kreml i soyuzniki

Чтобы стабилизировать и развивать «ближнее зарубежье» Россия делает ставку на развитие связей с «дальним». Сегодня это работает практически везде в Евразии, кроме Восточной Европы. Новые мосты строятся на Юге и Востоке. А самым неустойчивым регионом по-прежнему останется Восточная Европа. НАТО и ЕС намерены и дальше бороться здесь за влияние, пытаясь закрепиться в Молдове, на Украине, оторвать Россию от Беларуси. 

Соединяя полюса Евразии

В начале ноября состоялся очередной президентский саммит в формате Россия-Иран-Азербайджан. Встреча на высшем уровне проходит второй год подряд и уже анонсирована в 2018 г. На повестке в основном – вопросы экономики. Хотя повестка безопасности не менее насыщена: как не допустить роста конфликтности в Закавказье.

Этот трехсторонний формат, проходивший обкатку в 2016 г. в Баку, а в этом году – в Тегеране, содержит в себе сценарий будущего развития евразийской интеграции. Последняя будет исправно работать, если будет обеспечено эффективное взаимодействие между ключевыми полюсами евразийского пространства.

Помимо Ирана глубокие процессы координации постепенно выстраиваются с Китаем. Завершена подготовка торгового соглашения между ЕАЭС и КНР. Возобновился непростой процесс сближения Москвы и Анкары на фоне сделки по С-400 и перехода около 90% территории Сирии под контроль правительственных сил.

Таким образом, с Ираном и Турцией есть точки соприкосновения по Сирии, а также в сфере военно-технического и энергетического сотрудничества. С Китаем эти сферы также охвачены, но есть и глобальная повестка – «ось» в рамках Совбеза ООН, БРИКС и т.д. Не сказал еще своего слова и формат РИК (Россия-Индия-Китай).

Причем, в отношения России с Китаем и Ираном активно (и во многом с подачи Москвы) вовлекаются соседи, находящиеся между ними. С Китаем выстраивается система взаимодействия с «пятеркой» стран-членов ЕАЭС. С Ираном и Турцией также идет проработка создания зон свободной торговли со всеми странами Евразийского союза. С экономической точки зрения иранский вектор интересен для Армении. Активизируется Индия.

Открытость вместо изоляции

Саммит Россия-Иран-Азербайджан, являясь не единственным и не самым важным многосторонним форматом для России, тем не менее, демонстрирует эффективную модель интеграции. В ее основе лежит не попытка замкнуть соседей России на Москву и изолировать от внешнего мира в крепких объятиях (как об этом говорят приверженцы тезиса о «восстановлении СССР» и «имперских амбициях» Москвы).

Вместо этого решается задача совместной с другими ведущими игроками Евразии работы по стабилизации и развитию регионов общего соседства, находящихся между ними. Выражаясь образно, стабилизация взаимосвязей между «странами-континентами» позволяет обеспечить благоприятную ситуацию в «морях» и «проливах» между ними.

Реальность такова, что без укрепления связей России с Китаем, Индией, Ираном и Турцией невозможно стабилизировать ситуацию и добиться долгосрочного развития в Центральной Азии, на Кавказе и Балканах соответственно. В этих процессах трансрегионального взаимодействия могут играть активную роль государства-соседи: центральноазиатские республики, Армения и Азербайджан, Сербия и др. Только так эти регионы могут развиваться как геоэкономические «ворота», а не «топи».

Неустойчивая Восточная Европа

Из этой формулы выпадает взаимодействие между Россией и НАТО-ЕС. Это недостающее звено превращает Восточноевропейский регион, находящийся между ними, в своеобразный тупик. Толчки нестабильности ощущаются на Балканах и Кавказе.

Так, сближение Турции и России заставляет США усиливать нажим не только на Анкару, грозя ей санкциями, но и на Сербию. Неслучайно Госдеп именно сейчас впервые столь беззастенчиво и официально поставил Белград перед жестким ультиматумом. От Сербии требует отказаться от нейтралитета и «перестать сидеть на двух стульях», свернув связи с Россией. Пару лет назад подобное потребовали от Украины, но Янукович заигрался в евроинтеграцию и слишком поздно пытался выйти из игры.

Логика «перетягивания каната» со стороны Запада, к сожалению, сохранится на Балканах, а отчасти и на Кавказе еще долгое время. Однако самым неустойчивым регионом по-прежнему будет Восточная Европа. НАТО и ЕС намерены и дальше бороться здесь за влияние, пытаясь закрепиться в Молдове, на Украине, оторвать Россию от Беларуси.

В этой ситуации нужна координация усилий при взаимном уважении интересов между полюсами Евразии. По южному и восточному векторам евразийской интеграции такое понимание укрепляется. Поэтому мосты сегодня строятся на Востоке и на Юге, а на Западе пока только обваливаются. Прибалтика и Украина вместо превращения в «мосты», которое им когда-то обещали местные политические деятели, оказываются сегодня во все большей транспортной изоляции.

В этой ситуации ставка России на развитие взаимодействия с так называемым дальним зарубежьем, а именно – с Китаем, Индией, Ираном и отчасти Турцией – может стать новым источником развития евразийской интеграции в ближнем зарубежье. Что же касается Восточной Европы, то здесь надо запастись стратегическим терпением. В ближайшие годы превратить этот регион в пространство диалога и развития не удастся. Курс на втягивание Украины и Молдовы в НАТО (не мытьем, так катанием) никто не отменял. Задача - локализовать этот кризис и укрепить экономический и военно-политический потенциал союза Беларуси и России.

Источник: Eurasia Expert

А также читайте: