 2019-м.

Обнародование этих данных вызвало огромный резонанс, который не утихает до сих пор. И когда известный политик Омурбек Текебаев призвал граждан рожать как можно больше детей, разумеется – для блага страны, в его адрес посыпался вал критики, которую вполне можно было бы услышать и от таджикских родителей: а где места в детских садах, а цены на лекарства и памперсы в магазинах вы знаете, а деньги на воспитание и репетиторов вы потом дадите?

Внезапно преуспели

Любопытно то, что отчет о демографии в Таджикистане в определенном смысле можно расценивать как успех политики Минздрава, пусть и неожиданный.

С 2019 года в стране действует госпрограмма репродуктивного здоровья, разработанная правительством совместно с Фондом ООН в области народонаселения (UNFPA). Заявленная цель проекта - контроль рождаемости, снижение детской смертности и числа нежелательных беременностей, а также воспитание половой этики.

В рамках программы в 88 репродуктивных центрах Таджикистана предоставляется открытый доступ к контрацептивам для мужчин и женщин, а медики должны рассказывать гражданам о существующих вариантах планирования семьи.

"Радует, что активное участие начали принимать таджикские мужчины. Они стали намного ответственное, некоторые из них сами приходят за препаратами в поликлинику", - пояснила директор Центра репродуктивного здоровья Мунира Ганизода.

По прогнозам властей, госпрограмма позволит предотвратить в Таджикистане до 450 тыс. случаев нежелательной беременности в течение трех лет.

Еще одна косвенная цель таких проектов – это снижение нагрузки на рынок труда, где создание рабочих мест явно не поспевает за демографическими темпами. То есть власти просят граждан заводить меньше детей, обеспечив им более качественное воспитание и хоть какое-то материальное благополучие.

"Мы хотим донести до населения, что нужно не только рожать, но и планировать бюджет. Чтобы семья могла дать детям хорошее образование и будущее", - пояснили в Центре репродуктивного здоровья.

Быстрый спуск - долгий подъем

По мнению Валерия Елизарова, снижение рождаемости обычно несколько компенсируется растущей продолжительностью жизни. Вероятнее всего, так будет и в Таджикистане, где спад на 10% при нынешних демографических показателях - еще не повод для тревог. Однако государству важно не впасть в другую крайность, считает эксперт.

"Страна может столкнуться с типичной проблемой – через два-три десятка лет баланс сместится в сторону старшего поколения. В стране появится очень много пожилых людей, которых надо как-то содержать. А здравоохранение, пенсии, социальная инфраструктура - это очень большое бремя для бюджета, - отмечает Елизаров. - То есть позитивный эффект будет достаточно кратким, а вот отрицательный может затянуться. И непонятно, насколько Таджикистан окажется к этому готов. Здесь требуется очень сбалансированная политика, где оптимальная рождаемость будет в интервале 2,1 -2,5 ребенка на одну женщину".

К слову, сами власти принимают во внимание и такой сценарий. Потому даже упомянутая программа Минздрава рассчитана на очень короткий срок – всего до 2022 года. А дальше государству важно учитывать опыт соседей по региону и стараться сохранять устойчивый баланс, подчеркивает представитель UNFPA в Таджикистане Зоир Шарипов.

"Мы считаем, что позитивным будет, не увеличивая темпы демографического роста, сохранить нынешние показатели. Потому что практика показывает, если в стране резко начинается демографический спад, восстановить рождаемость до прежнего уровня уже очень сложно", - пояснил Шарипов.

Сюрпризы демографии в Таджикистане

Однако свежие данные вовсе могут не свидетельствовать о реальной ситуации в стране, считают некоторые эксперты. По их мнению, речь может идти просто о сухой статистике и закономерных процессах, ставших итогом серьезных проблем государства в 90-х годах.

"Надо отметить, что в снижение числа рождений внесли пусть небольшой вклад в изменения в возрастном составе населения. Численность потенциальных матерей в возрасте от 20 до 30 лет уменьшается, так как в этот возраст вступило сравнительно малочисленное поколение родившихся в 1990-х годах - время кризиса и войны", - полагает директор Института демографии им. Вишневского при НИУ ВШЭ Михаил Денисенко.

Другое объяснение 10% снижению дает Зоир Шарипов. По его мнению, многие граждане не считают необходимым регистрировать рождение ребенка до поры до времени. И если оно проходило без строгого учета со стороны роддома, женской консультации или ответственных чиновников (что не редкость в сельской местности), то ребенок де-юре может вообще "не существовать" на бумаге вплоть до школы.

"К сожалению, не все своевременно это регистрируют. Бывали случаи, что люди сообщали о рождении ребенка в профильные учреждения прямо перед тем, как отправить его в первый класс. Конечно, это небольшой процент по стране в целом, но из-за пандемии таких случаев стало гораздо больше", - подчеркивает Шарипов.

Источник: Sputnik Таджикистан

А также читайте: