istoricheskiy pamyatnik

В марте в Астане прошел саммит глав стран Центральной Азии, в котором приняли участие президенты Таджикистана Э. Рахмон, Узбекистана Ш. Мирзиёев, Казахстана Н. Назарбаев, Кыргызстана С. Жээнбеков, а также председатель парламента Туркменистана Акджа Нурбердыева. В таком формате главы государств региона не встречались уже полтора десятилетия, в связи с чем некоторые эксперты поспешили назвать саммит историческим. Между тем обстоятельства его проведения и содержание переговоров действительно заслуживают пристального внимания. 

«Исторический» саммит

Инициатива проведения встречи принадлежала президенту Узбекистана, что подчеркнула его пресс-служба. К тому же в Казахстане стартует Год Узбекистана, открытие которого стало еще одним поводом для визита. Однако в проведении переговоров центральноазиатской «пятерки» заинтересована и Астана, которая стремится подчеркнуть свою многовекторность в международных делах. Что касается Таджикистана и Кыргызстана, то необходимость сотрудничества с Казахстаном и Узбекистаном им диктуем сама география.

Общую картину несколько подпортил лишь Туркменистан, который вместо президента прислал на саммит председателя парламента, не имеющего права подписывать серьезные документы. Впрочем, к такому «нейтралитету» Ашхабада все страны региона уже успели привыкнуть. К тому же сама встреча получила название «консультативной» и подписания каких-то серьезных соглашений, в общем-то, и не предполагала. А присутствие председателя парламента подчеркивало, что полностью от такого формата встреч Туркменистан все же дистанцироваться не намерен.

Интересы участников

Очевидно, что встреча в чисто «региональном» формате проводилась по обоюдному согласию Казахстана и Узбекистана, каждый из которых преследует при этом свои цели. Вопрос в том, почему на этот раз внешнеполитические позиции двух крупнейших по экономике, демографии и военному потенциалу государств региона совпали.

Узбекистан с приходом к власти нового президента Ш. Мирзиёева принял новую внешнеполитическую стратегию по налаживанию отношений с соседями по региону, в рамках которой уже удалось решить или сгладить, казалось бы, нерешаемые проблемы – от демаркации границ до строительства высокогорных ГЭС.

Главная задача Ташкента, по мнению аналитиков, – обеспечить транспортно-коммуникационную доступность соседних стран и регионов, а также выход на внешние рынки. Тем самым он создает условия реализации своего экономического потенциала. При этом ни в ЕАЭС, ни в ОДКБ Узбекистан по-прежнему вступать не собирается.

Казахстан же в условиях, когда отношения России с Западом перешли в фазу новой «холодной войны», показывает, что он проводит в регионе самостоятельную политику.

В эту логику укладываются и планы по переводу казахского алфавита на латиницу, и заявления о необходимости перевода работы органов государственной власти на казахский язык, и соглашение с США о транзите военных грузов в Афганистан. Показательным в связи с этим выглядит заявление Н. Назарбаева на встрече с президентом Кыргызстана С. Жээнбековым. «Для того, чтобы решать вопросы стран Центральной Азии, не нужно звать третьего человека, сами можем все вопросы решить, – отметил он, – Для этого и встречаемся».

Планы и перспективы

Любопытно, что против формата «С5+1», о планах «возрождения» которого недавно заявили в Государственном департаменте США, никто в Центральной Азии не возражал.

Более того, Н. Назарбаев по итогам январского визита в Вашингтон заявил о необходимости сотрудничать с США по Афганистану. Между тем, формат «С5+1» – это, по сути, и есть центрально-азиатская «пятерка», только под протекторатом США.

Неслучайно глава Центрального командования США Д. Вотел в конце февраля заявил, что Россия мешает США взаимодействовать со странами региона, а российский МИД в ответ обвинил Штаты в намерении отсечь центральноазиатские страны от сотрудничества с РФ.

Отнюдь не случайной выглядит и реакция Евросоюза. 22 февраля, еще до астанинского саммита, спецпредставитель Европейского союза по Центральной Азии Петер Буриан поддержал его проведение, выразив надежду на усиление региональной интеграции. «Мы приветствуем такого рода решения, – заявил он, – Мы хотели бы, чтобы они сели вместе, без каких-либо партнеров, и обсудили приоритеты сообща, и, возможно, могли бы развить свои собственные региональные стратегии, чтобы преодолеть вызовы». Понятно, что под «партнерами» здесь имеется в виду Россия, присутствие которой для Брюсселя и Вашингтона является раздражающим фактором.

К возможности возрождения Центрально-Азиатского союза некоторые российские аналитики относятся скептически, напоминая, что у государств региона уже был подобный опыт, причем не слишком удачный.

Однако создавать полноценное региональное объединение с наднациональными структурами Астана и Ташкент пока и не собираются, решив для начала ограничиться зондированием возможностей для сотрудничества. Астанинский саммит на этом фоне может быть всего лишь пробным камнем.

Источник: Eurasia Expert

А также читайте: