rahmon v ufe o eaes

Президенты России и Таджикистана Владимир Путин и Эмомали Рахмон обсудили в Уфе в рамках саммита ШОС вопросы безопасности в Центральной Азии и положение таджикских мигрантов в РФ. По словам таджикского лидера, развитие стратегического партнерства с Россией – приоритет для республики. При этом Таджикистан не спешит вступить в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Эмомали Рахмон прилетел в Уфу для участия в саммите ШОС, который открывается сегодня. Накануне он встретился с Владимиром Путиным и предложил российскому коллеге поговорить «о  развитии отношений между Россией и Таджикистаном». «Это наш приоритет», – подчеркнул таджикский президент. Он назвал Россию «главным инвестором республики», отметив, что почти 50% прямых иностранных инвестиций в экономику Таджикистана поступили из РФ. Однако этот позитив омрачают проблемы трудовых мигрантов.

За нарушение миграционного режима многих граждан Таджикистана депортировали из РФ и на различные сроки запретили въезд. Душанбе, находясь в сложном положении в связи с безработицей, пытается договориться с Москвой по вопросам допуска на территорию РФ своих граждан. И кое в чем преуспел. Так, по информации официального представителя посольства Таджикистана в РФ Мухаммада Эгамзода, таджикский лидер поблагодарил Путина за проявленное российской стороной понимание, что к ряду нарушений гражданами Таджикистана условий пребывания на территории РФ было проявлено либеральное отношение, а самих нарушителей исключили из черного списка. Речь в основном идет о таджикских студентах, обучающихся в российских вузах. Рассчитывая на понимание Москвы в решении многих вопросов, Душанбе все еще не решил, как быть со вступлением в ЕАЭС. На все предложения России быстрее определиться таджикская сторона отвечает, что вопрос сложный и требует тщательного изучения плюсов и минусов, которые несет интеграция. Эксперты считают, что Таджикистан далек от принятия решения.

«Это первый случай, когда политическое руководство Таджикистана так упорно сопротивляется интеграционному процессу, который де-факто инициирован Россией», – сказал «НГ» заместитель лидера Социал-демократической партии Таджикистана Шокир Хакимов. Он отметил, что в Душанбе, оценивая возможные выгоды и потери от вступления в ЕАЭС, рассчитывают в первую очередь на помощь России в строительстве Рогунской ГЭС. «Хотя этот вопрос должен решаться на двусторонней основе, – говорит политик. – Россия может повлиять на Таджикистан. У Москвы есть определенные рычаги и влияние на Душанбе». 

Хакимов считает, что именно вопрос с трудовыми мигрантами, который, похоже, будет решен в интересах таджикской стороны, является одним из эффективных рычагов воздействия на руководство республики. Поэтому, пока экономическая ситуация в Таджикистане остается сложной, отягощенной социальными проблемами и коррупцией, а иностранные инвестиции носят ограниченный характер, Душанбе будет действовать с оглядкой на Москву.

Политик считает, что воздержаться от вступления в ЕАЭС Таджикистан призывают Китай, США и Индия. По мнению Хакимова, Душанбе должен искать и занимать сбалансированную позицию в отношении основных игроков, присутствующих в регионе, а также Ирана – государства с общими с Таджикистаном культурой и языком.

По мнению эксперта по Центральной Азии и Ближнему Востоку Александра Князева, спешить с принятием Таджикистана в ЕАЭС не стоит. «Ускоренное вступление этой страны в альянс может обернуться катастрофой как для самого Таджикистана, так и для ЕАЭС. Пока неясно, переживет ли союз принятие в свои ряды Киргизии – очевидный политический характер этого факта не вызывает восторга ни в Минске, ни в Астане, изначально считавших ЕАЭС организацией исключительно экономической направленности. Не снижает остроты вопроса даже то, что Москва вроде бы готова самостоятельно оплачивать свои политические интересы», – сказал «НГ» Князев. Однако, по его мнению, слово «экономический» в названии организации может быть постепенно выхолощено, а сам союз может потерять свое истинное назначение. «Помимо этого, вступление Таджикистана в ЕАЭС актуализирует пограничные вопросы. При существующей в стране коррупции граница является едва ли не главным источником обогащения таджикистанской элиты. Как и Киргизия, Таджикистан находится в перманентно турбулентном состоянии и с точки зрения внутренней стабильности», – полагает Князев.

По мнению эксперта, ситуация в Таджикистане может резко ухудшиться из-за фактического запрета властей Партии исламского возрождения (ПИВТ). Вчера Генпрокуратура Таджикистана заявила, что «ПИВТ утратила статус политической партии». Это решение Душанбе, считает Князев, выталкивает целый слой политически активного и при этом религиозного электората (а уровень религиозности в целом в РТ оценивается более чем в 90% населения) из правового пространства к десяткам радикальных организаций, многие из которых имеют связи в сопредельном Афганистане. «Таджикистан все это уже проходил в 1990-х, когда гражданская война в республике проходила в контексте, общем с афганским. Но при этом та война была купирована на территории республики, а теперь условия ЕАЭС с его свободным перемещением граждан могут превратить возможную войну в острейшую проблему для всех членов союза», – сказал «НГ» Князев. По его мнению, неизбежное ухудшение социально-экономических условий при вступлении в союз способно стать катализатором взрыва, который заденет участников ЕАЭС и сыграет на руку внешним силам, не заинтересованным в постсоветской интеграции.

Источник: Независимая газета

А также читайте: