zaym

Пока граждане считают каждый сомони, трепетно следя за ростом цен в магазинах, правительство ищет способы сделать так, чтобы наступающий год в плане экономики оказался хотя бы не хуже уходящего 

В последние дни декабря традиционно принято подводить итоги уходящего года. По части экономики у обычных граждан это выражается, как правило, подсчетом денег, заработанных и потраченных за год. Государство также тщательно сводит дебет с кредитом, надеясь на положительное сальдо. С какими же итогами заканчивает Таджикистан 2019 год?

Не стой, паровоз

На первый взгляд локомотив экономики Таджикистана все так же уверенно мчится вперед, хотя его скорость, похоже, замедляется. По данным Всемирного банка, рост ВВП Таджикистана в будущем году планируется в районе 6,2% (прогноз правительства был 7,2%). Для сравнения, в 2018-м эта цифра равнялась 7,3%.

Подъем в экономическом развитии влечет снижение уровня бедности. Подсчеты экспертов ВБ свидетельствуют о том, что сейчас доля населения Таджикистана, живущего за этой чертой, составляет около четверти (в 2017 году – около 30%). Прогресс объясняется частичным восстановлением объема денежных переводов трудовых мигрантов и повышением зарплаты внутри страны.

Однако те же аналитики предупреждают, что в предстоящие два года подобных темпов роста ожидать не стоит. По их прогнозам, ВВП республики в 2020-2021 годах прибавит 5,5%-5% соответственно. Причинами этого называются падение мировых цен на сырьевые товары и слабый рост экономики России, где трудятся сотни тысяч трудовых мигрантов.

Один за всех и все за счет одного

Среди стран Центральной Азии в плане зависимости от денежных переводов своих граждан, работающих за рубежом, Таджикистан уступает только Кыргызстану. Этот источник составляет треть ВВП республики. Если учесть, что в трудовой миграции в России находятся, по разным оценкам, от 800 тысяч до 1,5 миллиона граждан, а общее количество населения превысило 9 миллионов, то справедливость этой присказки не подвергается сомнению.

Мигранты кормят весь Таджикистан, причем не только свои семьи. Достаточно сказать, что за 11 лет объем прямых иностранных инвестиций в республику составил всего 3,6 миллиарда долларов, а вот мигранты перевели за тот же срок 30,4 миллиарда. Почувствуйте, что называется, разницу.

С 2016 года действует распоряжение Национального банка Таджикистана о выдаче всех рублевых денежных переводов в национальной валюте. Поступающие в республику российские рубли остаются на счетах НБТ, составляя тем самым основной источник валютной выручки, которая направляется на оплату импорта. Без мигрантов о нем пришлось бы только мечтать.

Необходимо отметить, что рублевые переводы из России выдаются в сомони по официальному курсу, установленному НБТ. Зарубежные финансовые аналитики неоднократно заявляли, что регулятор намеренно сдерживает этот показатель административными методами, не обращая внимания на рыночные тенденции.

В результате получатели теряют на конвертации порядка 5%. Выгода для казны от таких валютных перепадов (2,65 миллиарда долларов) выходит солидная.

Не при валюте мы сегодня

Излишняя приверженность регулятора по управлению рынком в ручном режиме грозит обернуться дефолтом, предупреждают экономисты. Понятно, что стране, все еще сильно зависящей от импорта продукции, инвалюта необходима, как воздух. А если прибавить сюда значительные расходы на строительство Рогунской ГЭС, то степень ее важности для государства вырастает в разы.

Но при этом, отмечают финансисты, необходимо соблюдать правила игры, пополняя валютные запасы рыночными методами, а не навязывая командный окрик. В противном случае можно доиграться до резкого роста цен и неконтролируемой инфляции.

И эти опасения, как показывает практика, не беспочвенны. В августе текущего года власти были вынуждены девальвировать национальную валюту – сомони. Причем если все 7 месяцев до этого сомони держался в районе 9,42 – 9,43 за доллар, то всего за одну ночь он "просел" до 9,70.

В результате осенью в республике начали расти цены. Подорожало все: от продовольствия до ГСМ. Причем скачок на некоторые виды товаров, в частности муку, выражался в двузначных цифрах. А ведь потребительский рынок является немаловажным фактором, обеспечивающим рост ВВП Таджикистана.

Отсюда не возвращаются

Неподъемным грузом на экономике республики висят огромные долги государственных предприятий, особенно крупных. По данным Агентства по статистике Таджикистана, общая кредиторская задолженность всех предприятий страны к концу третьего квартала 2019-го достигла 6,7 миллиарда долларов.

Печальное лидерство среди них принадлежит энергохолдингу "Барки точик" (2,4 миллиарда). В списке значатся Таджикская алюминиевая компания (ТАЛКО), авиакомпания "Таджик Эйр", ГУП "Таджикские железные дороги", Международный аэропорт Душанбе и ряд других.

Вообще, по подсчетам статистиков, около 30% предприятий в стране являются убыточными.

Дошло до того, что Всемирный банк прямо не рекомендовал выдавать кредиты госпредприятиям, мотивируя это их низкой финансовой ответственностью и неэффективным менеджментом. По мнению экспертов, хотя процент выданных кредитов с риском невозврата удалось снизить, он все также остается еще высоким.

Прибавьте к этому расходы на государственную поддержку "проблемных банков" ("Агроинвестбанк" и "Тоджиксодиротбанк"), на санацию которых Минфин республики выделил более 300 миллионов долларов. Тем не менее в текущем году никакого прогресса в восстановлении их деятельности не замечено. То есть деньги, возможно, потрачены впустую.

Создается впечатление, что власти, с одной стороны, перебирают все возможные методы, чтобы любыми путями пополнить казну, а с другой – направляют бюджетные деньги туда, откуда они заведомо не вернутся. В результате Таджикистан все глубже и глубже влезает в долги.

Что в финале

Новый год республика встретит с беспрецедентным размером госдолга – более 3,6 миллиарда долларов (45% ВВП). Из них 2,9 миллиарда – внешний и 715 миллионов – внутренний. На его обслуживание в 2020-м планируется направить из бюджета почти 220 миллионов долларов. Львиная доля этой суммы уйдет на счета главного иностранного кредитора Таджикистана китайского "Эксимбанка".

Парламент республики принял специальную Программу государственных внешних заимствований, согласно которой в 2020 году внешний долг Таджикистана с учетом расходов на его обслуживание вырастет до 3,2 миллиарда долларов, в 2021 – до 3,3 миллиарда и в 2022 – до 3,5 миллиарда долларов. По мнению авторов документа, программа позволит своевременно финансировать самые приоритетные отрасли экономики страны и необходимые социальные проекты.

В то же время аналитики Всемирного банка рекомендовали правительству внимательно рассматривать возможные последствия привлечения внешних займов, так как существует серьезный риск долгового кризиса. Неуклонная девальвация сомони отягощает процесс выплаты долгов и грозит государственным банкротством, предупреждают эксперты.

Подводя итоги, можно сказать, что в целом экономика Таджикистана в 2019 году развивалась поступательно и можно надеяться, что эта тенденция сохранится и в 2020-м.

Источник: Sputnik Таджикистан

А также читайте: