Партия исламского возрождения Таджикистана в поиске партнеров на выборах

У партии большой электорат, но она осознает, что не сможет идти в одиночку.

Главная оппозиционная группа Таджикистана, Партия исламского возрождения, надеется объединиться с другими партиями для выдвижения единого кандидата в ноябрьских президентских выборах, но выбор такого кандидата оказался сложным процессом.

Несмотря на два места в парламенте из 63, Партия исламского возрождения Таджикистана, ПИВТ, имеет 42000 членов, что делает ее второй самой крупной политической силой после Народно-демократической партии президента Эмомали Рахмона, а также единственной законной исламской партией в Центральной Азии.

ПИВТ была доминирующей силой в течение пятилетней гражданской войны до заключения мирного соглашения в 1997 году после которого оппозиция разоружила своих солдат, а ее представители получили места в правительстве.

Партия традиционно опирается на сельское население, проживающее в восточных и южных регионах Таджикистана, но повсеместное народное разочарование многолетним правлением Рахмона привело к поддержке партии со стороны других групп населения, таких как активно формирующийся средний класс.

Будучи у власти с 1992 года, президент Рахмон может вновь выиграть выборы. Поскольку выдвижение нескольких оппозиционных кандидатов неминуемо раздробит протестный электорат, основные оппозиционные партии обсуждают возможность выдвижения единого кандидата.

С этой целью ПИВТ, второго июля Социал-демократы и Демократическая партия провели встречу, на которой обсудили формирование избирательного блока. Но стало очевидно, что это будет нелегко, поскольку Демократы объявили, что все равно выставят собственного кандидата.

Пока неясно, смогут ли две другие оставшиеся партии договориться об едином кандидате, и если да, то смогут ли они найти достаточно сильную фигуру, которая смогла бы стать реальным соперником для Рахмона.

Пока что из трех партий у ПИВТ самый большой электорат, но партия сможет извлечь пользу из широкой коалиции, поскольку некоторых светски настроенных избирателей может отпугнуть их название, ассоциирующееся с религией.

Заместитель председателя Социал-демократов Шокирджон Хакимов говорит, что для ПИВТ имеет смысл выбрать единого кандидата из другой партии в связи с настороженностью в отношении политического ислама, что является последствием волнений на Ближнем Востоке и в странах Северной Африки.

Выступая 5 июля на мероприятии в Москве в честь годовщины мирного соглашения 1997 года, лидер ПИВТ Мухиддин Кабири заявил, что не хочет видеть разделение общества на две части: на тех, кто поддерживает религиозные партии и на тех, кто против.

Кабири пояснил, что он сам не хочет выдвигать себя в качестве кандидата от оппозиции.

Лидер Социал-демократической партии Рахматилло Зойиров ранее предложил свою кандидатуру. Но, пока, никакой реакции со стороны партий на это не последовало.

Абдумалик Кадиров, региональный директор IWPR в Таджикистане, участвовал на заседании, посвященном формированию избирательной коалиции, и заявил, что особого прогресса не видит.

«Судя по всему, пока ПИВТ не очень-то хочет поддерживать Зойирова», - говорит он.

По словам Ойнихол Бобоназаровой, директора ОО «Перспектива+», Зойиров хорошо известен среди образованных жителей столичного Душанбе, но ему придется побороться за сельский электорат. Поэтому ПИВТ ищет более сильного кандидата, который будет иметь вес среди других социальных слоев.

«Зойиров - очень грамотный юрист, но его партия не очень сильная, - говорит Бобоназарова. - Он скорее романтик, а люди в ПИВТ – прагматики».
Политолог из Душанбе Нурали Давлатов предсказал, что любое соглашение будет ограничено Социал-демократами и ПИВТ.

Он отметил, что другие партии не желают связываться с ПИВТ из-за того, что она оказалась под прессингом властей в результате кампании, которая идет через государственные СМИ. В этих материалах делается намек на то, что партия может превратиться в дестабилизирующую силу.

Кроме того, в июле 2012 года глава филиала партии в юго-восточной провинции Бадахшан, Сабзали Мамадризоев, пропал и был найден мертвым через три дня. Его смерть наступила после всплеска насилия в регионе.

Другой член партии в Бадахшане, Шерик Карамхудоев, был заключен в тюрьму на 14 лет в мае этого года после обвинения в участии в беспорядках 2012 года.

Несколько человек из партии стали жертвами необъяснимых нападений, самое последнее из которых было совершено на заместителя председателя Махмадали Хаита в апреле этого года. После международного осуждения этих нападений власти начали расследование, при этом отрицая любой политический подтекст.

Партия также сообщает о случаях, когда местные чиновники запрещали проведение собраний региональных отделений и оказывали давление на людей, чтобы они отказались от членства в партии.

Хикматулло Сайфуллозода, главный редактор газеты ПИВТ «Нажот», говорит, что государственным служащим, таким как учителя и врачи, было предложено выбрать между своей профессией и политической принадлежностью.

Он добавил: «Если член ПИВТ земледелец, то ему угрожают отнять землю под разными предлогами, например, из-за того, что он неправильно использует эту землю и, так далее».

Сайфуллозода заявил, что в результате увеличилось число людей, вышедших из партии.

На недавней встрече с президентом Рахмоном в Душанбе имам-хатибы мечетей, контролируемых властями, поставили под сомнение необходимость существования религиозной партии и предложили запретить партии использовать слово «ислам» в своем названии.

Арест одного оппозиционного политика и попытки экстрадировать другого демонстрируют риск, с которым может столкнуться каждый, в ком руководство страны видит потенциального политического оппонента.

Зайду Саидову было предъявлено обвинение в хищении через месяц после формирования новой политической партии. Он заявил, что не будет участвовать в выборах в этом году, в отличие от Умарали Кувватова, который теперь выступает против экстрадиции из Дубая, после объявления о том, что он выставит свою кандидатуру.

Источник: Озодагон

А также читайте: