Романтики таджикского рока

Рекламу этой вечеринки можно было найти в Интернете. Вечером 6 июля в одном из старейших зданий нашей столицы состоялся рок-концерт. Этот старинный бар-подвальчик в гостинице «Вахш» сейчас называется «Стой!Ка».
В афише рок-концерта значилось, что организаторами этого события значатся рок-группы «Город Понедельник», «Final Day» и «Овринг». В качестве гостя ждали американца Питера Коиша. Информационную поддержку оказывал проект «Альтернативный Таджикистан», который занимается освещением андеграундной культуры в Таджикистане – пишет о молодежных движениях рэперов и рокеров. Техническая поддержка концерта осуществлялась культурным центром «Бактрия».
В заявленный день ближе к шести любители рока стали подтягиваться к зданию старейшей гостиницы. Цена билета на это мероприятие была не так уж и высока – всего 15 сомони. В полумраке зала возились с аппаратурой участники концерта.
На тусовку пришло на вскидку чуть больше полусотни человек. Изящные девчонки и молодые ребята, чей возраст не превышает тридцати лет.
Про то, что в Таджикистане есть альтернативная культура я, конечно, наслышана. Даже знаю, что молодые рэперы не всегда дружелюбны с рокерами. В мое время (имею в виду, юношеский и отроческий период) рок, безусловно, тоже был. Тогда гремел советский андеграунд – «Кино», «Алиса», «Черный кофе», «Наутилус Помпилиус», «Агата Кристи», «Аквариум». Но все эти легенды советского рока обитали где-то там – далеко. Как «тусовались» в те годы в Душанбе, можно прочитать в повестях Кайда (в миру – Константина Паршина) в его повестях «Город Понедельник» и «Если завтра не будет войны».
Я хорошо помню, как в восьмидесятые ближе к вечеру можно было нарваться на каких-то не всегда опрятных парней (иногда в чапанах и джурабах) с кассетным магнитофоном под мышкой, из динамиков которого могли раздаваться слова какой-нибудь рок-композиции. Что-то вроде «она читала жизнь, как роман, а он оказался повестью» или «каков мой путь, каков мой путь, но я могу идти».
То была эпоха тотального дефицита. Разжиться какой-нибудь роковой атрибутикой вроде металлических цепей или курток с заклепками было довольно проблематично. Скромные квартирки обычных советских обывателей зачастую украшали вырезки из журналов, изображающие рок-музыкантов. А во дворах бренчали на гитарах. И кто в ту пору в юности не пытался сочинять стихов, находясь под впечатлением от сонетов Шекспира или Петрарки или услышав рок-балладу. Рок жил.
Сменилась эпоха. А рок жив до сих пор. И «металлическим скрежетом» вдохновляется новое поколение. Какова она сегодняшняя таджикская рок-тусовка? Я бы назвала ее элегантной. Музыканты уж никак не напоминали потных патлатых дядек, которых можно увидеть в старых фильмах 60-70-х годов.
Над импровизированной сценой висел баннер с изображением трех красных полосок на черном фоне. Как мне потом удалось выяснить – это эмблема душанбинской рок-группы «Красная планета». То есть, тусовка импровизировала, помимо заявленных в афише исполнителей, были и другие. «Красная планета» выступала в форме, напоминающей форму бойскаутов – черные рубашки и черные бермуды с эмблемой в три красные полоски.
Среди «Красной планеты» нет профессиональных музыкантов и у ребят нет классического музыкального образования. Музыка является их хобби, и все они учатся в столичных вузах. И производят впечатление сильных, мужественных, целеустремленных людей.
Я не сильна в роковых жанрах, но, по-моему, все то, что звучало, было похоже на «хард» или «хэви-металл». Никаких эксцессов на концерте не произошло – всем хватило места и пива. Некоторые прыгали, размахивая руками. Кто-то пытался танцевать.
Под занавес тусовку посетила королева таджикского рока – Юлия Богданавичуте – Lady J – в сопровождении своего супруга и продюсера Искандара Рахманова. Они пришли в качестве гостей.
Как и было запланировано, к десяти часам вечера все это священнодействие закончилось. Это был первый рок-концерт, который мне довелось посетить. Впечатления остались самые благоприятные.

Источник: Дайджест Пресс

А также читайте: