New York stock exchange 012

Внезапная вспышка эпидемии новой коронавирусной пневмонии три года назад за короткое время поразила практически все страны мира.

Хотя очень немногие державы продемонстрировали устойчивость в борьбе с эпидемией, в целом мировая экономика неизбежно пошла на спад. В 2021 году, несмотря на то, что крупнейшие экономики мира пережили своего рода глубокий V-образный отскок, они еще не полностью завершили период восстановления.

В последние месяцы широко распространилось беспокойство по поводу того, не скатится ли восстанавливающаяся мировая экономика в повторную рецессию. Во-первых, при быстром распространении высококонтагиозного штамма коронавируса Омикрон первыми пали Европа и США, не сумевшие успешно противостоять эпидемии, но и успешно сдерживающие коронавирус азиатские страны также стали сообщать о многократных, многочисленных завозных случаях, которые способствовали быстрому распространению заболевания.

Во-вторых, стоит отметить еще один сильнейший удар по экономике, тоже вызывающий большее беспокойство, — это то, что с начала российско-украинского кризиса страны Запада во главе с Соединенными Штатами не рассматривают возможность продвижения мирных переговоров и не защищают экономический рост.

Наоборот, за короткий промежуток времени Запад ввел против России беспрецедентно жесткие санкции в отношении ее товаров, торгового сектора, валюты и других аспектов, затрагивающих национальную экономику и средства к существованию людей, что заставило изначально неэкономический кризис, зародившийся в Украине, нанести экономический ущерб, перекинувшийся на всю Европу, а затем распространившийся и на Северную Америку, Ближний Восток, Азию и остальной мир.

Под двойным воздействием эпидемии и крайних санкций опасения людей по поводу того, что мировая экономика впадет в повторную рецессию, начинают воплощаться в реальность.

Ранее многие представители общественности высказывали относительно осторожные мнения о том, придет ли мировая экономика ко второй рецессии, но, глядя на реальную ситуацию с крупнейшими экономиками мира в первом квартале этого года, я полагаю, что весьма вероятно, что экономический рост пойдет на спад. Хотя существует множество мнений о том, что интенсивность и последствия повторной рецессии мировой экономики не будут такими серьезными, как два года назад, я с ними не согласен. Причин тому две.

Во-первых, экономика еще не оправилась от последствий глобальной пандемии. Если рассматривать показатели 30 наиболее развитых стран, то можно сделать вывод, что высокая инфляция, вызванная дополнительной эмиссией валюты Соединенными Штатами, а также рост цен на энергоресурсы, основное сырье и товары, вызванный украинским кризисом, неизбежно отразятся на ценах на товары народного потребления.

Во-вторых, глобальный экономический спад, противоэпидемические колебания в последние годы и неуверенность в том, когда закончится эпидемия, в сочетании с принесенным ущербом глобальному росту, вызванным напряженностью между Россией и Украиной, значительно снизили ожидания людей в отношении краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных доходов. Сочетание этих двух факторов неизбежно приведет к спаду политики спроса в развитых странах во второй половине 2022 года.

Судя по нынешней ситуации, несмотря на то, что международная цепочка поставок была практически восстановлена в первые два месяца 2022 года, уровень загруженности крупных портов по всему миру снизился, а нехватка погрузочно-транспортных средств в определенной степени уменьшилась, после марта процесс восстановления цепочки поставок в основных странах, таких как Китай, США, ЕС и Япония, достиг переломного момента.

Если взглянуть на обстановку в КНР, согласно мартовским отчетам, опубликованным Национальным бюро статистики, данные PMI в обрабатывающей промышленности за месяц составили 49,5%, что на 0,7 процентных пункта ниже, чем в предыдущем месяце, и ниже порогового значения, и общий уровень роста обрабатывающей промышленности замедлился.

Из-за всесторонних санкций, введенных Соединенными Штатами и Европой в связи с напряженностью между Россией и Украиной, а также из-за угрозы их отделения от растущих держав, таких как Китай и Индия, индекс закупок менеджеров сферы услуг в Китае упал в марте на 8,2% до всего 42%.

Этот сверхнизкий опережающий индикатор экономической деятельности указывает на то, что экономический рост Китая может еще больше замедлиться во втором и третьем кварталах этого года.По сути, скоординированный рост экономик всех стран является крайне дефицитным общественным ресурсом для человеческого развития. Каждая экономика, которая участвует в совокупном росте, создает благоприятную среду для роста еще одной дружественной экономики.

Но довольно долгое время людей, казалось, совершенно не волновал экономический рост в глобальном смысле. Перед вспышкой новой коронавирусной эпидемии администрация Дональда Трампа проводила одностороннюю политику на государственных биржах и развязала глобальную торговую войну, которая оказала давление на страны и регионы по всему миру.

Перед лицом внезапной вспышки коронавируса США, Великобритания, Австралия и другие страны приняли пассивные противоэпидемические меры, которые не только вызвали повторные волны заболевания в их собственных странах, но и способствовали распространению коронавируса в других государствах через завезенные товары, туризм и торговлю услугами.

Придя к власти, Джо Байден не только не скорректировал политику торгового унилатерализма, реализованную в эпоху Трампа, но и инициировал ряд идеологических мер холодной войны, которые нанесли еще больший вред мировой экономике.

Это дает нам общее представление о том, что как до, так и после Первой и Второй мировых войн западные страны вновь и вновь пренебрегали созданием благоприятной торговой среды и позволяли региональным конфликтам перерасти в глобальные войны.

Сейчас для западных стран настало время наконец усвоить этот урок.Тем не менее, я сохраняю осторожный оптимизм в отношении перспектив мирового экономического развития, особенно в контексте таких экономик, как Китай и Индия. Многовековая история говорит нам о том, что технический прогресс является практическим инструментом экономического развития человечества.

Китай разработал уникальный и эффективный комбинированный макроуправленческий механизм "денежно-финансовой политики", и если он сможет быть более агрессивным в денежно-кредитной политике, твердо сотрудничать с политикой структурных реформ внутреннего предложения центрального правительства в поддержку технического прогресса и установить связь дефицита звеньев между сообществом научно-исследовательских лабораторий и основной производственной цепочкой, то Китай по-прежнему будет способен проложить устойчивый путь восстановления в предстоящий период и стать основным двигателем глобального экономического роста.

Цао Хэпин — профессор Школы экономики Пекинского университета

Источник: "INOсми.ру" (Хуаньцю жибао)

А также читайте: