kseniya diodorova

Российский фотограф Ксения Диодорова, прожившая зимой целый месяц с жителями Бартанга на Памире, рассказала интернет-порталу «Россия для всех» о своем проекте «В холоде», зачем забралась так далеко, как встретили местные жители и почему ей не понравился памирский ширчой.

 

Долина Бартанг расположена на высоте 3 тыс. м над уровнем моря в горах таджикского Памира. Российский фотограф Ксения Диодорова весь январь прожила там и снимала долину и людей, чтобы понять, кто они — мигранты, которые приезжают в Россию на заработки. В результате она собрала целую серию под названием «В холоде», создала мультимедийный интернет-проект по итогам поездки и собирает средства на публикацию большого альбома-книги.

О своем проекте «В холоде», причинах поездки в такую даль, встречах с местными жителям и почему ей не понравился памирский ширчой, она рассказала интернет-порталу «Россия для всех».

— Мигранты из Таджикистана в Россию едут из всех регионов, но вы выбрали именно Горно-Бадахшанскую автономную область и Бартанг. Почему?

— Я два года вынашивала идею сделать проект про трудовых мигрантов. Было несколько заходов к этой задаче, один из которых — снимать постановочные портреты женщин–трудовых мигрантов . Нужен был какой-то ход, который бы изменил восприятие, потому что восприятие мигрантов — это клише. Про них всегда говорят в общем, «они», и вот от этого хотелось уйти и привнести взамен какую-то идентичность и персонифицированность. Этот проект про толерантность. Это первое.
Второе — это горы. Я не могу жить без них, и как минимум два месяца в году живу в горах. Это не значит, что я отдыхаю. Я работаю, но просто в горах. Море - это не про меня.

И третьим судьбоносным моментом стало знакомство с антропологом Тохиром Каландаровым, который буквально заразил меня Памиром.

— То есть до этого вы не слышали об этом месте?

— До этого я никогда не была на Памире. Естественно, я была наслышана о нем, но толком ничего не знала, а Тохир его для меня открыл.

Именно Бартанг я выбрала потому, что там плохие дороги, а где плохие дороги, туда медленнее доходит цивилизация, соответственно, больше остается традиций.

Еще один важный момент про изоляцию в горах. Это было года полтора назад. Я оказалась в Грузии в одной горной деревне, которая из-за снега зимой оказывается изолированной, и кто может — уезжает в города, а кто не может — остается там на 4-5 месяцев. Даже в марте они еще отрезаны от остального мира. У меня была мысль заточиться и жить вместе с 5-6 людьми эти несколько месяцев, просто снимать вот такое медленное время. Это должен был быть мультимедийный проект, который передал бы тягучесть времени. Вот такая была мысль.

Как это часто бывает, идеи имеют обыкновение укладываться в голове слоями, смешиваясь с какими-то событиями в жизни, и потом выходят в новой форме. В итоге все это слилось, и получился такой проект про холод, а на самом деле про тепло.

— Откуда шло финансирование, ведь это довольно-таки дорогая поездка?

— Финансирование идет так: я иду в ближайший банкомат, снимаю деньги и финансирую свой проект (Смеется). То есть до сих пор все финансирование идет из моих средств.

Источник:  Россия для всех

А также читайте: