vne welkogo puti

К сожалению, Таджикистан не является основой страной-участницей международного проекта, а могла бы ею стать через Памир 

Таджикская делегация приняла участие в работе международного экономического форума "Один пояс и один путь", прошедшего 14-15 мая в столице Китая Пекине, сообщает департамент информации МИД Таджикистана.

В форуме участвовали представители 29 стран, а также главы некоторых республик, в частности, президенты России, Узбекистана, Казахстана. Таджикистан на высоком уровне в Китае представлен не был. Делегацию из РТ возглавили министр экономического развития и торговли Негматулло Хикматуллозода и начальник Таможенной службы Абдуфатто Гоиб.

По итогам форума 68 стран мира подписали с Китаем соглашение о сотрудничестве в рамках инициативы "Один пояс — один путь".

Суть проекта

Проект направлен на создание инфраструктуры и налаживание взаимосвязей между странами Евразии. Стратегия включает два ключевых направления развития: экономический пояс Шелкового пути и морской Шелковый путь. Речь идет о создании торгового коридора для прямых поставок товаров с Востока на Запад, на льготных условиях. Этот экономический коридор должен соединить Азиатско-Тихоокеанский регион на востоке с европейскими странами на западе. 

Население вовлеченных стран насчитывает более 3 миллиардов, а общий объем ВВП около 21 триллиона долларов. Инициатива предполагает создание шести составляющих экономических коридоров: Бангладеш-Китай-Индия-Мьянма, Китай-Монголия-Россия, Китай-Центральная Азия-Западная Азия, Китай-Индокитайский полуостров, Китайско-пакистанский экономический коридор и Евразийский сухопутный мост.

Поставленную цель предполагается достичь посредством строительства дорог, портов, мостов и других инфраструктурных объектов, а также заключением соглашений о зонах свободной торговли.

Китай является основным инициатором данного проекта. Его очень серьезно поддерживает и Россия. Заинтересованы в проекте и страны, через который должен пройти Великий шелковый путь — Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан. Таджикистан не является основной страной-участницей проекта, который, между тем, крайне выгоден республике.

Почему этот проект важен для Таджикистана?

Таджикистан, находясь на перекрестке Великого шелкового пути, занимает среди постсоветских регионов наиболее значимое положение в развитии многовековых отношений между странами Юго-Восточной Азии, Центральной Азии, Западной Азии и Европы. Развитие Шелкового пути до начала ХХ века сыграло огромную роль в торговле и отношениях стран Евразийского континента.

С приобретением республиками ЦА независимости нынешняя социально-экономического политика Китая по глобализации и установлению двухсторонних отношений согласно концепции "Один пояс — одна дорога" способствует развитию и полному восстановлению Шелкового пути.

Китай за последние годы стал лидером по объемам прямых инвестиций в экономику Таджикистана. На долю КНР приходится более 50% от общей суммы этих инвестиций.

К проекту Великий шелковый путь страны ЦА шли долго. Первый пример прорыва к морю — решение лидеров государств Центральной Азии связать центральноазиатскую систему железных дорог с иранскими железными дорогами через приграничный город Серахс для выхода к странам Среднего Востока и к Персидскому заливу.

После последовали также национальные проекты по прокладке газо- и нефтепроводов из Туркменистана и Казахстана в Китай. Также были проложены ЛЭП из Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана в Афганистан.

При поддержке Китая, Туркменистан проложил три ветки газопровода в эту страну протяженностью более 10 тысяч км. По некоторым данным, более 70% употребляемого газа в городе Урумчи и более 60% в Пекине приходится именно на туркменский газ.

Казахстан перегоняет прикаспийскую нефть к китайской границе и далее, после переработки — по всему Китаю. Все эти отдельные проекты в итоге с сентября 2013 года были включены в китайский проект "Один пояс — один путь".

А что Таджикистан?

В мая 2016 года при участии четырех стран Центральной и Южной Азии Таджикистан запустил крупный межрегиональный проект CASA-1000 для перетока излишек электроэнергии из стран верховья Центральной Азии на юг. А через полгода в республике изменили русло реки Вахш через водоотводный тоннель в участке строительства гигантского гидроузла Рогун.

Таким образом, и Таджикистан может активно включиться в этот мегапроект, что поможет ему войти в мировую экономику.

Известный таджикский политолог Абдугани Мамадазимов уже долгое время предлагает заинтересованным сторонам изучить вопрос прокладки трансконтинентального сухопутного маршрута Сингапур-Сиань-Самарканд-Санкт-Петербург (или Стамбул)- Стокгольм, с особым акцентом на центральный участок данного маршрута Сиань-Душанбе- Самарканд, который в прошлом нес основное бремя регулярного функционирования караванной торговли.

А строительство железной дороги "Кашгар-Северный Памир-Джиргаталь-Душанбе-Пенджикент-Самарканд, по его мнению, будет олицетворять главный принцип функционирования Великого шелкового пути времен Саманидов и дальновидных китайских императоров (Тан), который гласил "Кони на севере, корабли на юге".

"Другими словами, караваны, груженые шелком, фарфором и другими товарами, выходя из столицы империи Тан города Чанъан (современный Сиань), переходя страны Центральной Азии, Среднего и Ближнего Востока (включая саманидские земли), подходили к портам Черного и Средиземноморья. Корабли, груженые аналогичными товарами, выходя в моря из знаменитого порта Гуанчжоу, брали курс в порты Персидского залива или Красного моря. Эти судна и "корабли пустыни" (верблюды) обеспечивали так недостающий в наше время мировой баланс между морской и сухопутной частями мировой торговли, который имеет большую диспропорцию в пользу первой", — говорит Мамадазимов.

По сути, Китай сегодня выступает к лидерам мирового сообщества, в первую очередь сухопутным внутриконтинентальным странам, с обращением исправить эту диспропорцию в пользу морских держав. И Таджикистан в этом вопросе мог бы играть не последнюю роль.

Таджикистан остался в стороне?

"В мире сегодня всесторонне обсуждаются или реализуются три глобальных стратегии: Транстихоокеанское партнерство (ТТП), Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) и инициатива "Один пояс, один путь". Две первые были призваны привязать к США два очень перспективных региона мира через мировые океаны (Азиатско-Тихоокеанский регион и Европу). Третий должен возродить мировой баланс между сухопутной и морской частями глобальной торговли", — говорит Абдугани Мамадазимов.

По его словам, январь 2017 года продемонстрировал, что инициатива постепенно переходит от морских сверхдержав к материковым.

"В этом месяце произошло два важных события: президент США Дональд Трамп подписал указ о выходе его страны из соглашения о TTП; а председатель КНР Си Цзиньпин, выступая докладом на Давосском экономическом Форуме, особо подчеркнул, что уже 100 стран мира, изъявили желание подключиться к китайской инициативе "Один пояс, один путь", — говорит он.

Другими словами, считает эксперт, США добровольно слагают с себя роль мирового лидера глобализации, переходя в политику национального протекционизма, а глобальную инициативу перехватывает Китай.

"Перечень имен первых лидеров стран Евразии, собравшихся на форуме, показал, что организаторы отдают приоритет северному маршруту экономического пояса Шелкового пути, как неотъемлемой части "Один пояс, один путь". Почему? Кроме фамилии Владимира Путина, значились казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев, белорусский — Александр Лукашенко и узбекский — Шавкат Мирзиёев.

Все эти страны, в основном, расположены на севере "Одного пояса", — отмечает политолог. По его мнению, данный подход может быть обоснован, как минимум, тремя факторами.

"Во-первых, тут сыграла роль активная поддержка китайского мегапроекта со стороны лидера самого крупного государства Евразии — России Владимира Путина. Во-вторых, речь идет о продвижении идеи сопряжения Экономического пояса Шелкового пути и ЕАЭС. В третьих, на выбор северного маршрута могла повлиять безопасность", — считает эксперт.

Дополнительной причиной в пользу данного маршрута мог стать вопрос безопасности.

"Возможно, сыграла роль тень афганского военно-политического конфликта на центральный маршрут (через Памир) Шелкового пути, что отодвигает на задний план самую перспективную страну исторического Великого шелкового пути, Таджикистан, предки народа которого наряду с китайцами внесли основной вклад в формировании и расцвета этого исторического трансконтинентального торгового пути", — говорит Абдугани Мамадазимов.

Между тем, по его словам, без Памира очень трудно представить восстановление мирового торгового баланса между ее сухопутной и морской частями, так как без прокладки через него железной и автодороги межконтинентального значения, не будет реализована сама философия концепции "Одного пояса".

"Без Памира останется не широкий "пояс", а одна безальтернативная дорога через Великие степи", — отмечает он.

Политолог также выражает мнение, что скорость перехода мировых морских контейнеровозов через Малаккский и Мандебский проливы и Суэцкий канал через 20-30 лет будет зависеть от проезда сухопутных контейнеровозов через тоннели Памирского нагорья.

Источник: Sputnik Таджикистан

А также читайте: