«ТАЛКО» – дойная корова Таджикистана, но хватит ли молока?

По данным государственного алюминиевого завода «ТАЛКО», предприятие потерпело в прошлом году убытков на сумму свыше 40 млн долларов и не приносило прибыли с 2010 года. При этом миллионы долларов зарабатываемых заводом средств были направлены на амбициозные проекты, реализованные в угоду президенту этой обнищавшей страны, включая сооружение самого высокого в мире флагштока.

В начале этого года крупнейшее промышленное предприятие Таджикистана отправило по домам около пятой части своих рабочих, а зарплаты оставшихся сократило на 30 процентов. По данным самого государственного алюминиевого завода «ТАЛКО», предприятие потерпело в прошлом году убытков на сумму свыше 40 млн долларов и не приносило прибыли с 2010 года.

При всем этом в 2011 году миллионы долларов зарабатываемых заводом средств были направлены на сооружение самого высокого в мире флагштока, представляющего собой, по широко распространенному мнению, один из амбициозных проектов, реализованных в угоду президенту этой обнищавшей страны.

Как поведал EurasiaNet.org один из представителей руководства предприятия, они предложили осуществить данный «патриотический проект» в целях укрепления национальной идентичности Таджикистана. По словам же другого источника в «ТАЛКО», реальный толчок был дан президентом Эмомали Рахмоном, которого так впечатлил факт появления в 2010 году в Азербайджане самого высокого на тот момент флагштока, что он загорелся идеей заиметь у себя такой же.

Завод «ТАЛКО», который, как давно подозревают, является для Рахмона и его ближайшего окружения «дойной коровой», и на долю которого некогда приходилось, по имеющимся оценкам, треть ВВП Таджикистана, находится сегодня не в лучшем финансовом состоянии. Убытки, понесенные в последнее время предприятием, уже негативно отразились на национальной экономике, а неэффективность работы предприятия имеет глубокие корни. Однако большая часть финансовых потоков предприятия окутана непроницаемым оффшорным покровом, и из-за компании вполне может вспыхнуть борьба среди представителей непрозрачных элит Таджикистана.

Нагромождение финансовых проблем

Предприятию «ТАЛКО» издавна приходится иметь дело с целым рядом сложных финансовых сложностей – от сомнительных схем толлинга и дорогостоящих судебных тяжб до изматывающих препятствий, чинимых соседним Узбекистаном. В последние годы к этому прибавилось еще и затоваривание на мировых алюминиевых рынках, приведшее к рекордному падению цен – до 1700-1800 долларов за тонну на Лондонской бирже металлов с почти 2800 долларов по состоянию на 2011 год.

«Вся отрасль приняла позу эмбриона», – отметил один из руководителей крупнейшего в мире производителя алюминия «РУСАЛ» в Москве.

Как явствует из данных статистики, предоставленных «ТАЛКО», в период с 2007 по 2013 гг. объем производства компании упал на 48 процентов. По прогнозам министерства экономики, в этом году падение составит еще 30 процентов. В дополнение к финансовым неурядицам «ТАЛКО» осенью прошлого года суды Швейцарии и Британских Виргинских островов присудили компании выплатить компенсацию в размере почти 350 млн долларов (с учетом начисляемых ежедневно процентов сумма на сегодня составляет уже более 360 млн долларов). Иски являются составной частью давнего противостояния с «РУСАЛОМ», о котором подробно рассказывалось во вчерашней публикации. Российский алюминиевый концерн ведет тяжбу с большим рвением, тщательно изучая связанные с «ТАЛКО» финансовые операции, изыскивая способы изъять активы и предъявляя уголовные обвинения в отношении коммерческого директора компании.

Негативные последствия

В связи с тем, что производимый на «ТАЛКО» алюминий является главной статьей экспорта Таджикистана – помимо труда мигрантов – проблемы предприятия оказывают непосредственное негативное воздействие на всю экономику в целом.

В апреле Азиатский банк развития заявил, что сокращение заводом объема выпускаемой продукции привело к снижению в 2013 году темпов промышленного роста страны на 60 процентов и повышению уровня общей уязвимости экономики. В том же месяце Всемирный банк отметил, что спад привел к увеличению торгового дисбаланса Таджикистана, увеличил зависимость от денежных переводов трудовых мигрантов и создал бюджетный дефицит.

Сокращения на «ТАЛКО» – официально до увольнений этого года насчитывавшего 10800 работников – сильно ударили и по людям. Помимо увольнений и урезания зарплат «ТАЛКО» свертывает свое участие в реализации социальных программ в городе Турсунзода, построенном при советской власти для работников завода и их семей примерно в 60 км к западу от столицы Таджикистана Душанбе. Вплоть до этого года компания выделяла деньги на вечерние уроки танцев и курсы кройки и шитья, санаторий для трудящихся и школу для одаренных детей. В целях сокращения расходов все это будет передано на баланс городской администрации, которая, по словам представителей «ТАЛКО», обещала ничего не закрывать. Откуда местные власти возьмут на это средства, непонятно.

Завеса секретности

Несмотря на очевидные признаки наличия проблем, общее финансовое воздействие на «ТАЛКО» трудно оценить в количественном выражении – частично из-за завесы секретности, окружающей многие связанные с компанией выплаты.

Основная масса денег, которую зарабатывает завод, уходит его партнеру по толлингу, компании Talco Management Ltd (TML). Зарегистрированная на Британских Виргинских островах, TML по сути выступает финансовым посредником между «ТАЛКО» и внешним миром, закупая для предприятия сырье и реализуя выпускаемую им готовую продукцию. Будучи отдельным юридическим лицом, «ТАЛКО» получает сравнительно скромную плату за свою часть работы.

Во многих же отношениях две эти компании, похоже, функционируют как единое предприятие. В апреле завод «ТАЛКО» предоставил EurasiaNet.org аудиторские отчеты по «ТАЛКО» и TML за много лет, но без приложений, содержащих важные финансовые данные по TML. На вопрос об этих приложениях финансовый и коммерческий директор «ТАЛКО» Шерали Кабиров ответил, что хотя TML и является подконтрольной государству компанией, приложения эти составляют «коммерческую тайну». Обнародование этой информации «может нанести непоправимый вред деятельности TML», отметил он в сообщении по электронной почте от 2 мая.

Как и на большей части территории бывшего СССР, непрозрачность в Таджикистане является скорее правилом, чем исключением, особенно когда речь идет о больших суммах денег. В последнем Индексе восприятия коррупции «Транспаренси Интернэшнл» страна занимает 154 место в списке из 177 стран.

Бремя «Востока»

Непрозрачность, окутывающая финансовые операции «ТАЛКО», отнюдь не помогает развеять активно муссируемые слухи о том, что компания и связанные с ней структуры служат персональной копилкой для отдельных высокопоставленных чиновников страны вплоть до самого президента. Компания отрицает подобные обвинения, а неоднократные звонки в аппарат Рахмона с просьбой о комментарии остались без ответа.

Однако такие проекты, как установка рекордного по высоте флагштока, на котором над Душанбе развевается флаг Таджикистана, льют воду на мельницу этих слухов. (Флагшток Таджикистана высотой 165 метров является самым высоким в мире – на три метра выше, чем в Азербайджане).

Как поведал EurasiaNet.org коммерческий и финансовый директор «ТАЛКО» Кабиров, половину расходов на сооружение флагштока оплатила TML, а другая половина была выделена из казны. По оценке другого источника компании – пожелавшего остаться неназванным по причине щекотливости вопроса – стоимость проекта составила 5 млн долларов. Флагшток был сооружен в рамках празднования 20-й годовщины независимости Таджикистана. Официальные расходы на праздничные мероприятия составили в общей сложности 212 млн долларов.

Таджикистан является беднейшей из республик бывшего СССР; среднемесячная зарплата составляет около 110 долларов; согласно данным ООН, треть населения страны живет за чертой бедности.

На вопрос, как Рахмон (пребывающий у власти вот уже 22-й год) мог потратить средства переживающего трудный период государственного предприятия на такой легкомысленный, по мнению многих, проект, источник, не понаслышке знакомый с финансовой стороной деятельности «ТАЛКО», ответил, что «это – Восток», подразумевая, судя по всему, что с прихотями руководителей здесь не спорят, а внешняя мишура важнее прозрачности.

Именно такое представление бытует среди западных должностных лиц.

В 2008 году тогдашний посол США Трейси Джейкобсон (Tracey Jacobson) выразила свои опасения в депешах, позднее обнародованных организацией Wikileaks, утверждая, что Рахмон эксплуатирует «ТАЛКО» «как средство получения дохода для себя, членов своей семьи и своего ближайшего окружения. […] Доходы от «ТАЛКО» не идут на развитие страны; их большая часть утекает на внебюджетные инициативы и проекты, такие как строительство дворцов и обильные государственные приемы. Население Таджикистана фактически субсидирует «ТАЛКО», существуя без адекватной медицинской помощи, образования и электричества».

По оценке Трейси Джейкобсон (назвавшей «ТАЛКО» «дойной коровой» Рахмона), с момента обретения Таджикистаном независимости из бухотчетности завода «исчезли» сотни миллионов долларов.

Ответственный за информацию в «ТАЛКО» Игорь Саттаров отрицает обвинения в финансовых нарушениях, говоря, что сотрудников американского посольства ввела в заблуждение дезинформация, распространяемая «недругами» «ТАЛКО».

«Мы являемся одной из ведущих компаний Таджикистана в плане открытости и прозрачности», – отметил он.

Там, где электричество встречается с геополитикой

Огромный закопченный завод «ТАЛКО» похож на декорации к одному из фильмов о Джеймсе Бонде – где плохие парни пытаются устроить агенту 007 ловушку и покончить с ним навсегда. Но в помещениях для работников предприятия развешаны оптимистические плакаты, гласящие: «Рогун – честь и совесть страны».

Рогунская ГЭС, запроектированная еще в советские времена, должна стать самой высокой в мире. В Таджикистане в ней видят спасение, имеющее почти мистическое значение. Однако сопротивление планам строительства со стороны Узбекистана – сопредельного государства низовья, имеющего большой вес в регионе, – угрожает не только гидроэнергетическому проекту, но и «ТАЛКО».

Процесс производства алюминия крайне энергоемок, и одним из преимуществ «ТАЛКО» является субсидированная электроэнергия. Завод был построен в Таджикской ССР в привязке к Нурекской ГЭС, являющейся на данный момент самой высокой ГЭС в мире. Первый гидроагрегат Нурекской ГЭС был пущен в 1972 году, а завод начал выпускать алюминий в 1975 году.

Сегодня, по словам замдиректора Нурекской ГЭС Давлатбека Салолова, на долю станции по-прежнему приходится 75 процентов вырабатываемого в стране электричества. И все же Таджикистан испытывает серьезный дефицит электроэнергии, особенно в осенне-зимний период, когда падает уровень воды в Нурекском водохранилище. В марте этого года в ряде областей Таджикистана электричество давали всего на полчаса в день, а в других электричества вообще не было по нескольку суток.

Как явствует из аудиторской проверки, проделанной в ноябре 2012 года по запросу Всемирного банка, «ТАЛКО» потреблял 39 процентов вырабатываемой в Таджикистане электроэнергии. (В «ТАЛКО» утверждают, что этот показатель в последние сложные годы составляет 13-15 процентов). Как показывает исследование, по сравнению с аналогичными предприятиями в других странах мира «ТАЛКО» потребляет электричества на 20-40 процентов больше своих собратьев. «Оборудование на предприятии старое и неэффективное», – подчеркивает Банк, отмечая, что ненасытное потребление электричества этим гигантом советских времен служит препятствием на пути экономического развития остальной территории страны.

Стоит поговорить с кем-нибудь из чиновников или посмотреть на один из тысяч плакатов по всей стране, и создается впечатление, что ответом на все проблемы Таджикистана является Рогунская ГЭС. Будучи еще выше Нурекской, она обещает вытащить страну из нищеты, уподобив ее какому-нибудь богатому эмирату.

«Скажите миру: когда мы построим Рогунскую ГЭС, все наши проблемы будут решены. С Рогунской ГЭС мы сможем обеспечить электроэнергией не только самих себя, но еще и Афганистан с Пакистаном. Как арабские страны продают нефть, мы будем продавать электричество», – утверждал замдиректора Нурекской ГЭС Салолов, перекрикивая низвергающийся каскад воды, как будто желая докричаться до территорий за пределами Таджикистана.

По мнению властей Узбекистана, Рогунская ГЭС предоставит Душанбе неправомерный контроль над общими водными ресурсами и негативно скажется на урожаях хлопка, который является водоемкой культурой. Время от времени Ташкент устраивает Таджикистану блокады: приостанавливает поставки газа, в произвольном порядке закрывает границы, а в 2011 году, судя по всему, привел в негодность одну из трех линий железнодорожного сообщения с Таджикистаном. Отчасти по этой причине – а также по причине засилья коррупции почти во всех аспектах повседневной жизни – Всемирный банк поместил Таджикистан на 188 из 189 мест в категории «трансграничная торговля» своего последнего отчета «Ведение бизнеса».

Между тем «ТАЛКО», импортирующий почти все сырье и поставляющий на экспорт большую часть производимых им слитков алюминия, столкнулся в последние пять лет с почти двукратным увеличением транспортных издержек.

Таких проблем не было, когда строили «ТАЛКО», а Узбекистан и Таджикистан входили в состав СССР. Однако сегодня Узбекистан определенно возглавляет список проблем для многих таджикских должностных лиц, горько жалующихся на своего соседа.

Большие мечты, недостаток ресурсов

С 2011 года импозантный завод в Душанбе стоимостью 35 млн долларов начал приобретать у завода алюминий для выпуска электрокабелей высокой мощности – 10 тыс. тонн в год. Пока большая часть продукции завода реализуется внутри страны, однако главный инженер предприятия Talco Cable Industries Хушвахт Кенджаев надеется поставлять кабель для возглавляемого Всемирным банком проекта CASA-1000 по экспорту электричества в Афганистан и Пакистан.

Кабельный завод Talco Cable – малая толика большой мечты. Однако почти обо всех своих грандиозных планах помимо блестящего нового завода руководители «ТАЛКО» говорят в категории будущего времени. В одном из рекламных проспектов рассказывается о вложениях в размере 2,55 млрд долларов в проекты, связанные с химической, металлургической и горнодобывающей отраслями, – сумме, почти равной трети ВВП Таджикистана. Помимо невнятного интереса со стороны Китая, большинство этих предприятий не имеют источников финансирования.

Это не внушает особых надежд. «ТАЛКО» пытается построить химический завод к югу от Душанбе с целью обеспечить себя отечественными составляющими для производства алюминия, стараясь завершить работы в обстановке финансового конфликта с китайским инвестором.

Западные инвесторы между тем склонны держаться в стороне. Единственный способ вести бизнес в этой республике – это выйти на властную верхушку и заключать закулисные сделки, сетуют западные чиновники. Успешных примеров западных инвестиций мало, что не внушает бодрости остальным. По выражению одного западного должностного лица, инвестиционный климат в стране подобен «гибельной спирали».

Передел пирога?

Как заявило в марте министерство финансов Таджикистана, «ТАЛКО» находится на пороге банкротства. Это утверждение сама компания категорически отрицает. На взгляд наблюдателей за темным миром бизнеса Душанбе, возникшее противостояние может являться ключом к борьбе за власть в правящей семье.

Замминистра финансов Джамолиддин Нуралиев (как утверждают, выступающий мозгом министерства) является зятем Рахмона. Банкир, приложивший руку к оффшорным толлинговым операциям «ТАЛКО» и, по широко распространенному мнению, контролирующий это предприятие – шурин Рахмона Хасан Асадуллозода. Как писала в депеше от 2008 года посол Джейкобсон, состояние и влияние Хасана Асадуллозоды «вызывает зависть среди представителей ближнего круга президента Рахмона, особенно его детей». (Нуралиев отказался дать интервью для данной публикации. Просьбы о комментарии, адресованные «Ориёнбанку» Асадуллозоды, остались без ответа).

Если в структуре функционирования алюминиевого предприятия происходят какие-то изменения, то это уже не в первый раз. Последняя крупная смена руководства имела место в 2004 году. По утверждению прежнего руководства предприятия, представители семьи Рахмона захватили компанию и поставили во главе ее Хасана Асадуллозоду. В «ТАЛКО» утверждают, что бывшие руководители расхитили сотни миллионов долларов. Это стало причиной одного из самых дорогостоящих судебных разбирательств по исковому заявлению в истории Высокого суда Лондона.

За последние 10 лет многое изменилось, и сегодня «ТАЛКО» уже не тот, что был прежде. Однако по всем прикидкам в Душанбе, девять детей президента, вырастая, начинают конкурировать друг с другом, а дальние родственники – за прибыльные экономические возможности.

Как выразился один финансовый аналитик Таджикистана, перефразируя широко известную депешу посольства США, «президент и его семья скорее захотят получить целиком пирог стоимостью десять долларов, чем половину стодолларового пирога».

Дэвид Триллинг,
EurasiaNet

Источник: ИА "Озоди"

А также читайте: