silnie shkoli tj

В Бободжонгафуровском районе Согдийской области Таджикистана находится особенная школа, в которую стремятся отдать своих детей многие жители северного региона республики. Это одна из немногих общеобразовательных школ в Таджикистане, где введено инклюзивное обучение, то есть дети с ограниченными физическими и ментальными возможностями обучаются вместе со всеми.

Но это не единственная и не главная причина, по которой хотят попасть в школу №15. Ее уникальность в том, что школа №15 —единственное среднее учебное заведение в Таджикистане, где применяются элементы вальдорфской методики, а местные родители уже успели оценить преимущества этой педагогики. Корреспондент «Ферганы» выяснил, чем это учебное заведение отличается от многих других.

Школа №15 расположена на стыке города Худжанда и села Арбоб Бободжонгафуровского района, примерно в 300 километрах от Душанбе – столицы Таджикистана. Несмотря на далеко не самое удобное расположение и дефицит учебных классов, каждый год ее пороги обивают тысячи родителей, желающих определить сюда своих детей.

— Наша школа уже несколько лет испытывает острую нехватку учебных корпусов. Сейчас у нас около 3000 детей, но желающих поступить гораздо больше, — говорит директор школы №15 Абдурахмон Абдухамидов. — В течение последних 6-7 лет администрация школы арендует детский сад Ассоциации дехканских хозяйств имени Урунходжаева, там обучаются около 300 учащихся первых и вторых классов. Примерно 500 учеников ходят на уроки в классы средней школы №28 Бободжонгафуровского района. В конце мая текущего года недалеко от школы был заложен фундамент нового корпуса вместимостью 640 учащихся в одну смену.

Родители из соседних сел, городов и районов приходят по несколько раз с просьбой принять их детей в нашу школу. Многим приходится отказывать. Говорю им: «Пока отдайте своего ребенка в ближайшую к вам школу. Как будет построен и сдан в эксплуатацию новый корпус, я сразу возьму вашего ребенка. Его строительство должно завершиться до начала следующего учебного года. Из-за нехватки учебных классов мы часто используем под них мастерские и иногда вынуждены организовать учебный процесс в три смены, — отмечает директор.

Ежегодно в школе №15 набирают 10-11 первых классов, в каждом 35-40 учеников. Более половины составляют классы с русским языком обучения. Причем из года в год количество желающих попасть в русские классы растет: многие родители хотят, чтобы их дети в дальнейшем учились в вузах России. Русский язык преподается с первого класса, а английский и немецкий — с третьего. До 70% выпускников школы поступают в вузы зарубежных стран — России, Казахстана, Германии, Австрии.

Говорят родители

Около 35% учащихся приезжают в 15-ю школу из отдаленных районов и городов северного Таджикистана, хотя поблизости от их домов есть немало общеобразовательных школ.

Лутфулло Баходуров — дедушка ученицы 4-го класса Фархунды Баходуровой — является заместителем руководителя родительского комитета школы. По его словам, их семья выбрала эту школу, потому что здесь сильный преподавательский состав и хорошо поставлено обучение русскому, английскому и немецкому языкам.

— В районе Худжанда, где живет наша семья, есть несколько государственных и частных школ. Мы могли бы устроить своих внуков в любую из них, но выбрали 15-ю — и не ошиблись. Когда я привел сюда свою внучку Фархунду, она совершенно не знала русский язык. Мы договорились, что в случае возникновения проблем с освоением языка заберем ее. Но Фархунда за первые шесть месяцев не только освоила язык, но и стала одной из отличниц. Теперь она участвует как ведущая во всех школьных мероприятиях на русском языке, за что благодарю учительницу начальных классов Муборак Ривачёву. Теперь привели сюда другого внука — Фахриддина, — рассказывает Лутфулло Баходуров.

— Здесь царствует порядок и дисциплина — и в учебе, и в воспитании, — говорит Сабохат Турсунходжаева, бабушка восьмиклассницы Мунзифы и пятиклассницы Нозии. — Обе мои внучки участвуют в танцевальной группе «Гулноз». Они регулярно ходят на репетиции, выступают на мероприятиях. Но и уроки не пропускают. Здесь дети весь день заняты, у них нет времени на плохие дела или поступки. Самое главное, что налажена крепкая связь между школой и родителями.

— В школе хороший менеджмент. Здесь не так, как во многих других учебных заведениях, нет коррупции, не практикуются поборы — то есть сбор денег с родителей на мел, тряпки, цветы, стулья, лампочки, занавески, спортивный инвентарь, ремонт или обустройство школьной территории. Здесь два раза в год бесплатно проводится медицинское обследование учащихся. Учеба полностью бесплатная. Для желающих посещать факультативные занятия установлена минимальная цена — 20 сомони ($2) в месяц. Единственное, на что родителям приходится тратиться, — это транспортные услуги. Многие договариваются и сообща нанимают частников, чтобы те доставляли их детей в школу и обратно, —отметила пожелавшая остаться неназванной мама еще одной ученицы.

Размышляет директор

Конец июня. Раньше в это время в школах уже не было ни души, и начинались ремонты. Абдухамидов посетовал на затянувшиеся в этом году занятия — Минобрнауки Таджикистана продлило учебный год аж до середины июня.

— По решению Министерства образования и науки в нынешнем году занятия продлили до 14 июня. После этого у детей еще были переходные и выпускные экзамены. Ученики физически устали. Но приказ есть приказ — ничего не поделать. Я думаю, что пора упразднить систему двойных экзаменов — выпускных и вступительных. Такие экзамены являются только лишней психологической нагрузкой для подростков, которые весь год непрерывно учились. Во многих странах мира выпускные испытания одновременно являются вступительными в высшие учебные заведения. Например, в России с 2009 года существует Единый государственный экзамен (ЕГЭ). Он централизованно проводится во всех средних учебных заведениях — школах, лицеях и гимназиях страны по образовательным программам среднего общего образования. По результатам ЕГЭ в зависимости от набранных баллов выпускники могут быть приняты в те или иные вузы. Вот такой опыт хотелось бы изучать и внедрять в нашей системе образования, —поделился своими мыслями директор.

Абдурахмон Абдухамидов — педагог с 40-летним стажем, а школу №15 он возглавляет уже 22 года. По его мнению, таджикская система образования могла бы перенять у развитых стран и другие прогрессивные наработки, которые позволили бы усовершенствовать учебный процесс и лучше раскрыть потенциал каждого ученика.

— Например, существует вальдорфская методика, которая отличается по многим параметрам от традиционных методов обучения. В данной методике в первые годы учебы отсутствует система оценок. Пора подумать и о совершенствовании категорий аттестата зрелости. Мне кажется, более развитым, преуспевающим ребятам надо выдавать аттестат, а недостаточно успешно освоившим учебные программы —предоставлять справку или свидетельство об окончании средней школы.

Хотя бы 35% преподавателей в школе должны составлять мужчины. Школам нужны крепкие мужские руки и нервы. В нашей школе работают 140 педагогов, из них 13 мужчин, остальные — женщины. Это дисбаланс. Но из-за низкой зарплаты очень мало юношей поступают на педагогические факультеты, а после получения диплома они не идут работать в общеобразовательные школы. К слову, в вопросе кадров основную ставку мы делаем на своих выпускников. Многие из них во время учебы в вузе проходят у нас педагогическую практику, — отмечает Абдухамидов.

По вальдорфской методике

В 2009 году в городе Худжанде закрыли единственную в стране школу, которая работала по вальдорфской методике. Около двух десятков опытных преподавателей остались без работы, а около 200 детей — без места учебы. Как раз в то время в обществе начали обсуждать тему внедрения инклюзивного образования в Таджикистане. Абдурахмон Абдухамидов знал, что многие воспитанники упраздненной школы являются детьми с ограниченными физическими возможностями. Он решил принять их в свою школу. Кроме того, он принял на работу многих учителей вальдорфской школы.

Рано Ахунова — одна из первых учителей, перешедших в школу №15 из упраздненной вальдорфской. По ее словам, многие родители, которые приводят сюда своих детей, наслышаны о вальдорфских школах и их педагогическом опыте.

— Сразу хочу отметить, что в этой школе мы не полностью используем вальдорфскую методику обучения, а только некоторые ее элементы, — говорит Рано Ахунова. — Эта методика очень доброжелательная по отношению к ребенку и подходит к нашему региону. Ведь многие дети сегодня из неполных семей, родители находятся на заработках, и дети остаются без должного внимания. В таких условиях школа —учителя и воспитатели — должны восполнять этот недостаток внимания. Вальдорфская методика как раз предполагает индивидуальный подход и внимание к каждому ребенку.

Многие наши учителя прошли годичную стажировку в вальдорфских школах Германии, изучили их передовой опыт, овладели немецким языком. А выпускники немецких вальдорфских школ приезжают волонтерами к нам. Так, в завершившемся учебном году практику у нас проходила Линн Бирбрауер. Она преподавала немецкий язык и музыку, помогала школьникам в подготовке к поступлению в вузы Германии или к их поездке в эту страну в качестве волонтеров. Наши ребята также ездят на год волонтерами в Германию.

Мы постоянно поддерживаем связь с бывшими выпускниками. При поддержке некоторых из них мы сейчас на стадии внедрения плана социальной терапии для лиц с ограниченными возможностями. Буквально в начале следующего учебного года мы намерены открыть мастерские для обучения их народным промыслам —ковроткачеству, резьбе по дереву, изготовлению сувенирных изделий. В настоящее время почти в каждом классе нашей школы учатся один или два ученика с ограниченными возможностями. Мы стремимся к тому, чтобы они окончили хотя бы 9, а по возможности 11 классов, и стараемся создать все условия для их внешкольной жизни, — поясняет Ахунова.

По словам учительницы английского языка Зарины Носировой, отношения между школьниками и преподавателями здесь строятся по принципу «равный равному»: учителя не ставят себя в положение командующих и одинаково относятся ко всем детям, независимо от их способностей и успеваемости:

— Конечно, среди учеников есть более успевающие дети и есть дети со средними способностями. С последними мы работаем чуть больше, уделяем им больше внимания. Считаем, что бездарных детей не бывает, поэтому соблюдаем баланс во взаимоотношениях с учениками. Я сама в 2016 году прошла тренинг по проекту «Гендерное насилие в школах», где нас обучали сбалансированному отношению со всем классом. Например, если хвалить отличников и отодвигать на второй план средне- или неуспевающих детей, а также ребят с ограниченными возможностями, то такой дисбаланс будет оказывать на последних психологическое давление.

Соблюдение сбалансированности требует и инклюзивный метод обучения. Мы говорим нашим ученикам: «Никто не застрахован от болезней, и каждый может стать человеком с ограниченными физическими возможностями. Поэтому, как можете, поддерживайте своих сверстников». У нас есть дети, которые не в состоянии регулярно ходить на занятия и находятся на домашнем обучении. Отношение «равный равному» снимает психологический стресс в классе и в школе в целом. У этих категорий детей появляется большое стремление к учебе, — говорит Носирова.

Посетив школу №15, становится понятно, почему родители желают отдать в нее своих детей: они видят, что здесь лучшие возможности для развития и раскрытия потенциала. Очевидно, что старая менторская система, которая все еще бытует во многих школах Таджикистана (некоторые учителя не гнушаются и физическими методами воздействия на детей), давно себя изжила, и хотелось бы, чтобы таких дружелюбных по отношению к ребенку школ в республике с каждым годом становилось больше.

Тилав Расул-заде

Источник: Фергана News

А также читайте: