Istiklol Taboshar uranovye rudniki

Когда-то в этом городе было засекречено буквально все. Одни его жители производили калоши, другие – баллистические ракеты. Причем первые даже не догадывались о том, чем занимаются вторые.

Люди ходили друг к другу в гости, сидели за одним столом, но раскрывать секреты закрытого производства под страхом тюрьмы запрещали данные ими подписки о неразглашении. 

Местную архитектуру создавали пленные солдаты фашисткой Германии, а урановые месторождения и предприятия по выпуску ракет разрабатывали ведущие советские специалисты. Секретный таджикский город Истиклол (до 2012 года Табошар – прим. ОА) в свое время не был обозначен ни на одной карте мира. С тех пор здесь изменилось практически все. И если производство смертоносных орудий давно кануло в Лету, то резиновой обувью местечко славится до сих пор.

«Открытая Азия онлайн» вместе со своим партнером – телеканалом СМ-1 – выехала в город-призрак, чтобы познакомиться с его странной и немного жутковатой историей.
1_1.jpg

История Табошара началась в 1936 году. Тогда в мире только витала идея создания атомного оружия. Советский Союз вяло на нее реагировал, хотя месторождение урана было обнаружено близ Табошара на 10 лет раньше, чем началось строительство этого города. Изменилось все в годы Великой Отечественной войны, когда Сталину доложили, что Великобритания уже просчитала стоимость атомной бомбы. Тотчас было выпущено постановление Государственного комитета обороны «О добыче урана» от 27 ноября 1942 года, в котором дано предписание организовать добычу и переработку урановых руд до 1 мая 1943 года. Первая партия руды должна была составить 4 тонны, а выполнить эту задачу предстояло на Табошарском заводе.

Война была в самом разгаре, и свободных рук не хватало. Почти все мужчины воевали на фронте. К этому времени советская армия уже располагала пленными солдатами противника, и руководство СССР пошло на крайние меры: было принято решение привлечь их к строительству секретного города Табошара. Так здесь появилась бесплатная рабочая сила.

Хамидулло Каримов, ветеран атомной промышленности – один из немногих жителей Истиклола, который помнит время, когда военнопленные немцы строили этот город. Он оказался здесь в 1948 году, приехал работать на урановые рудники по распределению после учебы в Ташкенте.


хамидулло каримов.jpg
«Немцы работали здесь, как ишаки, - рассказывает он, - извините, конечно, за такое сравнение, но по-другому я это назвать не могу. Никаких подручных механизмов у них не было, этот город построен голыми руками». 

Строительство велось от заката до рассвета, военнопленных приводили к стройкам под конвоем из лагеря, который был расположен за пределами Табошара. Похоже, что немцы не только построили, но и полностью спроектировали этот город. Его узкие улочки с трудом можно отличить от тропинок, например, в бюргерском районе западной части Берлина. Разве что до лоска современной Германии жителям нынешнего Истиклола далеко.


1_2.jpg

«Я проработал в урановой промышленности 50 лет, подорвал здоровье, а пенсия у меня была 235 сомони (около $30); и, слава богу, президент добавил еще 120 сомони ($14), так и живем», - говорит Х. Каримов. 

В качестве доказательства подорванного здоровья ветеран показывает свои руки: они у него - как будто после серьезных, еще не заживших ожогов. Хамидулло Каримович говорит, что так выглядит все тело и добавляет, что коллеги страдали такими же недугами. Сейчас специалистов с таким стажем работы в атомной промышленности в Истиклоле уже не осталось. 

Уран и ослы

4 года назад, когда Россия отмечала 70-летие начала добычи урана, ветеран уранодобывающей отрасли, доктор химических наук Юрий Нестеров (человек, который имел непосредственное отношение к Табошару) вспоминал о том, что атомный век в Советском союзе фактически начинался с… ослов. Все основные работы по добыче урана в Табошаре действительно сначала велись с помощью этой тягловой силы. Здесь не было ни дорог, ни достаточного оборудования. В таких же условиях параллельно с разработкой табошарского месторождения поднимали и Ленинабадский горно-химический комбинат, расположенный в нескольких километрах от урановых рудников, в городе Чкаловске (ныне Бустон – прим. ОА). Этот комбинат считается первенцем атомной промышленности СССР, потому что из урана, обогащенного здесь, была создана первая советская атомная бомба и запущен первый атомный реактор. А получен этот уран был в Табошаре.«Военнопленные не только строили дома, они были и главными рабочими на урановых рудниках в Табошаре, потому что больше было некому этим заниматься, - продолжает Хамидулло Каримович, - они даже жили в своем лагере рядом с рудниками. Ничего не поделаешь: плен есть плен».

Такие условия жизни плюс тяжелый труд сделали свое дело: из сотен военнопленных солдат фашистской армии лишь единицы дожили до того момента, когда они смогли получить документы и покинуть Табошар. Случилось это в конце 80-х годов. Впрочем, к этому времени немцы смогли «раствориться» в интернациональном населении города. Старожилы Истиклола говорят, что не держали на них зла. Тем более, что город был местом ссылки и для советских немцев, к которым у жителей точно не было претензий. 

Лариса Вячеславовна Штадлер – преподаватель класса фортепиано в местной музыкальной школе. Когда-то ее дед из-за своей национальности попал сюда в качестве ссыльного из Ленинграда. В Табошаре он женился на ее русской бабушке.


Лариса Штадлер.JPG

«Здесь проблем у моего дедушки из-за нации не было, - говорит она, - он всю жизнь проработал на местной автобазе, жили они хорошо. Правда, никто из семьи до 70-х годов не брал его фамилию, это только потом мы стали Штадлерами». 

Наряду с отправкой в Табошар военнопленных и ссыльных сюда же приезжал и весь цвет советских специалистов атомной промышленности. Масштабы добычи урана уже через несколько лет работы превысили даже самые смелые ожидания. Табошарское месторождение растянулось на территорию в более 400 гектаров, ежегодно тут добывали тысячи тонн урановой руды. Ближе к развалу Советского Союза эта отрасль стала никому не нужной. Месторождение законсервировали, Табошар покинули сначала лучшие специалисты, а потом и большая часть былого интернационального населения. Теперь главный винтик атомной промышленности СССР превратился в большую свалку радиоактивных отходов; их в окрестностях города за время активной добычи урана скопилось более 10 миллионов тонн.

Таинственная «Заря Востока»

Впрочем, не все страницы истории этого города столь печальны. Были у его жителей и свои маленькие радости. Несмотря на то, что Табошар с самого начала был закрытым и секретным городом, куда можно было попасть только по спецпропускам, этот статус давал его жителям большие преимущества.

«К нам приезжали специалисты из центра и диву давались, как мы тут живем, - рассказывает жительница Истиклола, учительница музыкальной школы Наталья Перевертайло. - Во-первых, мы были очень дружными, каждый праздник справляли вместе. Во-вторых, всех покоряла красота города и природы вокруг. Ну и, в-третьих, у нас было прямое московское обеспечение, и прилавки магазинов даже в самое дефицитное время были завалены недоступными для других товарами».

Славился Табошар и высокими зарплатами. Особенно это стало заметно, когда в городе открылось крупное предприятие «Заря Востока» (ныне государственное унитарное предприятие «Нури Охан» - прим. ОА). Это случилось в 1968 году, и жителям новый завод был представлен как большое производство калош и прочих резиновых изделий. Вот только подчинялось оно напрямую Политбюро ЦК КПСС. Но это, похоже, никого не настораживало. В общем, лишних вопросов здесь не задавали.

«И калоши выпускали, и шланги, и швейные цеха в предприятие входили, но это было, конечно, не самое главное предназначение завода, - рассказывает генеральный директор ГУП «Нури Охан» Зиёдулло Носиров. – Главное заключалось в том, что «Заря Востока» являлась крупным производством, работающим на оборонную промышленность СССР».

Цеха этого завода до сих пор разбросаны по всему Истиклолу. Одна часть из них расположена, как и полагается, в промышленных зонах города, для другой же были подготовлены специальные подземные бункеры. На поверхности земли «Заря Востока» производила товары народного потребления, а в глубоком подземелье – заряды для советских баллистических ракет.
цеха.jpg

Горожане рассказывают, что те, кто работал на производстве калош, часто даже не догадывались о том, какую еще деятельность ведет их предприятие. Не вызвали у людей подозрения ни частые визиты высокопоставленных московских чиновников, ни высокие заработные платы, ни шикарное по советским меркам здание администрации завода. Ежегодно фабрика выпускала 6 миллионов пар калош! Причем продукцией обеспечивали Иран, Афганистан и Пакистан. Широкое производство было налажено вплоть до падения Советского Союза. 

Калоши вместо ракет

Развал СССР Табошар переживал очень тяжело. Привыкшие к закрытому режиму и московскому обеспечению горожане не могли найти себя в современной жизни. Многие уезжали, но далеко не все приспосабливались на новом месте. Практически сразу же остановился выпуск баллистических ракет. Выжили только калоши – теперь это основное направление производства на заводе «Нури Охан». Правда, о былых огромных заказах предприятию остается только мечтать.


калоши.jpg

Из прежнего населения теперь почти никого не осталось. Впрочем, в последние годы в Истиклоле снова затеплилась надежда на лучшую жизнь: рядом с городом китайские инвесторы уже реконструировали цементный завод, на очереди строительство и металлургического городка. Местные жители до сих пор не сомневаются в уникальности своего города и верят, что иностранные инвестиции вполне смогут хотя бы частично его возродить. Скорее всего, так и случится, но это будет уже совсем другая история.

Лилия Гайсина

Источник: "The Open Asia" (Открытая Азия Онлайн)

 

А также читайте: