zakiaref1

Расстояния из одной части света в другую, которые многие из нас благодаря авиации могут пересечь за считанные часы, беженцы преодолевают неделями. Но выбор у них невелик: погибнуть от пуль и снарядов либо попытаться вырваться из горнила войны и, если повезет, найти убежище в мирной Европе. Путь, который проделала Закия Камол с мужем и тремя детьми, знаком тысячам афганских беженцев, покинувших родину и отправившихся в поисках спасения в Европу. Полная рисков дорога семьи Камол из охваченного войной Афганистана в Германию заняла 35 дней. В обмен на ощущение безопасности были отданы все сбережения. В беседе с «Ферганой» Закия рассказала о своем опасном путешествии и о том, как встретила их страна, в которой они надеются начать новую жизнь.

* * *

Закия родилась в тот год, когда в Афганистане случилась Саурская революция, после которой страна ни дня не жила в мире. В условиях войны она росла, закончила школу, затем университет, вышла замуж, родила и воспитывала троих мальчиков. В родном Мазари-Шарифе (административный центр северной провинции Балх. – Прим. «Ферганы») устроилась на работу в национальную общественную организацию по правам человека. Далеко не всем была по душе деятельность, которой занималась эта организация, - документирование военных преступлений. Закия не раз получала телефонные угрозы. Однажды неизвестные пригрозили, что похитят ее детей.

«Говорят, что можно привыкнуть ко всему, и к войне тоже. Отчасти да. Но разве можно привыкнуть к постоянному страху за своих родных, за жизни детей, к тому, что рядом с тобой в любой момент может прогреметь взрыв, который убьет тебя или кого-то из твоих близких? Мы надеялись, что войска НАТО помогут нам восстановить мир и порядок в стране, но когда они ушли, мы поняли, что ситуация будет только ухудшаться», - говорит Закия.

Начало

Когда Германия и ряд других европейских стран взяли на себя гуманитарную миссию по приему беженцев из охваченных войнами стран и афганцы стали массово мигрировать в Европу, Закия поняла, что момент настал, другого шанса обеспечить детям мирное и светлое будущее у них может не быть. Муж согласился, решение приняли быстро. Собрали все свои сбережения. Первый шаг навстречу мирной жизни стоил семье 6000 долларов - именно столько было заплачено посредникам, чтобы получить иранскую визу на пятерых. Ранним утром 24 сентября 2015 года супруги с детьми сели в машину и выехали из родного Мазари-Шарифа по направлению к афгано-иранской границе.

Закия Камол

«Мы были настроены решительно, хотя на тот момент не знали, чем закончится для нас это путешествие. В том же направлении ехало много других семей с детьми. Границу с Ираном мы пересекли без особых проблем, поскольку наши документы были в порядке. Самое страшное ожидало впереди, - рассказывает Закия. – Три дня мы ехали по территории Ирана на автомобилях, пока, наконец, не добрались до ирано-турецкой границы. Заплатив 3000 долларов проводнику, который должен был перевести нас через границу, мы начали переход. Вместе с нами было еще около 20 других семей. Так как турецких виз у нас не было, переход был нелегальным, и проводник вел нас по горному участку, который плохо охраняется. В течение семи часов мы шли пешком через горы. Дети уже были измучены и начали плакать. Внезапно мы услышали стрельбу в нашем направлении. Казалось, что стреляет целая армия. Мы закричали и побежали обратно. Я схватила на руки своего младшего трехлетнего сына, обняв его так, чтобы защитить от пуль. И если бы пуле было суждено настигнуть нас, то она должна была попасть в мою спину.

Я не знала в тот момент, где находятся мой муж и двое других моих сыновей шести и одиннадцати лет, потому что бежала целая толпа. Мы побросали все вещи, всю нашу одежду - бежали, падали, вставали и снова бежали, скатывались с горы кувырком. Все это было как в кошмарном сне. Стрельба продолжалась, как мне кажется, от семи до десяти минут. Я молила Всевышнего только об одном - спасти сына. Я пришла в себя уже внизу, у подножья горы, моя одежда была изорвана. В этот день нам не удалось перейти границу, пришлось вернуться в то место, откуда мы начали переход. Три дня мы готовились к новой попытке. Наши иранские посредники давали нам очень мало еды, кричали, ругались с нами. Они были недовольны тем, что первая попытка перехода провалилась и им пришлось возиться с нами еще несколько дней. На четвертый день мы снова отправились к границе. На этот раз мы пошли в другом направлении и не ошиблись - нам удалось спокойно перейти границу и ступить на турецкую землю».

Средиземное море - путь к гибели или спасению

В разгар миграционного кризиса большинство стран Европы начали впускать и принимать беженцев. Турецкие власти знали, что афганцы не задержатся в Турции, поэтому тем, кто уже оказался на ее территории, не препятствовали в перемещении по стране. Семья Закии на машине добралась до Анкары, где в местном офисе Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев их зарегистрировали в качестве лиц, ищущих убежища, выдали соответствующие карточки и сказали, что в течение десяти дней они должны либо покинуть Турцию, либо обратиться к турецким властям за статусом беженца в этой стране. Семья решила продолжить свой путь.

«Мы приехали в Измир, а затем - в маленький городок Чешма, откуда отплывают лодки на ближайший греческий остров. Впервые в своей жизни я увидела море. Эта вода, у которой не было конца и края, с одной стороны вселяла надежду, что это путь к спасению, к лучшей жизни, но с другой - пугала своей неизвестностью и мощью. Все мы надели желтые спасательные жилеты. Мои дети радовались - для них это была забава, приключение. Я же молилась, целовала своих мальчиков, плакала и говорила им: «Простите меня, если что-нибудь вдруг случится». Я слышала о том, как опрокидываются лодки с беженцами, тонут люди. Старалась прогнать эти мысли и молила Аллаха, чтобы мы безопасно добрались до берегов Греции, а если лодка перевернется, чтобы погибли все разом. Надо сказать, что на берегу было множество беженцев, отплывало много лодок. Все ждали своей очереди, плакали и молились богу. И на всем побережье звучало «Аллоху Акбар!», - вспоминает Закия.

На календаре было 12 октября, когда Закия с семьей и еще четверо беженцев сели в небольшую моторную лодку и отплыли по направлению к Греции. До ближайшего греческого острова их отделял всего один час пути, который женщине показался вечностью: «На середине нашего путешествия лодка внезапно остановилась посреди моря. Я подумала: «Все, это конец». Я пребывала в страхе, мне казалось, что этот ужас не закончится никогда. Младшего сына, который был у меня на руках, я передала в руки мужу, потому что хотела умереть первой. Я старалась никуда не смотреть - вокруг была вода, волны бились о борта лодки, и я думала, что сейчас мы перевернемся. Я боялась смотреть на воду и даже на детей. В течение нескольких минут рулевой лодки пытался завести мотор, затем налил в него из какой-то канистры бензин, и мы снова поплыли. Я немного успокоилась, но не могла расслабиться, пока мы не почувствовали под ногами землю».


На греческом берегу. Уставшие дети уснули после долгого пути

Высадились на острове, откуда всех прибывших мелкими партиями беженцев погрузили на большой корабль, который через восемь часов прибыл в Грецию.

«Мы высадились на берегу, где уже находилось очень много других беженцев. На песке спали женщины и дети, - продолжает свой рассказ Закия. – Чтобы согреться, люди разжигали костры из газет и веток. Нам сказали, что мы можем арендовать комнату примерно в двух километрах от берега. Мы шли пешком по дороге. Шли очень медленно, потому что были голодны, и у нас не было сил. Одна женщина, проезжавшая по дороге, остановила свою машину, вышла и дала мне немного еды. Я не знала, на каком языке поблагодарить ее за доброту, и чувствовала себя в тот момент попрошайкой. Многие греки выходили из своих машин и делились с беженцами едой и одеждой. Глубокой ночью мы добрались до своей комнаты, где сразу же уснули. На следующий день с каждого из нас собрали по 40 евро, посадили в автобус и отвезли в Афины».

«Добро пожаловать в Германию!»

С этого момента семья Камол, как и все остальные беженцы, уже не были предоставлены сами себе: в дальнейшем они всегда находились под бдительным контролем правоохранительных органов. Из Афин всех мигрантов отправили на автобусах и в сопровождении полиции в Македонию, оттуда переправили в Сербию, затем в Хорватию и далее - в Словению, Австрию и Германию. Часть пути их везли автобусами, некоторые отрезки приходилось преодолевать пешком - под полицейским конвоем. В каждой стране беженцев поименно регистрировали и отвозили в охраняемые места для ночлега.

Наконец, 28 октября автобус с беженцами, в котором находилась Закия со своей семьей, пересек австрийско-германскую границу. Впервые за более чем месяц пути она смогла вздохнуть с облегчением:

«Нас встретили словами «Добро пожаловать в Германию!» и отвезли в лагерь для беженцев. Здесь нам дали горячую еду. Я никак не могла поверить, что мы достигли конечного пункта назначения. Это было невероятно. Перед глазами промелькнула стрельба на ирано-турецкой границе, наша лодка, остановившаяся посреди моря, полицейские конвои. На следующий день нас перевели в лагерь в земле Гессен. Нам дали трехмесячную визу, затем повезли на шоппинг, где купили одежду.


«Доброе пожаловать, беженцы!» - растяжки с подобными приветствиями можно встретить в разных городах Германии

Наш лагерь размещается в нескольких зданиях на окраине города. Большое помещение разделено перегородками на кабины, в каждой из которых живет одна семья. В лагере есть туалет, душевые кабины, спортивная площадка для детей, бесплатный интернет. Три раза в день кормят, вся еда – халал (или халяль - пища, приготовленная в соответствии с требованиями ислама. - Прим. «Ферганы»). Если кто-то заболел, приходят врачи. В нашем лагере проживает около 200 человек, в основном сирийцы, есть несколько афганских семей. Каждой семье выдали пластиковую карту, на которую раз в месяц переводят небольшую сумму на личные расходы. Деньги с этих карт можно обналичить только в банкомате, который находится на территории лагеря. Мы можем свободно выходить в город, но если собираемся выехать за его пределы, то должны получить разрешение у руководства лагеря. Это конечно, не дом родной, но после тех испытаний, которые мы пережили, мы рады тому, что сегодня имеем», - отмечает Закия.


В лагере для беженцев

Правда, у семьи Камол почти не осталось сбережений: за 35 дней пути от Мазари-Шарифа до Германии она потратила около 19 тысяч долларов - на оплату услуг посредников и проводников, аренду жилья, питание и одежду. Срок временной визы подходит к концу. В декабре власти Германии провели с Закией и ее мужем первое интервью. Сейчас они ждут второго интервью, после которого решится вопрос о выдаче им статуса беженцев. И хотя все обстоятельства говорят в пользу предоставления этого статуса, Закия все-таки волнуется. Что будет потом? Куда их поселят? Когда дети пойдут в школу? Как скоро они с мужем выучат немецкий язык и найдут ли работу?

Море, корабли и метро - это лишь частичка того нового, что юрист-международник Закия и ее муж, работавший в Афганистане инженером, увидели впервые в своей жизни. Им и их детям предстоит еще многое узнать и многому научиться. Сегодня их главное домашнее задание - научиться жить в другом обществе среди людей иного менталитета. «Нам трудно, но детям будет уже легче. Главное, что все мы живы, у нас есть вера, свобода и безопасность», - сказала напоследок Закия.

Нигора Бухари-заде

Фото из личного архива Закии Камол

Источник: Фергана

А также читайте: