kabiri1

Лидер Партии исламского возрождения Таджикистана Мухиддин Кабири после парламентских выборов, на которых партия не набрала достаточный минимум голосов, покинул Таджикистан и все еще находится за рубежом.

Собирается ли вернуться на родину Кабири и как сейчас живется пивтовцам без своего лидера?

Несмотря на то что Мухиддин Кабири долгое время уже находится за пределами страны, он постоянно держит связь с центральным офисом ПИВТ и занимается делами партии. Об этом сообщил заместитель лидера партии Махмадали Хаит, отметив, что все члены партии знают, где находится их лидер. «Кабири должен участвовать в нескольких конференциях в Азии и в Европе. Иншааллах, до Дня национального единства (27 июня) он вернётся в Таджикистан», - сказал он.

Сам Кабири 3 мая прервал свое долгое молчание и в интервью радио «Озоди» сообщил, что выехал с целью поправить свое здоровье и принять участие в некоторых мероприятиях за рубежом. По его словам, затянувшийся его визит не связан с давлением, которое оказывается на партию.

«Программа моего визита была составлена за 1,5-2 месяца. Так совпало, что в странах Европы и Азии в это время проводится ряд конференций, которые важны с точки зрения нашего региона и страны. Ранее парламентская работа не давала возможности быть долгое время за рубежом, и для участия в сессии парламента я был вынужден возвращаться и опять выезжать. Это было накладно с точки зрения расходов и времени. Сейчас ситуация изменилась, и нет необходимости часто выезжать. Как завершу лечение и свои визиты, обязательно вернусь и встречу День национального единства на родине», - сказал он.

Давление растет

Махмадали Хаит уверяет, что давление на ПИВТ растет, несмотря на то что руководство партии обратилось в Генпрокуратуру, МВД, ГКНБ, к уполномоченному по правам человека с заявлением об ущемлении прав членов ПИВТ. Омбудсмен на это обращение порекомендовал партии обратиться в следственные органы, так как считает, что жалобы можно проверить, только проведя следственные мероприятия. 

По словам Хаита, в Генпрокуратуре его заверили, что до 20 мая органы прокуратуры на местах проверят эту информацию и дадут официальный ответ на запрос партии.

На вопрос, каким образом давят на членов ПИВТ, Хаит сообщил, что давление оказывают на них представители ГКНБ, МВД, главы районов и джамоатов, которые заставляют людей покинуть ряды партии: «Партийцам-предпринимателям угрожают, что отберут у них бизнес, а у тех, у кого есть земля, - их земли. Даже дошло до того, что студентам, чьи родители являются членами нашей партии, угрожают отчислением из вузов».

По словам Хаита, все подобные действия противоречат Конституции Таджикистана и другим правовым актам, в том числе международным.

«Ведь наша партия зарегистрирована официально и действует в рамках закона. Нет сомнений, что давление на партию в последние годы напрямую связано с протоколом 32-20, который был принят 2011 году. И это как-то не вяжется со словами властей, которые говорят, что у нас демократическое государство, но на деле у нас направляется столько сил на дискредитацию законной партии», - сожалеет зампредседателя ПИВТ.

По его словам, члены ПИВТ продолжают жить и работать по принципу: терпение и еще раз терпение, однако какая-то часть «нетерпимых» уже ушла из партии. Но в основном уходят те, кто не смог справиться с давлением.

Однако политсовет партии решил не принимать заявления об уходе, написанные под давлением. «Например, в Горной Матче под давлением было написано 201 заявление о выходе из партии, в Пенджикенте таких заявлений было более 100», - говорит зампред ПИВТ. 

И все же, несмотря на давление и отсутствие лидера, самые преданные партии члены продолжают работать, утверждает член ПИВТ из Курган-Тюбе Фахриддин Махмадалиев. Более того, у них даже есть новые заявления о вступлении в партию. «Мы не опустили руки и продолжаем работать, а давление уже стало обыденным», - добавляет Махмадалиев.

Надо было выждать

Российский политолог Алексей Дундич в интервью CATV заявил, что усиливающееся давление на ПИВТ показывает, что Кабири в этом смысле необходимо было занять выжидательную позицию. Этим и обусловлен его долгий визит, а не тем, что он должен эмигрировать или уже эмигрировал, это просто попытка выждать и посмотреть, как будет развиваться ситуация внутри страны.

«Я не верю, что Кабири может превратиться в радикально-оппозиционного политика. Если он до сих пор этого не сделал, то навряд ли это возможно в ближайшем будущем. Тем не менее, возможно, для него ситуация внутри Таджикистана выглядит более сложно, чем это представляется нам», - отмечает политолог. 

Дундич для Кабири видит два пути. Если он останется за границей, то, скорее всего, его политическая карьера закончится, как и у многих оппозиционных политиков, которые эмигрировали. Если Кабири вернется в Таджикистан, то в новых условиях, когда партия не прошла в парламент, ему нужно будет предпринять более активные действия. Это сложный путь для него самого, но тогда возможны перспективы как для политика.

Однако, как отмечают таджикские политологи, если б изначально у Кабири были планы покинуть партию на полпути, то он мог это сделать ранее и сохранить свой бизнес, который «законно-насильственным» путем был выжит с рынка. С другой стороны, Кабири на примере своих оппозиционных коллег понимает, что он в случае момента «X» может находиться в опасности в любой точке мира. 

Источник: ИА "Азия-плюс"

А также читайте: