haydarova tahmina 001

В современном обществе сложился стереотип о том, что если женщина имеет ВИЧ-инфекцию, значит это, обязательно, является результатом ее распутного образа жизни, либо наркомании. Однако за последние годы тенденции заражения изменились. Сегодня всё чаще жертвами ВИЧ становятся жены трудовых мигрантов. Обычные домохозяйки, зачастую не имеющие даже среднего образования, становятся брошенными на произвол судьбы, обманутые собственными мужьями.

С какими трудностями сталкиваются и в чем нуждаются женщины, невольно утратившие здоровье, семью, уважение родных и близких? Защищаются - ли их права? Насколько наше общество может быть толерантным в отношении людей, проживающих свою жизнь с ВИЧ-инфекцией и готовы ли мы протянуть руку помощи целым семьям, живущим с ВИЧ?    

В мире уже на протяжении многих лет ведется активная пропаганда профилактики ВИЧ/СПИД. Таджикистан в этом случае не является исключением. В стране принят специальный Закон РТ «О противодействии вирусу иммунодефицита человека и синдрому приобретенного иммунодефицита», также реализуется огромное множество программ международными и местными общественными организациями. В школах и университетах периодически проводятся специальные мероприятия по информированию и профилактике вируса иммунодефицита среди молодежи.

По официальным данным в стране зарегистрировано около 7 тысяч ВИЧ положительных граждан. Известно, что существует несколько путей передачи вируса: половой, инъекционный и от матери к ребенку.

За последние несколько лет статистика зараженных изменилась. Сейчас заражение, в основном, происходит всё чаще среди жен трудовых мигрантов, бывших заключенных или наркоманов, - в беседе с Dialog.TJ рассказала Тахмина Хайдарова, руководитель неправительственной организации «Таджикистанская сеть женщин, живущих с ВИЧ».

Согласно гендерному анализу национальной политики по предотвращению и профилактике ВИЧ/СПИД в РТ за 2015 год из общего количества опрошенных инфицированных женщин 50,4% отметили, что их сексуальные партнеры являются трудовыми мигрантами и 26% - потребителями инъекционных наркотиков, дальше цифры и ответы рознятся – отметила Т. Хайдарова.

Как правило, пострадавшие женщины это обычные домохозяйки, зачастую необразованные, у многих нет даже аттестата о девятилетнем образовании. Большинство из них заразились от своих мужей. Нередко молодые женщины оказываются жертвами обмана и осознанного заражения мужем. Сегодня в нашей команде более 400 женщин и среди них нет ни одной женщины легкого поведения.Отдельно можно выделить и женщин, которые получили вирус в результате медицинских манипуляций, что еще более ужасно, так как доказать такое заражение практически невозможно. Но всех их объединяет то, что этих женщин общество отвергает. Это изгои, вынужденные хранить свой статус в тайне, зачастую, в ущерб себе и своим детям. Все они являются жертвами домашнего насилия со стороны мужей, их родственников, а также и своих родных, - рассказывает руководитель «Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ».

По словам эксперта у каждой из таких женщин остается по 2-3 маленьких детей на руках. Иногда зараженными оказываются и дети, получившие вирус по незнанию матерей. Их выгоняют из дома без средств существования, их нигде не принимают, осуждают, обвиняют в том, чего многие из них не совершали. В результате целые семьи оказываются на улице без какой-либо надежды.

«Женщин с ВИЧ всегда обвиняют в распутстве или же очень часто они слышат от своих родных фразу «тебя Бог наказал!». В моей практике был случай, когда инфицированную женщину золовки попытались сжечь заживо. В результате женщина с 30% ожогом тела оказалась в больнице, несмотря на то, что у нее были маленькие, но здоровые дети. Печально видеть, как женщины оказываются брошенными на произвол судьбы и единственным их доходом иногда остаются лишь 150 сомони алиментов на каждого ребенка в месяц. У некоторых не бывает даже и этого…» - делится Т. Хайдарова.

Согласно законодательству РТ людям, живущим с ВИЧ должны предоставляться определенные льготы, бесплатные медицинские услуги, медикаментозное обеспечение и т.д., за ними также сохраняются все конституционные права обычных граждан Таджикистана. Но, как правило, женщины с положительным статусом стараются не обращаться за помощью в государственные учреждения, они также не пользуются никакими льготами. Дело в том, что они боятся разглашения своего статуса и огласки.

Примером тому может послужить печальный опыт Сабохат, бывшей жены трудового мигранта, которую осознанно заразил супруг, когда ей было 16 лет. Сегодня она одна из активисток «Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ». Сабохат одна воспитывает ребенка и поэтому захотев получить образование, решила поступить в колледж. Сабохат обращается в Министерство образования и науки РТ и раскрыв свой статус, получает разрешительное письмо из Министерства на поступление в один из столичных колледжей на «бюджетной основе». При этом в письме на имя руководства колледжа говорилось, что статус абитуриентки должен сохраняться в секрете. «Однако с самого начала я столкнулась с неприязнью со стороны руководства колледжа – рассказывает Сабохат. - Меня долго пытались убедить, что скрывать статус смысла нет, ведь рано или поздно об этом все узнают. Также ходили слухи и о том, что в курс дела были поставлены и преподаватели. Я, конечно, не получала официального отказа в зачислении на учебу, но ситуация сложилась так, что я была вынуждена отказаться от учебы именно в этом колледже, так как терпеть такое неуважительное и пренебрежительное отношение было просто невозможно. Я понимала, что меня всё равно отчислят на первом же экзамене».

На данный момент Сабохат успешно поступила в другой колледж, не раскрыв своего статуса, но уже на договорной основе, так как родственники решили оплатить ей обучение во избежание шума и огласки вокруг семьи.

Правозащитник Шухрат Латифов считает, что всё дело в несовершенстве законодательной системы страны: «С одной стороны закон защищает конфиденциальность информации о статусе. С другой стороны, чтобы поступить куда-то или воспользоваться услугами или льготами, человек становится вынужденным раскрыть свой статус. Реальная ситуация такова, что ВИЧ-положительные граждане обязаны предоставлять различные медицинские справки по месту жительства и т.д. о своем статусе, во многих местах просто не принимаются специально внедренные для этих целей коды. Чиновники часто требуют личного присутствия. У нас просто нет реально работающего механизма по защите и сохранению конфиденциальности этих людей. То же самое и в случае с Сабохат, ведь для того, чтобы получить необходимое письмо она уже раскрыла свой статус в министерстве, далее разговоры о ее случае велись и в колледже».

Основная проблема сегодня заключается в том, что людей с ВИЧ не считают отдельной социальной группой, и у нас нет специально направленной на них программы – продолжает Ш. Латифов. «Да, у нас есть программы, направленные на профилактику ВИЧ/СПИД, но если мы всё время говорим о профилактике вируса, то при этом мы совершенно забываем о существовании людей уже живущих с ВИЧ. Клише о непристойном образе жизни и обретении вируса женщинами как его результата, я считаю, порождает именно эта активная пропаганда профилактики, формируя в сознании общества представление о том, что ВИЧ это конец жизни, а люди, живущие с ним, становятся для них объектом ужаса и страха. Известно, что на профилактику тратятся огромные деньги, а самим людям, живущим с ВИЧ, к сожалению, достаются только бесплатные средства контрацепции», - отметил правозащитник.    

По мнению Шухрата Латифова женщины со статусом, прежде всего, нуждаются в социальной поддержке. «И в числе главных здесь вопрос жилья. Обычно и родители мужа и собственные родители выгоняют женщин из дома, как только выясняется их положительный статус. В таких случаях никаких социальных программ, никакой поддержки не предусмотрено. Отсюда вытекает еще одно противоречие: с одной стороны мы защищаем статус, но по закону, если мужчина заразил свою жену, он должен нести уголовную ответственность. И правоохранительные органы правы, когда хотят чтобы НПО раскрывали имена тех мужчин, кто заразил своих жен, и предоставляли им эту информацию. Но, практика показывает, что никто из женщин в МВД никогда не обращается. Проблема в том, что при обращении женщины становится понятным, что мужа посадят в тюрьму, и тут опять начнется давление со стороны семьи, она с детьми останется одна, без помощи, без кормильца, осуждаемая окружающими и без крыши над головой».

Руководитель «Таджикистанской сети женщин, живущих с ВИЧ» Тахмина Хайдарова уверена, что получение образования может помочь данной уязвимой категории женщин в их дальнейшей самостоятельности: «Принимая во внимание всю серьёзность проблемы, мы активно выступаем за получение образования такими женщинами. Но нужно учесть и тот факт, что большинство наших девочек, которые пострадали, они не образованы и их очень сложно убедить в том, что им необходимо учиться. Несмотря на это мы, насколько это возможно, через различные каналы стараемся дать им хоть какое-то образование. Уже сейчас две наши девочки окончили курсы бухгалтеров. Теперь мы отправляем еще 10 девочек на краткосрочные курсы. Для них важно иметь возможность трудоустроиться, так как большинство из них разведены или же вдовы. Много молодых женщин остались одни с 2-3 детьми на руках. К сожалению, на данном этапе, я хочу подчеркнуть, что реальная помощь до самих пострадавших женщин, не доходит. Единственно, минимальную поддержку в виде какой-то разовой помощи с медикаментами и прочим они временами могут получать от НПО».

Эксперты сошлись во мнении, что в государственной системе должно быть введено обязательное тестирование на ВИЧ-инфекцию людей перед заключением брака, и внедрение обязательного тестирования всех возвращающихся на родину трудовых мигрантов вне зависимости от срока их пребывания за границей. Еще одним необходимым решением является включение жен трудовых мигрантов как целевую группу, наиболее подверженную риску заражения, в Национальную стратегию по противодействию эпидемии ВИЧ/СПИДа.

Кристина Бородавко

Dialog.TJ

А также читайте: