klyuchevska karolina 001 1

Миграция сегодня является фактически единственным источником выживания для многих домохозяйств в Таджикистане. Денежные переводы трудящихся мигрантов являются важнейшим источником и средством решения материальных проблем и повышения благосостояния семей. Но, у этой медали есть и обратная сторона. Среди негативных последствий миграции: ограниченность трудовых ресурсов, рост заболеваемости среди мигрантов, включая ВИЧ/СПИД и т.д., стрессы, ухудшение морально-психологического состояния жен и детей трудовых мигрантов, многолетнее отсутствие кормильца, гендерный дисбаланс в стране и пр.

За последние несколько лет также актуализируется и вопрос «покинутых семей» или «брошенных жен» трудовых мигрантов. Злободневный вопрос, вносящий свои коррективы в понятие «институт семьи», в обществе принято считать социальной ценой, которую страна платит за трудовую миграцию.

Как утверждает Каролина Ключевска, координатор проекта «Расширение прав и возможностей оставленных семей трудящихся мигрантов Таджикистана» Международной Организации по Миграции, впервые данная проблема была обозначена еще в 2009 году, в результате было проведено исследование - «Брошенные жены таджикских трудовых мигрантов».

«На тот момент по всей стране действовали специальные центры, куда мигранты приходили получать различную информацию и правовую помощь. Со временем, всё чаще в эти центры стали приходить жены трудящихся мигрантов с просьбами о помощи найти своих мужей, уже много лет утративших все связи со своими семьями. Именно тогда и возникла необходимость в исследовании масштабов нарастающей проблемы в обществе».

Согласно отчету «ООН Женщины», подготовленного по результатам ситуационного анализа влияния трудовой миграции на социально-экономическую уязвимость сельских женщин в Таджикистане, средний возраст женщин, покинутых мужьями-мигрантами варьирует от 24 до 60 лет. Истории и судьбы оставленных женщин различны, но всех их объединяет отсутствие всякой материальной поддержки от своих мужей, бывает даже на срок от 10 лет и больше. Мужья, бросившие свои семьи на произвол судьбы также различного возраста и уровня образования: и с высшим образованием, и без образования. Большая часть из них первый период пребывания за рубежом поддерживала связь с семьей по телефону и даже помогала материально. Постепенно, в разные сроки, по разным причинам эти связи прекратились.

По данным Международной Организации по Миграции за последние 5 лет в республике насчитывается 250 тысяч покинутых женщин, чьи мужья уехали зарабатывать деньги за границу.

«Брошенные жены - это, конечно, проблема, связанная больше с сельской местностью потому, что в Душанбе и в других больших городах менталитет у девушек немного другой. В городах девушки хотят двигаться вперед, развиваться, поступать в университеты, т.е. таким девушкам всегда проще трудоустроиться, даже если их бросит муж или уедет в миграцию. В этом плане девушки в сельской местности более уязвимы, так как там их изначально воспитывают для того, чтобы выдать замуж. А когда замужество является главным ориентиром в жизни, а потом муж уезжает в миграцию, девушка утрачивает основную свою цель и просто не знает что делать, теряя своё предназначение. Это всегда достаточно сложный психологический процесс и часто им приходится бороться с этой стигмой в одиночку», - считает Каролина Ключевска.

В иерархии проблем покинутых семей в числе основных принято выделять отсутствие денег для ежедневного полноценного питания членов семьи. Туда же можно причислить и отсутствие рабочих мест, земельного участка, собственного жилья, проблемы, связанные с детьми (обучение в школе, вузе, трудоустройство, свадьбы детей), отсутствие доступа к правовой помощи, услугам адвокатов и т.д.

Как правило, половина покинутых жен не работает, другая же половина трудится на низкооплачиваемой работе. Чаще всего основными источниками дохода покинутых семей является заработная плата членов семьи, доходы от «работы на земле»: сезонные работы, предоставление каких-то разовых услуг. Здесь также могут фигурировать и денежные переводы мигрантов, но уже не от мужей, а от сыновей, отцов и братьев покинутых женщин.

С другой стороны, женщины считают, что с их уровнем образования и опытом трудовой деятельности они не в состоянии заниматься мелким бизнесом, боятся брать кредиты в банках и опасаются, что не смогут ими грамотно воспользоваться.

Принимая во внимание сложившуюся ситуацию, ответственные государственные структуры совместно с международными организациями и НПО в тесном сотрудничестве работают в данном направлении. Каролина Ключевска рассказала об одном из таких проектов, реализуемом Международной Организацией по Миграции:

«Я курирую проект «Расширение прав и возможностей оставленных семей трудящихся мигрантов Таджикистана», который реализуется совместно с организацией «ООН Женщины». Мы как МОМ отвечаем за юридический компонент, юридическую помощь покинутым женщинам. А «ООН Женщины» отвечают за экономическую составляющую проекта. Известно, что сделать женщине паспорт или получить свидетельство о рождении для ее ребенка - это не решение проблемы, главное, женщину необходимо как-то трудоустроить. Поэтому «ООН Женщины» создают группы взаимопомощи с нашими бенефициарами».

«В течение 2 лет женщины обучаются бизнесу. Такое количество времени отводится на их обучение неспроста, ведь вряд ли за однодневный тренинг будет возможным воспитать в женщине, у которой всего 3 класса школьного образования, крупного предпринимателя. За этот промежуток времени женщинам объясняют всё шаг за шагом, и вот такого плана тренинги дают положительные результаты. Проект реализуется в Кулябе и в Раште. Программа рассчитана до конца декабря, поэтому пока рано говорить о результатах. Проект не предусматривает гуманитарной поддержки, женщинам лишь помогают с закупкой оборудования», - говорит Каролина Ключевска.

«В рамках нашего проекта есть НПО - партнеры, где работают юристы по всей стране. Специалисты стараются постоянно выезжать, местное руководство очень хорошо помогает. Они собирают женщин и проводят, так называемую, информационную кампанию. Всех женщин заранее оповещают о приезде специалистов заблаговременно, чтобы те, у кого есть какие-то проблемы могли собрать за это время все документы и придти уже к юристам: писать заявления, заполнять документы и это даёт результат».

Помимо вышеперечисленных, по большей степени, материальных проблем, женщины, оставленные своими мужьями, часто оказываются под давлением распространенных гендерных стереотипов в местных общинах. Нередко, возникают проблемы, связанные с доступом к юридическим услугам. Это связанно с бракоразводными процессами, разделом имущества семей.

«Также наиболее уязвимы и к домашнему насилию покинутые жены, которые не имеют своего жилья и вынуждены проживать со своими детьми либо в семье мужа, либо в семье своих родителей. Эти женщины подвергаются не только психологическому, но и физическому, экономическому насилию со стороны родственников мужа, своих братьев и др.

Уровень активности женщин также является одним из факторов уязвимости. Исследование выявило низкую активность женщин, они очень пассивны в поиске путей решения проблем. Многие из них не предприняли и не планируют предпринять в будущем никаких активных действий по улучшению материального положения своих домохозяйств», - говорится в официальном Отчете по результатам ситуационного анализа влияния трудовой миграции на социально-экономическую уязвимость сельских женщин в Таджикистане, «ООН Женщины».

«Конечно, проблема брошенных жен актуальна во всех регионах Таджикистана, но наиболее уязвимыми принято считать женщин Раштской долины, потому что там у них позиция другая, там, у женщин не принято работать. А вот что касается Куляба, то там, наоборот, женщины очень активны и любознательны. Когда мы встречаемся с ними в тех же самых ситуациях, что и у женщин из Раштской долины, кулябские женщины очень восприимчивы к информации и очень отзывчивые, им все интересно, они задают много вопросов, а в Раштской долине женщины более сдержаны и постоянно находятся на дистанции. И это тоже влияет на ситуацию в целом», - подтверждает Каролина Ключевска.

Говоря о негативных социальных последствиях трудовой миграции невозможно подчеркнуть и тот факт, что на лицо и гендерный дисбаланс в обществе. Если учесть, что основной поток мигрантов приходится на сельскую местность, нужно отметить, что тенденция двоеженства стремительно развивается, так как молодые люди, уезжая на заработки, годами не возвращаются или же обзаводятся семьями за рубежом.

В связи с этим Каролина, в качестве эксперта, выделила достаточно интересный и немаловажный фактор для таджикского общества:

«В Таджикистане сегодня расширяется тема полигамии, у которой сейчас намечается уже вторая волна. Первая волна полигамии в независимом Таджикистане произошла во время гражданской войны, когда женщины оставались, мужей не было и нужно было как-то выживать. А сейчас уже появляются другие причины, но те же самые тенденции, т.е. женщинам, которые остались, о которых не заботятся мужья и не дают о себе знать и не имеют никаких связей с семьей, им просто приходится становиться вторыми женами потому, что о них должен кто-то заботиться, обеспечивать. Мужчин мало, женщин много и, конечно, мужчинам, которые хотят жениться второй раз, уже не интересны разведенные или брошенные женщины с детьми, если они могут жениться на молодой девушке».

По словам эксперта, Комитет по делам женщин и семьи при правительстве РТ постоянно ведет необходимую работу по данному вопросу. Однако следует заметить, что сейчас в Таджикистане идет взаимоисключающая пропаганда гендерной политики на женщин, т.е. с одной стороны, это воспитание женской половины в духе вековых национальных традиций, а с другой - пропаганда прогрессивной «сильной женщины» в духе западных убеждений. С раннего детства большинству таджикских девушек при воспитании вкладывается в сознание, что залогом семейного счастья является терпение и покорность перед тяготами судьбы будущей «келин». Социальные ролики такого формата транслируются на государственном телевидении с завидной периодичностью. В то же время год за годом в республике усиливается влияние западных программ, пытающихся донести до сознания местных женщин, что независимость и самодостаточность, абсолютная самостоятельность в решении жизненных вопросов должны быть главным приоритетом современной женщины.

«Есть два направления пропаганды такого понятия как «сильная женщина». Первый это зарубежный формат самостоятельной женщины и местный. Что касается местного формата, к примеру, тот ролик на ТВ, где девушку учат быть послушной «Келин», я сама с таким подходом не согласна, но если для местных девушек это работает, значит, так будет лучше и для страны. И вторая линия это уже западное влияние, где «международники» стараются адаптировать в Таджикистане те программы, которые ранее успешно заработали в других странах. Я сама считаю, что лучше всего смешать местный и западный менталитет. Почему бы и здесь не заработать тем новым идеям, которые уже где-то в других странах Средней Азии успешно заработали?».

«Самым важным в основе решения таких вопросов, как мне кажется, должно лежать образование и развитие экономики, как это было во времена коммунизма. Нужно всегда предоставлять альтернативу, т.е. если девушки получают образование, то им потом нужно и трудоустраиваться и только в этом случае механизм заработает», - считает Каролина Ключевска.

О плюсах и минусах миграционных процессов для Таджикистана сегодня в стране ведется достаточно дискуссий на всех уровнях. Но, к сожалению, без внимания остаются такие немаловажные факторы как невидимое противодействие двух рознящихся культур, отражающееся в умах молодого поколения. Стремление справиться с экономическими сложностями уязвимых слоев нашего общества, неумолимо ведет это же общество к деформации института семьи и традиционных ценностей. Сможет ли сегодня позволить себе таджикское общество такую роскошь как синтез многовековых национальных традиций и прогрессивность современных западных идей?  

Кристина БОРОДАВКО

Dialog.TJ

А также читайте: