image 5

Почти 90 лет назад Вахшстрой гремел на весь Советский Союз - в Таджикистан съезжались лучшие инженеры, ирригаторы и просто энтузиасты, чтобы превратить пустыню в зеленую долину 

Стройка в Вахшской долине Таджикистана, являвшаяся важнейшим народнохозяйственным объектом Советского Союза, началась 15 сентября 1931 года.

Результат грандиозного строительства Вахшской оросительной системы или кратко "Вахшстроя" назвали Жемчужиной Таджикистана.

Sputnik Таджикистан вспоминает о незаслуженно забытом подвиге жителей СССР, обеспечивших огромную страну хлопком.

Начало Всесоюзным ударным стройкам было положено в начале 30-х годов прошлого века. Названия таких грандиозных объектов, как Днепрогэс, Турксиб (Туркестанско-Сибирская железная дорога), Уралмаш до сих пор у многих на слуху, а вот про Вахшстрой в Таджикистане и за его пределами знают немногие.

Хотя Вахшская оросительная система по трудозатратам, количеству прибывших на строительство рабочих и инженеров, трагическим людским потерям может дать фору многим из этих объектов. Тем более что в ходе ее возведения сражаться приходилось не только с безжизненной пустыней, кишащей комарами болотистой местностью Вахшской долины, но и с отрядами басмачей.

Живых свидетелей Вахшстроя уже не осталось, но Sputnik Таджикистан удалось пообщаться с инженерами, работавшими на стройках Таджикиской ССР позже.

Невозможно? Значит, построим!

Вахшстрой был объявлен Всесоюзной ударной стройкой 15 сентября 1931 года и включен в число 150 особо важных строек СССР. До этого экспедиция ученого-ирригатора Вячеслава Старикова, обследовав семь тысяч гектаров поливной пашни, расположенных на берегу реки Вахш и ее разливов, а также огромные безжизненные участки суши, пришла к выводу, что оросительный канал помог бы решить Советскому Союзу хлопковую проблему.

До этого в Вахше на тех самых семи тысячах гектарах выращивали только хлопок египетских сортов с грубым волокном - непригодным для промышленной переработки. И вот появилась надежда освоить еще 94 тысячи гектара пригодных для орошения земель для выращивания тонковолокнистых сортов хлопка.

Председатель ЦИК СССР от Таджикской ССР Нусратулло Махсум неоднократно обращался к руководству СССР и лично Сталину с просьбой одобрить эту стройку. И добился своего. Правда, авторитетные специалисты посчитали эту идею утопией.

Приглашенный правительством СССР американский инженер, специалист по гидросооружениям Людвиг Гордон после путешествия по Вахшской долине на заседании Совнаркома Таджикской ССР назвал идеологов этого грандиозного проекта мечтателями и фантазерами.

"Я привык ценить смелые мысли и смелые планы, но то, что задумано вами на Вахше, это не тема для серьезного разговора. Я утверждаю, что человечество не знает подобных работ в подобных условиях", - заявил он.

Но слова американца только ускорили начало большой стройки – не только руководство СССР, но и простые граждане большой страны решили доказать, что невозможное возможно, и поехали на ударную стройку социализма.

В сентябре 1931-го на стройке было уже порядка десяти тысяч человек. На Вахшстрой по комсомольским путевкам устремились выпускники ленинградских и московских вузов, а также учебных заведений Украинской и Белорусской ССР.

Суровые будни строителей Вахшстроя

В район Вахша стали переселять жителей Припамирья, Гиссарской долины, Худжанда, Канибадама, северных областей Таджикистана, Ферганской долины Узбекистана.

Они и стали первыми строителями оросительной системы. Несмотря на тяжелые условия жизни, переселенцы быстро приспосабливались. А вот раскулаченным крестьянам из России, которых, по некоторым данным, ссылали на стройку, приходилось совсем тяжко, выживали немногие.

"Сыпучие пески, безжизненная, выжженная нещадным солнцем пустыня. И над всем этим - зной, вязкая, одуряющая духота. А чуть ближе к Вахшу – мощная стена тугая и осоки. И этот необъяснимый каприз природы надо было исправить, возродить к жизни эти мертвые земли, осушить болота, в бесплодную степь привести воды Вахша, который бесновался в отвесных берегах, оправдывая свое имя "дикий, своенравный", - писала в своих мемуарах ветеран Вахшстроя Мария Власова.  

Другой участник стройки, заслуженный ирригатор Таджикской ССР, много лет возглавлявший возведение Вахшсской оросительной системы, а позднее занимавший пост заместителя министра водного хозяйства республики Сергей Мирошниченко описывал Вахшстрой так: "Летом дороги были похожи на пыльную реку, по которой машины "плавали", погруженные по самые оси. А зимой они превращались в сплошное жидкое месиво".

Камышовые заросли были рассадниками тяжелых форм малярии – самой распространенной болезни на стройке, вспоминал Мирошниченко. Там в чаще размножались комары и москиты, от которых не было покоя ни днем, ни ночью. Палатки и юрты не спасали, и только землянки выручали – они и были пределом мечтаний строителей.

Но сражаться в Таджикистане приходилось не только с природой и комарами, но и с бандой Ибрагим-бека. Из-за частых вооруженных нападений на стройке был даже сформирован отряд по борьбе с басмачами, на который возложили охрану объектов строительства и рабочих поселков.

Все вместе, дружно и ударно

Если сегодня строительство Рогунской ГЭС называют национальной идеей Таджикистана, то Вахшстрой был интернациональной стройкой.

"Что было самым главным – добровольцы на Вахше были не только из Таджикистана, но из России, Белоруссии, Украины. Это помогло добиться невероятных успехов. Вахшский магистральный канал работает до сих пор, поля орошаются, люди пользуются водой. Помимо хлопка, в Вахшской долине выращивают и другие культуры. Благодаря каналу началось цитрусоводство", - восхищается проделанной работой доктор технических наук Али Фазылов, заведующий лабораторией "Водные ресурсы и гидрофизические процессы" Института водных проблем гидроэнергетики и экологии Академии наук Таджикистана.

При подготовке дипломной работы Али Фазылов консультировался с одним из вахшстроевцев. Память стерла имя и отчество этого ирригатора, осталась только фамилия – Муканский.

"Он был очевидцем сооружения, мы с ним много общались, особенно по качеству возведения гидросооружения. Отдельно - по процессу подготовки бетона. Дело в том, что для его изготовления выбирались речные камушки, окатанные со всех сторон, без трещин. Щебень, который мы закатываем в бетон, заранее имеет трещины, а, значит, есть риск возникновения трещин по всему будущему сооружению. Просчитав это, уже в тридцатых годах камушки для бетона промывались, просушивались, и подготавливались к заливке", - рассказывает Али Фазылов.

Благодаря грамотным инженерам и ответственным строителям Вахшская оросительная система и многие другие сооружения того времени работают до сих пор.

Ненапрасные жертвы

Первая вода по магистральному каналу Вахшстроя пошла уже спустя два года: в сентябре 1933-го взорвали первую перемычку. С 1934-го началось поэтапное орошение земель Вахшского, Курган-Тюбинского, Колхозабадского, Кумсангирского, Джиликульского районов. Параллельно строились дороги с твердым покрытием, жилые дома, школы, больницы, объекты соцкультбыта.

В постоянную эксплуатацию Комиссия Совнаркома СССР приняла Вахшскую оросительную систему в мае 1939-го.

О сложности проекта данной стройки говорилось много, но число ее жертв неизвестно до сих пор. Хотя и после начала уже посадочных работ в первые годы случались ЧП: почва, веками не видевшая влаги, в буквальном смысле уходила из под ног. В образовавшиеся ямы проваливались люди и техника.

Случались и прорывы воды, от наводнений страдали и поля, и населенные пункты. Но в итоге все наладилось, хотя о Вахшстрое говорили все меньше и меньше. Может еще и потому, что инициатор Всесоюзной ударной стройки Нусратулло Махсум в 1933-м был смещен с поста председателя ЦИК СССР от Таджикской ССР, а в 1937-м расстрелян. Пока дело дошло до реабилитации, сменилось несколько поколений, и название Вахшстроя стерлось из памяти людей.

Печальная участь ждала и польского писателя-коммуниста Бруно Ясенского, надолго задержавшегося на стройке и посвятившего его героям свой знаменитый роман "Человек меняет кожу". В 1937-м Ясенский был арестован, обвинен в контрреволюционной деятельности и расстрелян. А его книга осталась едва ли не единственным свидетельством подвига на Вахше. Да еще пятисерийный художественный фильм 1979-го, снятый по мотивам его романа на "Таджикфильме".

"Построим!"

Спустя три десятка лет в Вахшской долине началась еще одна масштабная стройка – возведение Нурекской ГЭС. Условия для проживания были примерно те же.

"Я читал дайджест "За рубежом" и наткнулся на небольшую заметку. В ней американцы размышляли о том, что русские опять затеяли авантюру - хотят в Таджикистане в сложных горных геологических условиях при 9-бальной сейсмике, слабых грунтах построить самую высокую в мире 300-метровую плотину, Нурекскую ГЭС, - вспоминает Семен Лащенов. - И писали, что ничего у них не выйдет, это авантюра. А я гидротехник, окончил гидротехнический факультет в Ташкенте. Как это не построим? Построим! И написал своим друзьям, с которым учился в институте, и мы все поехали".

При непосредственном участии Лащенова в Советском Союзе построили и ввели в эксплуатацию все крупнейшие гидроэлектростанции. Он был лично знаком с Никитой Хрущевым, Николаем Рыжковым, Леонидом Брежневым, Борисом Ельциным – все они приезжали на Нурекскую ГЭС. С первым президентом России Лащенов еще и дружил.

Став в 1989-м народным депутатом СССР от Таджикистана, он занимал пост заместителя председателя Комитета по строительству и архитектуре, который возглавлял будущий российский лидер.

В Таджикистан Лащенов приехал с Воткинской ГЭС, расположенной на реке Кама в Пермском крае. С первой ударной стройки на Вахше прошло 30 лет, но жили специалисты в очень похожих условиях. Землянок в Нуреке, правда, не было, но пределом мечтаний оставались отдельные "апартаменты" в саманных домах (традиционное жилье в Центральной Азии из глины, соломы и навоза).

Лащенову и его молодой жене такой роскоши не досталось. Для него и для друга с супругой, с которыми они прилетели в Таджикистан одним самолетом, освободили комнату в прачечной: там две семьи и ютились целый год, пока не были построены первые четырехэтажные дома.

"Душ? Да вы что?! Не было у нас никакого душа, - с улыбкой отвечает он. - Туалет был на улице, а воду при нас провели из ущелья – перегородили приток Вахша, создали небольшую емкость, туда завели трубы диаметром 600 мм. Эту трубу провели в город Нурек. В дома воду, конечно, не заводили, ржавая труба с задвижкой торчала из земли в деревянном сарае, куда по утрам выстраивалась очередь. Задвижку открывали, мы умывались, мылись, набирали воду на целый день, после чего трубу перекрывали – иначе к вечеру она бы не накопилась".

Ушли все герои Вахшской стройки, все меньше остается свидетелей постройки Нурекской ГЭС, но жизнь продолжается, и подвиг этих людей, бросивших вызов природе, заокеанским специалистам и самим себе, не должен быть забыт.

Источник: Sputnik Таджикистан

А также читайте: