Таджикские руководители предпочитают “Тойота Прадо”, “Максиму” и “Ландкрузер”.

Большинство министров и других руководителей госорганов Таджикистана сменили служебные советские “Газ-31” на “Тойота Прадо”, “Тойота Кемри”, “Максиму” и “Ландкрузер”.

Эти машины корейского, японского и немецкого производства стоят от 15 до 80 тысяч долларов. Однако по сей день неясно сколько расходуют таджикские ведомства на приобретение этих машин.

В Минобороны "Озодагон" сообщили, что министр генерал-полковник Шерали Хайруллоев ездит на “Тойота Прадо”.
По словам пресс-секретаря Минобороны Фаридуна Махмадалиева, это автомобиль более надежен в условиях высокогорья, поскольку воинские части расположены в разных регионах страны.

Министр образования Нуриддин Саидов ездит на “Ландкрузере”.

Министр юстиции Рустам Менглиев и глава антикоррупционного органа Фаттох Саидов используют “Тойота Кемри”, министр культуры Мирзошохрух Асрори “Максиму”.

В свое время на "Максиме" также ездил министр финансов Сафарали Нажмиддинов. Но, сейчас марка его служебной машины неизвестна.

Ранее в сети Фейсбук журналисты “ИмрузNews” разместили фото машины Абдулло Ёрова, директора “Барки Точик”. По их данным ее стоимость не менее 100 тысяч долларов.

Заметим, что это фото появилось в холодное время года, когда большинство регионов страны испытывают тяжелейший дефицит электроэнергии. Поэтому дискуссия по этому вопросу была очень жаркой.

Глава Минэнергопрома Таджикистана Гул Шерали в одном из интервью сказал, что использует “Ландкрузер”, который был куплен в 2007 году. Он также добавил, что в день расходует 10 литров бензина. Этого не хватает, поэтому министру часто приходится ходить на работу пешком.

Почти все руководители говорят о том, что надо экономить на транспорте. А глава службы связи Бег Зухуров в 2009 году даже выступил с инициативой чтобы сотрудники его ведомства добирались на работу на велосипеде.

Сам Зухуров предпочел делать это на автомашине.

Еще в 2007 году у бывшего Генерального прокурора Бободжона Бобохонова спросили откуда его сотрудники находят средства на такие дорогие машины?

Однако Генпрокурор ответил, что машины которые стоят возле ведомства не принадлежат его сотрудникам.

По его словам, это машины посетителей. Генпрокурор также добавил, что сотрудникам его ведомства помогают родные и близкие, которые находятся в трудовой миграции в России.

Источник: Озодагон

А также читайте: