ibrohimUsmonov o kitae

В 139 году до нашей эры китайский император Ву Ди отправил своего военного посла Чжан Цяня на Запад – на поиски союзников в борьбе против воинственных кочевых племён гуннов, которые опустошали северные окраины Китая. Путешествуя, посол попал в плен к гуннам на целых одиннадцать лет. Но когда ему все же удалось бежать, он перебрался через высокие перевалы Тянь-Шаня и вышел к Иссык-Кулю. Здесь он прошел по всей Ферганской долине, побывал в Согдиане, Бактрии. К его удивлению, этот край оказался цветущим и богатым - здесь было множество городов, в которых процветали ремесла и торговля. Местные правители отказали китайскому послу в военном союзе, но выразили готовность установить с Китаем торговые связи.

Вернувшись домой, в древнюю китайскую столицу Сиянь, Чжан Цянь рассказал императору о жизни и быте «западных народов» и указал пути, по которым можно туда попасть. И император Ву Ди принял решение: «Идём на запад!» Так две тысячи лет назад начинался Великий Шёлковый путь, связавший Китай с народами и странами, живущими «на Западе» - с Центральной и Южной Азией, Европой, странами Ближнего Востока.

Из Китая на Запад потянулись караваны с чаем и рисом, фарфором, шёлком и косметикой, в обратную сторону торговцы везли скаковых лошадей, шерстяные и хлопчатобумажные ткани, шкуры животных, изделия кузнечного ремесла, золото и серебро, поделки из дерева, экзотические фрукты.

С годами значение Шёлкового пути стало настолько важным, а торговля настолько прибыльной, что благодаря этому маршруту стремительное развитие получили практически все города вдоль его следования. По утверждению учёных, едва ли не через каждые 30-50 километров вдоль пути были построены транзитные пункты — караван-сараи, почтовые и торговые станции, гостиницы и склады. В таких городах, как Самарканд, Тебриз, Ормуз, Бухара, Хорезм, Кашгар, Отрар, Турфан, Хотан, Дуньхуан т.п., караваны могли переждать непогоду, обогреться и отдохнуть, сменить лошадей, отправить почту и пр.

Что было самое важное - торговые связи на Великом Шёлковом пути сблизили народы этих стран, заложили основу для активного культурного обмена между ними, способствовали расцвету межгосударственных отношений. Контакты и сотрудничество между странами по этому маршруту продолжались полторы тысячи лет (!), пока в XV веке Великий Шелковый путь не пришёл в упадок. Из-за чего? Из-за военных разборок в Средней Азии...  

Второе рождение

Пятьсот лет спустя Китай вспомнил об этом золотом веке сотрудничества со своими соседями и решил возродить эти традиции. Правда, на этот раз руководитель «Поднебесной» никуда не посылал своего посла – в Центральную Азию он поехал сам. В сентябре 2013 года председатель КНР Си Цзиньпин выступил в Университете Назарбаева. Он напомнил, что двухтысячелетняя история взаимодействия Китая и Центральной Азии свидетельствует, что принципы взаимного доверия, равноправия и взаимной выгоды, толерантности и обмена опытом позволяют странам, отличающимся друг от друга этносами, религией и культурой, мирно сосуществовать и развиваться. Так почему бы не вернуться к этому столь блестящему опыту сотрудничества?

Си Цзиньпин предложил объединить усилия стран региона и воссоздать «экономический коридор Шелкового пути», целью которого должно стать крупномасштабное региональное сотрудничество. На той встрече Председатель КНР рассказал о своем видении такого сотрудничества и впервые обрисовал основные направления, по которым оно должно осуществляться. Во-первых, нужно укреплять политические контакты: страны региона должны осуществлять взаимодействие в рамках стратегических направлений своего экономического развития, в ходе переговоров подготовив план и меры регионального сотрудничества. Во-вторых, необходимо развивать дорожные коммуникации, создать транспортный коридор «Тихий океан-Балтийское море», постепенно сформировать транспортную сеть, которая соединит Восточную, Западную и Южную Азию. В-третьих, следует обеспечить бесперебойную торговлю. Заинтересованные стороны должны обсудить вопросы оказания содействия упрощению торгово-инвестиционной деятельности, подготовив эффективный план. В-четвертых, необходимо укреплять сферу денежного обращения, оказывать содействие таким формам валютных операций, как валютный своп, произведение расчетов в национальных валютах стран региона, увеличение степени защищенности финансовых систем от рисков, повышение международной конкурентоспособности экономики региона. В-пятых, нужно способствовать сближению народов региона, активизировать культурный обмен, дружественные связи.

Инициатива китайского президента была встречена потенциальными участниками проекта с большим интересом, но и с определенной насторожённостью. За полтора года, прошедших после озвучивания идеи нового Шелкового пути в Университете Назарбаева, политики, экономисты, бизнесмены, общественные деятели и журналисты разных стран провели десятки встреч, на которых активно обсуждали новую китайскую стратегию - Чего хочет Китай? Какие перспективы несёт новый Шелковый путь другим государствам? Как можно будет через новую инициативу гармонизировать интересы разных стран, в том числе и соперничающих между собой?

За минувший год Китай постарался максимально полно ответить на эти и другие вопросы, конкретизировать новую идею, наполнить её практическим содержанием, сформировать целостное видение новой стратегии и её философию.

«Не соло Китая, а симфония всех стран!»

В деталях о новой стратегии Китая президент Си Цзиньпин рассказал уже в марте 2015 года - на Боаоском азиатском Форуме. Новая стратегия получила название «Один пояс – один путь», объединив в себе две амбициозные концепции – Экономический пояс Шелкового пути и Морской Шелковый путь 21 века.

Идея Морского Шелкового пути заключается в создании двух маршрутов. Один из них соединит побережье Китая и Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан, второй – выведет Китай в Южно-Тихоокеанский регион. Что касается Экономического пояса Шелкового пути, то он рассматривается как мега-проект по расширению связей с зарубежными государствами, особенно со странами Центральной Азии. Суть его – в создании и развитии трех экономических коридоров: Северного (Китай – Монголия – Россия), Центрального (Китай – Центральная Азия – Ближний Восток) и Южного (Бангладеш – Китай – Индия – Мьянма, а также Китай – Пакистан). При этом экономические коридоры нового пути, конечно, не ограничатся Азией, но, как и две тысячи лет назад, пойдут дальше - в Европу, Африку и Америку.

По мнению разработчиков концепции, страны, расположенные в регионе «пояса и пути», обладают уникальными ресурсами, их экономические базы дополняют друг друга, и у подобного сотрудничества есть огромный потенциал и пространство для развития. Не случайно уже более 60 стран проявили интерес к участию в инициативе «пояс и путь».

Любопытно, что двумя годами ранее практически с такой же идеей выступили и США. В 2011 году госсекретарь США Хилари Клинтон объявила об американской инициативе «Нового Шелкового пути». Авторство проекта принадлежало профессору Фредерику Старру, директору и основателю Института Центральной Азии и Кавказа Университета Джонса Хопкинса, работающему над этой идеей уже около 10 лет. Новая стратегия, взятая на вооружение Госдепартаментом и Белым домом, предусматривала создание сети торговых и транспортных коридоров, которые будут проходить через Афганистан и свяжут между собой рынки государств Южной и Центральной Азии. Кроме того, по задумке, он даст возможность странам Центральной Азии, которые не имеют выходов к морям, расширить доступ к зарубежным рынкам.

Идея укрепления торговых и экономических связей между странами Азии была правильная и благородная. Но, по мнению многих экспертов, американский проект «Шелкового пути» значительно уступает своему китайскому тёзке и вряд ли будет реализован. По крайней мере, в том виде в каком задумывался. Во-первых, он излишне политизирован – Госдепартамент, к примеру, «не предусмотрел» активного участия в проекте таких крупных региональных игроков, как Китай и Иран. Во-вторых, как выяснилось, США оказались не готовы выделить существенные инвестиции на реализацию своего проекта.  

Пекин, в отличие от Вашингтона, изначально заявил об инклюзивности своей новой стратегии и отказался от каких-либо идеологических рамок при возрождении Шелкового пути. «К проекту может присоединиться любое государство, - говорит председатель КНР. - Инициатива «Один пояс – один путь» – это не соло Китая, а симфония заинтересованных сторон!».

Китай готов вместе с другими странами работать над улучшением содержания инициативы, разрабатывать графики реализации проектов и многосторонние форматы сотрудничества, а также призывает к многополярности и равноправным переговорам по международным вопросам. Считая мирный диалог единственным способом разрешения проблем Китай уже подписал международные договоры о добрососедстве и дружественном сотрудничестве с восьмью соседними странами и готов подписать аналогичные документы с остальными.

Вторым ключевым отличием китайского проекта стало его финансовое обеспечение. Китай сразу заявил о готовности выделить необходимые инвестиции под реализацию разнообразных инфраструктурных проектов в рамках своей новой стратегии. По его инициативе уже создан Азиатский Банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) с уставным капиталом в 100 млрд. долларов. Еще 40 млрд запланировано вложить в специальный Фонд Шелкового пути. И это только первые транши. Общая потребность в инфраструктурных инвестициях региона к 2020 году, по оценкам экспертов Азиатского Банка Развития, составит более 8 триллионов долларов.

…На Азиатском форуме в Боао весной текущего года журналисты записали в свои блокноты символическую поговорку, которую произнес китайский лидер Си Цзиньпин, характеризуя главную идею проекта «один пояс – один путь»: «Если хочешь идти быстро -- иди один, если хочешь идти далеко -- идите вместе».

По следам наших бабушек и дедушек

В июне в Китае побывала большая группа таджикских журналистов, которые попытались из первых уст узнать о новой китайской стратегии «один пояс – один путь», а также ближе познакомиться с опытом «Поднебесной» по развитию новых СМИ – мобильного ТВ, мобильных приложений, онлайн-версий газет и тд.

В течение двух недель 20 руководителей СМИ и ведущих журналистов Таджикистана, приглашённых в эту поездку Китайским Фондом мира и развития (China Foundation for Peace and Development), имели возможность встретиться с экспертами, руководством китайских средств массовой информации, бизнесменами и преподавателями пекинских вузов, посещать ведущие предприятия этой страны.

При каждой новой поездке Китай каждый раз не устает поражать вас заново – своей тысячелетней историей, темпами своего развития, своими масштабами и размахом. В том числе и в сфере СМИ. Например, вот такая цифра: в Китае сегодня 650 (!!!) миллионов пользователей Интернет. Вдумайтесь только – ведь это население США, России и Японии вместе взятых! Или вот это: сайт главной китайской газеты «Женьминь Жибао» (печатный орган Китайской коммунистической партии) ежедневно посещают 100 миллионов (!) человек. Можете себе представить эту цифру? И ведь это не сделаешь по принуждению, это вам не принудительная подписка. Значит, люди заходят на сайт и находят для себя что-то важное и интересное? Это при том, что в Китае есть миллионы других развлекательных сайтов…

Аналогичная картина и с другими государственными СМИ – «Синьхуа», главного информационного агентства Китая, Международного радио Китая (China Radio International), телеканала CCTV и др. Жесткий контроль сферы СМИ со стороны государства, похоже, не привёл к застою китайских масс-медиа. Напротив, судя по всему, все они успешно развиваются, используя для продвижения своего контента среди населения самые современные информационные технологии и платформы – мобильные приложения для телефонов и планшетов, интернет-версии традиционных газет, мобильное телевидение и радио. Более того, сохраняя ограничения на деятельность негосударственных СМИ, руководство Китая активно экспериментирует с разными формами управления и собственности в этой сфере, пытаясь найти оптимальные модели, которые бы были эффективны, прибыльны и при этом учитывали интересы общества. Например, при старейшем агентстве страны «Синьхуа» было создано акционерное общество «Синьхуа Мобильное ТВ» с уставным капиталом 100 млн юаней. Акционеры – государство и частные лица. На базе главной партийной газеты также создано акционерное общество «Жеминь Жибао онлайн». Средний возраст сотрудников здесь – 28 лет. Управляет компанией Совет директоров.

«А что произойдёт, если редактор «ЖЖ» допустит ошибку и напечатает материал, который не понравится ЦК? Сможет Центральный Комитет дать ему выговор или снять с работы?», - спросили коллег таджикские журналисты. Ответ был вполне рыночный: назначение и снятие с должности руководства компании «Жеминь Жибао онлайн» осуществляет Совет директоров, а не ЦК.

Вот такой интересный опыт.

Кстати, фанатам Фейсбука и Гугла в Китае придётся обходиться без своих любимых приложений – они здесь заблокированы. Зато китайцы активно пользуются другой социальной сетью – WeChat, которая насчитывает 300 миллионов пользователей. По словам китайских журналистов, в этой социальной сети обсуждаются самые горячие темы китайского общества, и никакого запрета на обсуждение острых тем нет. «Напротив, - говорили наши китайские коллеги, - руководство страны использует интернет и социальные сети, как своеобразный индикатор настроения общества. Из социальных сетей партийные лидеры узнают об отношении людей к тому или иному вопросу, предпринимают какие-то действия или корректируют свои прежние решения, если общество критически к ним настроено».

…Поездка делегации журналистов из Таджикистана завершалась в древней китайской столице - городе Сиань. Именно отсюда 2 тысячи лет назад начинался Великий Шелковый Путь. На месте древнего рынка сегодня построен великолепный частный музей с редчайшими экспонатами, среди которых древние монеты Согдианы, Бактрии, статуэтки из Самарканда и Бухары…

Рассказывая таджикским гостям об истории Шелкового пути и его сегодняшнем возрождении, профессор из местного университета произнёс интересную фразу: «Ваши дедушки и бабушки уже были здесь, вы просто пришли по их следам…».

Источник: Азия Плюс

А также читайте: