kompartiyaTJ

Главной интригой нынешних парламентских выборов стало то, что самые старейшие политические организации Таджикистана - Коммунистическая партия и Партия исламского возрождения, не смогли преодолеть пятипроцентный барьер.

Многие серьезные аналитики, как в Таджикистане, так и за рубежом, со скепсисом отнеслись к этим цифрам, потому что даже партии, образованные 10 лет назад или чуть больше, получили больше голосов, чем партия коммунистов почти со столетним стажем.

Я здесь не буду говорить об Исламской партии, борьба против которой последние годы велась через все виды СМИ. Только оптимисты в розовых очках верили в то, что ПИВТ получит хотя бы одно место в парламенте.

Самое странное в этой истории - то, что Компартия стояла не только у истоков образования современного таджикского государства, но и самого парламентаризма в республике.

Мне кажется, что раньше Коммунистическая партия и ее лидеры вели себя очень сдержанно в политических вопросах, поэтому ее представитель Исмоил Талбаков дважды был допущен в качестве кандидата в президенты на выборах.

Но, по всей видимости, в последнее время правительственные политтехнологи решили, что для Компартии и ее главного исторического конкурента - ПИВТ не должно быть места в парламенте демократического и правового государства.

Однако для аналитиков, отслеживающих предвыборную кампанию в стране, ничего удивительного не было в том, что коммунисты не попали в парламент.

Речь не идет о прозорливости таджикских экспертов. Речь о том, что еще в период предвыборной кампании в журналистских кругах ходили слухи, что коммунисты получат всего лишь 2% голосов. Знающие люди говорили, что эту тайну выдали в Согдийской области ответственные лица и не кому-нибудь, а самому Шоди Шабдолову - лидеру Компартии. Поэтому они не понимали, почему коммунисты участвуют в выборах, если их судьба была предрешена?

На этот вопрос ответил сам лидер коммунистов Ш.Шабдолов сразу после оглашения результатов парламентских выборов.

Оказалось, что, узнав о судьбе своей партии на выборах, коммунист №1 обратился к председателю ЦИК Шермухаммаду Шохиёну и заявил, что если решили оставить Компартию за бортом парламента, они откажутся от участия на выборах.

Но председатель ЦИК, по словам товарища Шабдолова, успокоил и убедил его в том, что все это слухи, что они не соответствуют действительности, и коммунисты обязательно получат депутатский мандат.

«Таким путем он просто заставил, чтобы мы встречались с избирателями, и они ходили голосовать», - говорил лидер Компартии в своих интервью.

ЦИК заявил, что от Компартии по одномандатным округам прошли 2 кандидата из Согдийской области, но руководство Компартии не считает их своими членами.

Мне кажется, что последователи Ленина в Таджикистане шли к своему поражению давно. Последним актом бурной их деятельности был митинг в защиту памятника Ленину осенью 1991 года.

Но официальный раскол в их рядах произошел в 1994 году, когда бывший выпускник Высшей партийной школы города Ташкент, второй человек в политической иерархии на тот период Абдулмаджид Достиев создал Народную партию.

Мне до сих пор непонятно, почему коммунисты Таджикистана по примеру наших соседей не переименовали свою партию в Народно-демократическую. То ли власти сами не захотели, то ли коммунисты не согласились.

Правительственные политтехнологи заявили, что у истоков создания Народной партии стоял сам президент.

Как бы то ни было, в 1998 году, накануне президентских выборов 1999 года, А. Достиева его однопартийцы отодвинули на второй план, и новым председателем переименованной в Народно-демократической партии стал президент республики Эмомали Рахмон.

Новый лидер НДПТ, президент Э.Рахмон вскоре издал указ о национализации Компартии, тем самым оставив без ничего самую богатую политическую организацию, благодаря которой он сделал головокружительную карьеру.

В связи с этим, Ш. Шабдолов выразил свой протест и заявил, что Указ президента «Об имуществе Компартии Таджикистана» является антиконституционным и противоречащим законам республики. По его мнению, этот указ означал полную национализацию имущества Компартии, которая в 1992 г. добровольно передала правительству комплекс принадлежавших ей зданий, в том числе - здание Центрального Комитета. Но это уже был «глас вопиющего в пустыне».

Интересно, что идеологами и политтехнологами НДПТ стали бывшие члены Коммунистической партии, выпускники партийных школ Ленинграда, Минска и Ташкента. Это были люди, которые еще в недавнем прошлом стояли в первых рядах строителей коммунизма в Таджикистане и вели нас к светлому будущему.

Бывшие коммунисты, ставшие руководителями НДПТ, очень хорошо устроились при капитализме. Вернее, при капитализме они создали коммунизм для себя и своих потомков.

Вскоре НДПТ стала массовой организацией по примеру бывшей Компартии. Сегодня партийные ячейки НДПТ можно встретить практически во всех государственных учреждениях страны.

Удивительно то, что если у Компартии Таджикистана накануне развала СССР было всего 125 тыс. членов (но к тому времени за спиной последователей Ленина в Таджикистане было почти 90 лет существования), то число членов НДПТ давно перевалило за 200 тыс. человек.

Наверное, сам Шабдолов догадывается, почему его партия не прошла 5%-ный барьер. Во всяком случае, после выборов в интервью радио «Озоди» он заявил, что в парламенте он стал головной болью для многих, потому что никогда не провозглашал: «Да здравствует Его Высочество!» По его словам, он не только не пел здравицу во славу «Его Величества», иногда он позволял себе не соглашаться с некоторыми тезисами президента Рахмона.

- …Как-то президент заявил, что «мы достигли энергетической независимости». А я сказал, не говорите так, потому что нужно много времени, чтобы достичь этого уровня. Ни одна страна не достигла энергетической независимости, - заявил Ш. Шабдолов в этом интервью.

А заместитель председателя Компартии Исмоил Талбаков, против которого несколько месяцев назад взбунтовались согдийские члены партии, накануне президентских выборов в ноябре 2013 года в интервью с корреспондентом ИА «Регнум» Ильей Азаровым позволил себе критиковать президента Рахмона.

В этом интервью он сказал о Рахмоне следующее:

- Как друг - я его уважаю. Как человек - я его уважаю. Но он все свои ресурсы уже использовал. Вот теперь новый период развития общества, нужны новые подходы.

В то время, когда апологеты по-восточному соревнуются друг с другом в восхвалении президента Рахмона, лидеры Компартии с такими заявлениями надеются на какие-то мандаты в парламенте.

Стоит ли удивляться, что Компартия оказалась за бортом парламента? Думаю, не стоит, тем более что впереди их ждут серьезные испытания.

Перед ними стоит важный вопрос: сохранение партии и своих рядов. Поэтому они должны быть бдительными. Иначе их ждет та же опробованная на примере ряда других политических организаций страны схема по расколу политических партий.

Нурали Давлат, журналист

Источник: Азия-Плюс

А также читайте: