Кто нам сказал быть сорняком?

Я люблю свою страну. И не только потому, что родилась здесь и тут мой дом, а ехать больше некуда - выход всегда есть, был бы повод. И вроде бы был, вот только не нашлась причина.

Я люблю свою страну, потому что каждый переулок родных улиц связан с моей личной историей жизни, и не только из-за воспоминаний, восходящих к самому детству, не только: история каждого человека наполнена своей личной трагедией - с рождения до самой смерти, и моя личная история перекликается с шорохом осенних листьев, не убираемых даже на самом Рудаки, с мужиком-хохотунчиком в тюбетейке, смакующим потрескавшуюся пиалу в Рохате, с горбатым исхудалым цветочником, каждый день поджидающим меня у аптеки с пакетом исирыка; она перекликается с просящим подаяния стариком - самым настоящим стариком, переставшим верить в родных, а главное - в себя...

Да, бывает, ты устаешь, перед глазами - бетонная стена бесполезности, битва о которую превращает твою голову в тупой предмет.. А потом понимаешь - ты и сам ничем не хуже того сорняка, растущего в открытом театре "Падида", что вообще-то называется "Зеленым". Но разве в этом заслуга сорняка, который, хоть и вырос на его площадке не по своей вине, а все же пуст, опустошает, и становится главным героем на месте, где должен совершаться спектакль... Кто нам сказал быть сорняком?

Благо, на пути по дороге из Падиды всегда приходит Рохат - чайхана дала имя уже и окрестностям, старым и новым, обязательно добротным дворикам хорошего советского времени, которым до сих пор пропитан весь район за девятой школой - высокие потолки совминовских домов, покрашенные оградки и беседки, и главное - старые развесистые чинары.

Выходишь оттуда и не можешь не остановиться: огромные лепешки на стенки танура умело лепит холашка - пристройка чайханы в обеденное время полна людьми, и ведь это - почти единственное место в центре города, где можно еще посидеть на старых тапчанах, половить на себе взгляды удивленных предпочтению молодежи бабушек и дедушек , одетых в перешедшую на зимнее время национальную одежду...

А официантки в платках, забыв обо всех тонкостях сервиса, честно признающие множество своих профессиональных ошибок, в который раз подходят к тебе и улыбаются, приставив руку к сердцу как знак уважения, и даже в конце извиняются, если что было не так.

Я люблю свою страну независимо от выборов, демократии или провала на выборах ПИВТ. Политика к моему народу не имеет никакого отношения, как и международные отношения, национальный вопрос или религия: мой народ - это народ со своей личной трагедией, своим характером и собственной болью, у него тоже есть вредные привычки, в том числе и приобретенные - курить нос, например, ездить в Россию на рабочий сезон, или винить в своих бедах всех кроме самих себя.

Моя страна утопает. Ей плохо, потому что плохо ее детям, а им некогда подумать о своем будущем, так как пока не угнаться даже за настоящим... Мою страну не способны спасти политики, потому что они не могут быть хорошими, ее не способны спасти новые хорошие трубы для городского отопления, потому что взамен им поставят дешевые и не качественные,; ее не способны спасти нанотехнологии, потому что ими надо уметь пользоваться; и не способны ее спасти ни визовый режим, ни многоженство, ни Хадж за тысячи долларов, ни точечные возмущения журналистов, правозащитников, миссионеров.

Я люблю свою страну - мою страну спасти способна только любовь.

Аниса Сабири,
журналист,
Данная публикация является личным мнением автора

Источник: Озодагон

А также читайте: