dushanbinskaya chetverka 01

По инициативе президента Таджикистана Эмомали Рахмона в 2009 году в Душанбе за одним столом встретились президенты Афганистана, Пакистана, России и Таджикистана, для того чтобы обсудить проблемы Афганистана и перспективы четырехстороннего сотрудничества для решения этих проблем. Данный формат встречи успели окрестить «Душанбинской четверкой». В рамках этого переговорного формата обсуждались вопросы терроризма, наркотрафика, а также проблема афганского урегулирования. Эксперты называли данную форму общения перспективной, но спустя пару лет «Душанбинская четверка» перестала функционировать. Что стало причиной прекращения деятельности «Душанбинской четверки», можно ли снова задействовать этот квартет? Об этом и многом другом Dialog.TJ рассказал руководитель Центра конфликтологии и региональных исследований Косимшо Искандаров.

- Как вы считаете, почему же «Душанбинская четверка» приостановила свою деятельность? Ведь многие считали такой формат переговоров достаточно интересным.

- Во время встреч членов «Душанбинской четверки» обсуждался достаточно широкий круг вопросов. Обсуждались не только проблемы терроризма и траффика наркотиков, хотя эти вопросы стояли во главе угла, но несомненно большое внимание уделялось и решению афганского конфликта, то есть содействию мирному процессу в Афганистане. В ходе встреч затрагивался вопрос строительства высоковольтной линии электропередач в рамках проекта CASA-1000 (проект доставки электроэнергии из Таджикистана и Кыргызстана в Афганистан и Пакистан — прим. Dialog.TJ), а также речь шла об участии России в строительстве газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия ( проект ТАПИ). Несмотря на обсуждение таких значимых тем, все стороны понимали, что в короткой перспективе дела дальше громких заявлений не будут двигаться. Реальной отдачи от этих переговоров и встреч не было. Россия еще во время встречи «четверки» в Сочи утверждала, что будет задействован потенциал ОДКБ и ШОС для решения афганского кризиса, но в реальности этого не произошло. Спустя некоторое время Россия приняла решение приостановить участие во встречах в формате «Душанбинской четверки».

- Почему все же Россия приостановила своё участие в этом переговорном формате?

- Стало очевидным, что эти встречи не приводят к каким-либо результатам. Россия хотела привлечь ОДКБ и ШОС, но это не получилось осуществить.

- А почему члены «Душанбинской четверки» не пошли дальше заявлений? Страны не проявляли достаточной активности, или же не могли договориться по какому-либо вопросу?

- Они договаривались по различным вопросам. В своих заявлениях говорили, что намерены сделать так и так, согласовывали определенные вопросы. Однако в неспокойной обстановке, когда в Афганистане постоянно совершаются террористические акты, продвижение таких проектов, как ТАПИ и CASA-1000, тогда не виделось возможным. Ведь невозможно продвигать крупные региональные проекты, когда в Афганистане не спокойно. И те страны, которые хотят вложит деньги, инвестировать в проекты, они подумают дважды, прежде чем инвестировать. Нет стабильности, нет гарантий защиты инвестиций в Афганистане, поэтому эти вопросы так и остались не реализованными.

- Сегодня ситуация в самом Афганистане, и в регионе значительно отличается от ситуации 2010 или же 2011 годов. Нужно ли и возможно ли все же снова восстановить этот формат диалога?

- Конечно же, восстановление четырёхсторонних встреч в новом формате возможно. И даже возможно расширить формат диалога и привлечь для участия другие страны. Например можно привлечь и Иран, как крупную региональную державу и соседа Афганистана. Иран может многое сделать для развития Афганистана. Можно также эффективно использовать и потенциал Китая, так как КНР тоже граничит с Афганистаном, и имеет свои интересы в безопасности Афганистана. Мне кажется привлечение в такой формат сотрудничества КНР даст хороший динамизм работе.

- Привлечение новых игроков может с другой стороны ведь стать и препятствием. Например, если привлечь Индию, не могут ли существующие противоречия между Индией и Пакистаном стать препятствием для здорового функционирования нового формата?

- Противоречия всегда были и существуют по сей день. В определенных моментах, конечно, они будут влиять на этот процесс. Однако уже сегодня Индия и Пакистан являются странами-наблюдателями ШОС, хотя у них и разные интересы. Думаю, что как раз существующие между Пакистаном и Индией противоречия решить очень сложно, так как это застарелый конфликт. Но тем не менее, для решения афганской проблемы важно сближение позиций Индии и Пакистана и важно, чтобы и Пакистан и Индия принимали активное участие в разрешении конфликта в Афганистане.

- На сколько реально возвращение России к формату «Душанбинской четверки», может быть и в расширенном формате?

- За Россию не могу что-либо говорить, но принимать участие в таком формате в её интересах. Ведь Россия имеет большие интересы в регионе.

- А насколько в настоящее время заинтересованы страны-участницы в восстановлении диалога в данном формате?

- Сегодня очень многое изменилось, но каждая страна, и Пакистан, и Афганистан, и Россия, и Таджикистан заинтересованы в диалоге, в расширении сотрудничества во многих сферах. Они заинтересованы в сотрудничестве как в вопросах экономики, так и в вопросах безопасности, борьбе с терроризмом, экстремизмом, и в борьбе с траффиком наркотиков.

Но вопрос в другом, как продвигать и решать эти вопросы. С одной стороны, руководство Пакистана заявляет, что их страна против терроризма, экстремизма, и заинтересована в мирном решении афганского вопроса. А с другой стороны, даже страны региона видят, что руководство движения «Талибан» находится в Пакистане, боевики «Талибан» готовятся в многочисленных медресе, которые находятся на территории Пакистана. Пакистан пытается вытеснить их из своей провинции Северный Вазиристан в Афганистан, но тем не менее, база и тренировочные лагеря «Талибан» расположены там. То есть опять же есть сомнения в том, что Пакистан не всегда говорить правду, и существующую ситуацию и проблемы использует в своих интересах.

Сулхия АХМЕДОВА

Dialog.TJ

А также читайте: