ferghana valley 001

Когда среди экспертов и журналистов заходит речь о Ферганской долине, все они дружно начинают называть целый «букет» проблем, осложняющих ситуацию в этом регионе Центральной Азии. Впрочем, основная часть проблем, в том числе и главная, коренная проблема, о которой обязательно скажу, - были и раньше. Только о ней в советское время старались не говорить. Очень редко говорят и сегодня.

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

В Ферганской долине на сравнительно небольшой территории в 22 тысячи квадратных километров, в трех областях Узбекистана, трех областях Кыргызстана и в Согдийской области Таджикистана сегодня проживает порядка 14,5 миллионов человек. Здесь живет около трети населения Узбекистана и Таджикистана и примерно половина населения Кыргызстана. В среднем это более чем 650 человек на 1 квадратный километр, что сопоставимо с самыми густонаселенными районами Индии и Китая. Во многих районах Ферганской долины плотность населения превышает 2000 человек на квадратный километр, а в узбекских областях долины плотность населения примерно в 10 раз превышает среднюю по Узбекистану.

Проблемы Ферганской долины регулярно и на разных уровнях изучаются, отчеты по исследованиям публикуются в открытой прессе. Тем не менее, социально-экономическая и политическая обстановка в этом регионе меняется довольно быстро и требует постоянного мониторинга.

Не претендуя на детальный анализ всех проблем Ферганской долины, попытаемся выделить из них главные и сделать вывод – можно ли ожидать их решения в обозримый период.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Бедность и низкий уровень жизни

Численность населения, живущего ниже официально уровня бедности, в ряде районов Ферганской долины достигает 40% и более.

В середине минувшего года Всемирный банк опубликовал данные о величине валового национального продукта на душу населения в странах мира. Кыргызстан и Таджикистан находятся в списке стран с низким уровнем дохода (менее 1000 долларов). Показатели ВВП отстают от Туркменистана в 5 раз, от Казахстана примерно в 10 раз, и почти в 100 раз - от Норвегии. В Узбекистане уровень несколько выше – 1720 долларов на человека.

По данным Всемирного Банка, прогноз темпов роста ВВП в странах Центральной Азии на 2014 - 2016 годы неплохой и рост ВВП будет связан с ростом внутреннего спроса. Как ожидают эксперты, темпы роста ВВП в Узбекистане в 2014 году составят 7%, в Кыргызстане 6,65% и в Таджикистане 6%. На первый взгляд, цифры обнадеживающие. Однако во всех трех странах темпы роста в сравнении с 2013 года несколько снизились, и удвоение ВВП при сохранении нынешних темпов может произойти не ранее, чем через 15 – 17 лет.

Безработица

Снижение уровня жизни в постсоветский период было вызвано, прежде всего, сменой государственного устройства. Распад Советского Союза повлек за собой спад в экономиках бывших союзных республик и привел к резкому росту безработицы. Официальные цифры безработицы в Узбекистане, Кыргызстане и Таджикистане не отражают истинной картины. Регистрируемая безработица отличается от реальной в разы, поэтому оперировать цифрами официальной статистики и обсуждать их нет смысла.

Что же касается появляющейся в СМИ статистики об открытии десятков тысяч новых рабочих мест, то, даже если верить этим данным, сколько-нибудь заметного влияния на снижение уровня безработицы эти новые рабочие места не оказывают, поскольку уровень трудовой миграции из стран Центральной Азии не снижается.

Трудовая миграция

Проблему безработицы и поддержания уровня жизни частично снимает высокий уровень трудовой миграции населения Ферганской долины в Россию, в страны СНГ и дальнего зарубежья. Вместе с тем, существенно снижая напряженность на рынке труда, трудовая миграция для традиционно оседлого населения центрально-азиатских стран превратилась в новую проблему.

Социологи уже более 15 лет отмечают совершенно новые тенденции – удвоение числа разводов, рост числа неполных семей с несовершеннолетними детьми, гендерный дисбаланс, рост числа женщин-мигрантов коренных национальностей. По данным исследования Международной Организации по Миграции, ООН и Всемирного Банка, около 300 тысяч женщин детородного возраста в Таджикистане (до 30 лет) не состоят в браке.

Вне всякого сомнения, сложившаяся ситуация вызывает озабоченность руководства всех трех государств и возможность дать людям свободно работать в Российской Федерации является одним из плюсов в пользу вступления Кыргызстана и Таджикистана в Таможенный союз и в Евразийский экономический союз.

Нехватка пахотной земли

Ежегодный прирост населения существенным образом усиливает старую проблему Ферганской долины - нехватку пахотной земли и новую проблему, которой не было в советский период – обеспечение продовольственной безопасности.

По данным Минсельхоза Таджикистана, в 2013 году площадь пахотных земель в республике, за исключением земель, занятых многолетними культурами, - самая низкая в СНГ и составляет всего лишь 0,11 гектара на душу населения. В Кыргызстане этот показатель несколько выше. В узбекской части Ферганской долины экспертами называется более высокий показатель – 0,19 гектара на одного сельского жителя, однако и эти цифры существенно ниже среднемировой нормы (0,3 гектара на человека).

На величину показателя обеспеченности населения землей влияют лишь две цифры – площадь орошаемой пашни (вся пригодная для сельхозкультур земля практически освоена) и численность населения, которое растет. Во многих районах Ферганской долины эта величина уже опустилась ниже отметки 0,1 гектара на человека, а этот показатель эксперты называют критическим.  

Дефицит оросительной и качественной питьевой воды

По оценке узбекских экспертов, дефицит оросительной воды на узбекской территории Ферганской долины достигает 1,5 миллиарда кубометров в год. Несколько меньший дефицит в долине испытывает население областей Кыргызстана и Таджикистана. Но в связи с практически полным отсутствием водосберегающих технологий проблема нехватки оросительной воды регулярно приводит к межхозяйственным и межэтническим спорам и конфликтам.

Кроме того, по некоторым данным, до 60% населения Ферганской долины не имеет доступа к качественной питьевой воде и использует воду из оросительных каналов, куда попадают неочищенные стоки. Последствия этой проблемы весьма печальные – низкий уровень санитарного состояния населенных пунктов и болезни.

Экологические проблемы

Как известно, первые советские атомные бомбы содержали начинку из урана, добытого в 40-е годы XX века в Согдийской области Таджикистана. По неофициальным данным, урановая руда добывалась там специалистами США еще в 30-е годы и вывозилась на ослах в Ленинабад (нынешний Худжанд) для последующей отправки в США.

Сложно сказать, соответствуют ли действительности предположения о том, что американские атомные бомбы, брошенные на Хиросиму и Нагасаки, были сделаны из таджикского урана. Документальных официальных подтверждений об этом в открытой прессе последних 80 лет нет, - во всяком случае, мне они не встречались. Но хорошо известно, что за последние 25 лет в Ферганской долине усугубились проблемы с экологией, в первую очередь - на крупных хвостохранилищах радиоактивных отходов и отвалов бедных радиоактивных руд.

Взрывной рост населения

Если депопуляция населения в значительной части регионов России самым серьезнейшим образом беспокоит руководство России, то в Центральной Азии картина иная. Среди всех перечисленных проблем Центральной Азии прирост населения, о котором в советский период особо не говорили, я считаю основной проблемой – именно высочайшие темпы прироста населения тянут за собой многие осложнения и новые проблемы.

fergana valley map 001При сохраняющихся темпах годового прироста населения Ферганской долины (порядка 2% в год) через 15 лет население долины вырастет не менее чем на 4,4 миллиона человек и вплотную приблизится к планке 20 миллионов. Много это или мало? На мой взгляд, это очень много.

В мае 2013 года президент Кыргызстана Алмазбек Атамбаев назвал одной из главных причин двух недавних революций в стране проведение прежними властями нечестных выборов. Бесспорно, - фальсификации на выборах могут повлиять на вспышку недовольства, - фальсификации и в России тоже приводили к массовым протестам. Но, на мой взгляд, фальсификации выборов в Кыргызстане были не причиной, а лишь поводом к социальному взрыву. Причины недовольства населения, выходящего на улицу в Бишкеке, были не только в этом. Когда на фоне бедности и нищеты численность населения превышает критическую отметку, особенно в неурожайные годы, - социальные потрясения неизбежны.    

Когда во время визитов высоких зарубежных гостей по ТВ показывают великолепие президентских дворцов Ташкента, Душанбе и Бишкека, то гости, видавшие дворцы намного роскошнее, хорошо понимают, что картинка на экране телевизора создана не для них, а для бедного населения, которое должно испытывать чувство гордости за свою страну. Но когда простой человек приходит в свой дом с парадного мероприятия и видит то, что лежит в его холодильнике (если там вообще что-то лежит и если холодильник не отключен из-за отсутствия электроэнергии), то в голову приходят мысли вовсе не о величии его страны. Мысли приходят другие - чем накормить детей, как обогреть их и как при керосиновой лампе сделать с ними домашнее задание. А вслед за этими мыслями приходят другие мысли – где и как добыть деньги, чтобы выбраться из нищеты, пусть даже незаконным способом. А когда такие же мысли в голове у соседа, - от раздумий соседи переходят к практике…

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Клубок политических проблем Ферганской долины настолько сложен, что даже выделить самые тревожные из них - непросто. Обострившиеся после распада СССР межгосударственные отношения Таджикистана и Узбекистана за последние 15 лет уже не раз подводили обе молодые суверенные страны к порогу, за которым начинается вооруженное противостояние. Не отличаются добрососедством отношения Таджикистана с Узбекистаном, Кыргызстана с Узбекистаном и Таджикистана с Кыргызстаном.

«Водная» война. Сегодня пока еще холодная

Начавшиеся в первой половине 90-х годов межгосударственные споры стран «верховья» и «низовья» по использованию водных ресурсов постсоветской Центральной Азии к началу XXIвека приняли хронический характер. Жемчужина Центральной Азии Аральское море - исчезает. Нескончаемая череда бесконечных водных форумов, конференций, симпозиумов и Круглых столов лишь создает видимость активной работы внешнеполитических ведомств и технических экспертов.

На деле же приходится констатировать, что никаких практических результатов в согласованном использовании стока рек бассейна Сыр-Дарьи и Аму-Дарьи – не было и нет. Население стран растет, площадь орошаемых земель не увеличивается, а даже сокращается по причинам вторичного засоления и заболачивания.

Разговоры о современных водосберегающих технологиях впустую идут уже четверть века. А сделанное в сентябре 2012 года заявление президента Узбекистана Ислама Каримова не внушает ничего, кроме озабоченности и тревоги – «Водные ресурсы могут завтра стать проблемой, вокруг которой будут обостряться отношения. И не только в нашем регионе. Всё может усугубиться настолько, что это может вызвать серьёзное не просто противостояние, а даже войны».

Насколько можно ожидать, в обозримом будущем договориться о справедливом распределении водных ресурсов страны «верховья» и «низовья» вряд ли смогут. 25 июня 2014 года в открытой прессе был опубликован предварительный вариант документа Всемирного Банка для обсуждения под заголовком «Ключевые вопросы для дальнейшего рассмотрения предлагаемого проекта Рогунской ГЭС» (цитирую):

«Плотина Рогунской ГЭС может также, в принципе, эксплуатироваться таким образом, чтобы максимально увеличить производство энергии зимой, но это сократило бы летнее поступление воды в страны низовья. Плотина Рогунской ГЭС может быть использована для увеличения передачи воды от летнего к зимнему сбросу примерно от 4 до 7 млрд. куб. м. Это сократит летний сток в Амударью на 10 - 20 процентов. Такое снижение нанесёт несомненный вред ирригации в странах низовья и, по сути, превратит средний год в эквивалент сегодняшнего очень сухого года».  

Как на это заключение отреагирует Узбекистан, и каким будет обсуждение этого исследования Всемирного Банка, назначенное на июль 2014 года в Астане, – пока неясно. Что же касается механизмов управления водопользованием в бассейне реки Амударья, которые, по мнению специалистов Всемирного Банка «могут потребовать некоторых усовершенствований», то сегодня эти механизмы практически отсутствуют. Приходится с сожалением констатировать - согласия в использовании стока трансграничных рек в странах Центральной Азии нет.

Отсутствие делимитации и демаркации границ

Нерешенные вопросы демаркации и делимитации на многих участках государственных границ Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана, особенно в анклавах, серьезно осложняют обстановку в Ферганской долине. И непонятно, почему вместо того, чтобы выделить и потратить один раз деньги на согласование границ, правительства центрально-азиатских стран продолжают тратить финансовые ресурсы на «разруливание» пограничных конфликтов, зачастую приводящих к жертвам.

Сложные межэтнические отношения

Периодические пограничные конфликты часто приводят к беспорядкам в разных точках на межгосударственных границах в Согдийской области Таджикистана, Ферганской области Узбекистана и Баткенской области Кыргызстана. Даже будучи погашенными, мелкие межэтнические конфликты зачастую загоняются вглубь с высокой вероятностью новых вспышек с непредсказуемыми последствиями.

Экстремизм и терроризм

Перечисленные проблемы Ферганской долины создают условия для самых опасных явлений современности – долину образно, но обоснованно называют «раем для экстремизма и терроризма». По последним данным консультанта Центра стратегических исследований при Президенте Республики Таджикистан Саттора Мирзо, на территории Таджикистана решениями судов запрещена деятельность 13 экстремистских и террористических организаций, включая наиболее известные из них «Хизб-ут-тахрир», «Ансоруллох», «Таблиги Джамоат» и Исламское движение Узбекистана.

Число привлеченных к уголовной ответственности членов и сторонников таких религиозно-экстремистских организаций за 8 месяцев 2013 года составило в Таджикистане 75, а в 2012 году - более 140 человек. Ежегодная численность членов экстремистских и террористических организаций, привлеченных к уголовной ответственности, в Узбекистане превышает 100 человек. Судя по числу осужденных, «кадровый резерв» экстремистов и потенциальных террористов в Ферганской долине, по моим экспертным оценкам, составляет не менее 3 – 5 тысяч человек.

Фактор Афганистана

В конце 2012 года внимание политических обозревателей привлек доклад полковника одного из военных учебных заведений Минобороны США Теда Донелли ((Ted Donnelly) под названием «Фергана - территория племен федерального управления? Центрально-азиатская стратегия после 2014 года». Обращает на себя по-военному четкий прогноз американцев:

«Наиболее вероятным исходом событий после 2014 года представляется превращение Ферганской долины в территорию, все больше и больше походящую на Территорию племен федерального управления (зону племен) Пакистана. Как и зона племен, будущая Ферганская долина будет представлять собой значительную по величине неуправляемую территорию, которая станет служить прибежищем, инкубатором и плацдармом для вооруженных экстремистских группировок и боевиков».

Столь тревожный прогноз американских военных не может не настораживать страны-члены ОДКБ и не исключено, что еще до конца 2014 года Узбекистан, взвесив все «за» и против», может вернуться в состав этого военно-политического союза.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Как показывает постоянный обмен мнениями между экспертами по Центральной Азии, ни один из крупнейших мировых политических игроков не заинтересован в дестабилизации ситуации в этом регионе. Потеснившие Россию в зоне ее традиционных интересов, США и Китай решают в Центральной Азии свои геополитические задачи.

Одна из основных целей геополитической стратегии США в этом регионе – установление контроля над вторыми в мире по объемам (после ближневосточных) запасами углеводородного сырья Каспийского бассейна и контроль энергетической дуги «Каспийский регион – страны Центральной Азии – страны Среднего Востока».

В числе стратегических задач Китая – обеспечение бесперебойных транзитных (через территорию Узбекистана и Таджикистана) поставок туркменского газа из зоны Прикаспия и мирная экспансия в постсоветские страны региона.

Россия заинтересована в привлечении Таджикистана и Кыргызстана в Таможенный союз и в будущем – в Евразийский союз, поэтому России нужны в этих странах устойчивые к внешним и внутренним угрозам и вызовам дружественные режимы.

Но если США и Китай целенаправленно и методично продолжают «осваивать» Центральную Азию, то в шагах российской стороны просматривается несистемная реакция. К примеру, удивление экспертов вызвало недавнее решение правительства России разрешить с января 2015 года въезд в Российскую Федерацию гражданам Таджикистана только по загранпаспортам. Получается, что одной рукой Таджикистан приглашают в Евразийский союз, в котором будет действовать свободное перемещение рабочей силы, а другой рукой - создают для сотен тысяч трудовых мигрантов, уже находящихся в России невыносимые условия. По сути, этим людям предложено либо броситься сломя голову в Таджикистан и месяцами ждать загранпаспорт, либо откупаться от проверяющих в России взятками за нарушения режима въезда, либо переходить на нелегальное положение.  

Как может влиять Россия на изменение негативной ситуации в Центральной Азии и с чего начать?

Насколько видно из перечисленных основных проблем Центральной Азии в целом и Ферганской долины, в частности, главной причиной сегодняшних наиболее болезненных проблем является взрывной рост численности населения региона. Снизить темпы прироста населения законодательным путем, как это было сделано в Китае («одна семья – один ребенок»), в странах исламского мира – невозможно. Надеяться на чудо – тоже не приходится. Но совершенно ясно, что сидеть, сложа руки и ждать «жареного петуха», который обычно тихо подходит к политикам и внезапно клюет их в тыльную часть тела – это путь в тупик.

Заметно упрочить свое влияние в Центральной Азии Россия могла бы за счет осуществления старого советского проекта переброски в регион части стока реки Обь, сняв тем самым большинство из названных проблем не только Ферганской долины, но и во всей Центральной Азии и попутно восстановив уровень воды в Арале.

Затраты на этот масштабный и вполне окупаемый проект переброски воды сопоставимы с затратами на проведение Олимпиады в Сочи и в разы меньше, чем ежегодный отток капиталов из России.

Однако, насколько можно судить по невнятной политике России в отношении стран Центральной Азии, политическая воля к реализации этого проекта в обозримом будущем проявлена не будет.

Андрей Захватов, политический обозреватель

Специально для Dialog.TJ

А также читайте: