pojirateli enrgii

Правительство Таджикистана поставило задачу до конца нынешнего года завершить процесс реструктуризации государственного энергетического холдинга «Барки точик», который уже много лет остается убыточным предприятием и, по утверждению международных экспертов, не может самостоятельно функционировать без вливаний извне. 

Госэнергохолдинг «Барки точик» является держателем переданного правительством Таджикистана пакета акций компаний, действующих в области электроэнергетики, и осуществляет право владения, пользования, распоряжения имуществом предприятий и учреждений, переданных ему в управление. На сайте компании указывается, что в состав энергохолдинга входят 26 энергетических предприятий, в том числе гидроэлектростанции и распределительные компании. Это, в частности, Душанбинская ТЭЦ, каскад ГЭС на реке Вахш (Нурекская, Байпазинская, Головная, Перепадная, Центральная), Варзобский каскад ГЭС (ГЭС-1, ГЭС-2, ГЭС-3, Хазара-1 и Хазара-2), Кайроккумская ГЭС и другие. Компания и ее активы являются национальной собственностью республики. «Барки точик» также осуществляет экспорт электроэнергии в соседние страны.

Международная аудиторская компания Moore Stephens KSC Assuraance SRL провела проверку деятельности «Барки точик» за 2017 год, по результатам которой заявила, что компания нуждается в серьезной финансовой поддержке. При этом аудиторы признались, что не смогли всесторонне оценить полноту данных компании о доходах, дебиторской задолженности и авансах, полученных за электроэнергию, из-за «неразвитой системы учетной документации и процедур» госэнергохолдинга.

В итоговом документе аудиторы выразили сомнение, что без финансовой поддержки своего акционера (Госкомимущества Таджикистана) и других финансовых институтов «Барки точик» сможет продолжить свою деятельность, так как только за прошлый год ее убытки составили 3,4 млрд сомони (более $380 млн), и на конец 2017 года долги компании превышали ее активы на 8,5 млрд сомони ($965 млн).

На начало второго полугодия 2018 года общая задолженность таджикского энергохолдинга оценивалась в 15,1 млрд сомони (более $1,6 млрд). Из них задолженность по привлеченным кредитам для осуществления инвестиционных проектов на начало этого года достигла 11 млрд сомони (свыше $1,1 млрд). Долги «Барки точик» перед «Ориёнбанком» составляют 1,8 млрд. сомони ($195 млн), за поставки угля — 14,8 млн сомони ($1,5 млн), 109,2 млн сомони ($11,9 млн) таджикский энергохолдинг должен по налогам, 1 млрд сомони (свыше $108 млн) составляют долги перед ГЭС «Сангтуда-1», 1,2 млрд сомони ($130 млн) — перед ГЭС «Сангтуда-2».

Население все потянет

На сегодняшний день «Барки точик» является самым крупным должником среди госкомпаний и предприятий Таджикистана. Финансовые проблемы национального энергохолдинга длятся уже много лет, и ежегодно правительство Таджикистана предпринимает различные меры для снижения долгового бремени компании. Например, в августе этого года правительство в обмен на списание 50,5 млн сомони (свыше $5,5 млн) долга «Барки точик» освободило от налогов на эту сумму российско-таджикскую Сангтудинскую ГЭС-1.

Кроме того, власти ежегодно повышают стоимость электроэнергии в стране. Последнее повышение произошло в ноябре этого года. Постановлением правительства цены на электроэнергию увеличились почти на 15%. Теперь население за один киловатт-час платит 19,37 дирама ($0,02) вместо прежних 16,85 дирама ($0,016). Тарифы для промышленных и непромышленных потребителей составят 47,13 дирама ($0,05), для потребителей бюджетной сферы, коммунальной отрасли и спортивных комплексов – 19,37 дирама и т. д.

Однако для отдельных промышленных предприятий предусмотрены льготные тарифы. Так, Таджикский металлургический комбинат платит по 47,13 дирама за киловатт-час с 1 октября по 31 марта, а остальные полгода — только по 8,28 дирама ($0,08). Для ГУП «Таджикская алюминиевая компания» (ТАЛКО) стоимость электроэнергии составляет 7,20 дирама за киловатт-час с 1 мая по 30 сентября, а с 1 октября по 30 апреля —11,80 дирама. То есть алюминиевый гигант платит за электроэнергию по тарифам в 2,5 раза ниже, чем рядовые жители Таджикистана, являясь при этом крупнейшим потребителем электроэнергии в республике.

Куда идут деньги?

Тарифы на электроэнергию в Таджикистане повышаются ежегодно (иногда дважды в год) по рекомендациям МВФ и Всемирного банка — в целях повышения эффективности деятельности госэнергохолдинга и сферы энергетики в целом. И каждый раз власти отмечают, что стоимость электричества в Таджикистане остается самой низкой на постсоветском пространстве. Тем не менее регулярное подорожание электроэнергии не помогает выправить ситуацию в «Барки точик» — компания как была в долгах, так и продолжает в них вязнуть еще глубже.

В самом энергохолдинге наличие этих проблем объясняют задолженностью потребителей, в частности населения. В Таджикистане мало кто верит такому объяснению, потому что при несвоевременной оплате потребителей отключают от энергоснабжения, и люди стараются вовремя платить за свет.

Примечательно, что узнать реальную ситуацию с доходами компании, как уже было отмечено выше, не удалось даже международному аудиту из-за «неразвитой системы учетной документации и процедур». Вероятно, речь идет об элементарной непрозрачности отчетной документации «Барки точик». Аудиторы Moore Stephens KSC также не смогли оценить остатки товарно-материальных запасов (ТМЗ) энергохолдинга, так как инвентаризация складов ТМЗ была проведена до привлечения аудиторов.

«Следовательно, мы не смогли получить достаточные и надлежащие аудиторские доказательства, чтобы обеспечить наличие, точность и полноту представленной компанией балансовой позиции на конец года и определить, необходимы ли корректировки для влияния на отчетный результат и балансовые запасы в конце года», — цитирует авторов аудита «Азия-Плюс».

В переводе с профессионально-политкорректного языка на простой человеческий это означает, что аудиторы так и не поняли, что происходит с поступающими в компанию средствами, и не могут подтвердить данные по остаточным объемам ТМЗ энергохолдинга. То есть документация «Барки точик» непрозрачна и с ней не все в порядке.

«В 2016 году президент резко раскритиковал «Барки точик», заявив, что остатки на складах компании составляют 2,1 млрд сомони, в то время как ее годовой доход был 1,7 млрд. Это говорит о том, что большинство товара на их складах по документам имели завышенную стоимость. Реальные цифры знают только в самой компании, их не показали даже аудиторам», — поясняет независимый журналист и аналитик Саймиддин Дустов.

Журналист считает, что в большинстве случаев средства, выделяемые «Барки точик» в виде кредитов по инвестиционным проектам, расхищаются. «Для этого существует много способов. Допустим, выделены средства на трансформатор. На рынке он может стоить 200 тысяч сомони, но по документам он будет проходить за один миллион. Разница «распиливается» по договоренности с банком. И по такому аналогу проходят все закупки компании, а энергетических проектов у нас очень много. 90% фирм, у которых «Барки точик» закупала ТМЗ, — однодневки. Поэтому аудиторов на склады и не пускают, чтобы скрыть реальную картину. Собственно, при такой неполноте данных проведенную проверку и аудитом считать нельзя. Вообще, деятельность «Барки точик» давно должна была заинтересовать Генпрокуратуру Таджикистана, но этого не происходит. По подсчетам независимых экономистов, на содержание энергетического хозяйства республики требуется $100-120 млн в год. А собирая выручку в $230-250 млн, компания никак не может выйти на уровень прибыли», — отмечает Дустов.

В то же время, по его мнению, при существующей финансовой системе «Барки точик» не удастся погасить долги. «Согласно отчету за 2017 год компания получила доходов примерно на 2,1 млрд сомони ($238 млн), из которых 600 млн сомони, то есть более четверти, уходят только на погашение процентов по кредитам коммерческих банков, в основном "Ориенбанка". В компании очень раздут штат работников. Их число превышает 11 тысяч человек, хотя при Союзе при той же выработке электроэнергии в 17 млрд киловатт-часов в год число работников сферы энергетики не превышало двух тысяч человек», — говорит журналист.

Куда утекает энергия?

Между тем хищения в компании отмечены на всех уровнях. Еще в 2010 году Агентство по борьбе с коррупцией Таджикистана обнародовало результаты проверки деятельности «Барки точик» за 2008-2009 годы. Было выявлено, что различные хищения и потери на линиях компания списывала на население, и делалось это по негласному распоряжению ее руководства.

Например, на жителей Вахдатского района, которые использовали 17,3 млн киловатт-часов, списали около 74 млн киловатт-часов. Разница в объеме — 56,7 тысяч киловатт-часов — была записана как долги населения, но на самом деле являлась потерями на линиях. Такие же приписки были выявлены и в других районах страны. В одном только Душанбе разница между реальным объемом потребленной населением электроэнергии и записанным в отчетах компании составила 384,5 млн киловатт-часов. Несмотря на такую колоссальную разницу в цифрах, Агентство по борьбе с коррупцией признало эти потери техническими. Как заявил тогда замдиректора антикоррупционного агентства Тоир Джобиров, даже если и были хищения, «доказать это практически невозможно».

Но и поверить в этом случае в «технические потери» тоже сложно, особенно с учетом таких гигантских объемов. По мнению экспертов, эти объемы уходили «налево» —их подключали потребителям за отдельную «благодарность» контролерам и техническому персоналу компании. Нарушения списали на среднее звено персонала и на некоторых финансовых руководителей, в отношении которых завели уголовные дела.

В проверочный период «Барки точик» возглавлял Санат Рахимов, но к моменту завершения проверки он и его заместители уже были сняты с должностей. Он заявил тогда, что понес «моральное наказание» за выявленные нарушения.

Аналогичную проверку антикоррупционное агентство провело в 2013 году. И снова ее результаты показали, что «Барки точик» приписывает населению несуществующие долги, завышая суммы задолженности в 2-3, а то и в 5 раз. Необоснованно были списаны десятки миллионов киловатт-часов электроэнергии, а государству нанесен ущерб на миллионы долларов.

За 2010-е годы в энергохолдинге трижды сменилось руководство, но думается, и при нынешнем председателе Мирзо Исмоилзода вряд ли что-то серьезно изменилось и коррупционные схемы утечки энергии устранены.

Реструктуризация поможет?

Многомиллионные долги, крупные потери на линиях и непрозрачная финансовая система «Барки точик» стали основанием для принятия властями решения о реструктуризации энергохолдинга. В 2011 году правительство утвердило план реструктуризации, который предусматривал три этапа работы в этом направлении. Это коммерциализация ‎(2011-2013 годы), конкуренция ‎(2014-2015 годы) и приватизация ‎(2016-2018 годы).

Однако процесс реструктуризации катастрофически отстал от этого плана и, более того, сам план изменился. В частности, на этапе коммерциализации должна была быть разработана эффективная коммерческая модель управления энергохолдингом. Однако, как показывает практика, ничего с того момента не поменялось. Тем не менее в этом году правительство поручило приступить к разделению компании. На базе «Барки точик» до конца текущего года должны быть созданы два акционерных общества — «Передающие электрические сети» и «Распределительные электрические сети». Сейчас эти компании находятся в процессе разделения имущественных прав, после чего в ведение каждой отойдут инфраструктурные объекты. При этом о приватизации речь пока не идет. По крайней мере, в начале этого года в Министерстве энергетики и водных ресурсов заявили, что после реструктуризации «Барки точик» вновь созданные структуры приватизированы не будут.

«Реформа системы управления энергетикой необходима, но начинать нужно с введения реального корпоративного управления. В сегодняшних условиях — при существующем менеджменте, структуре банковских долгов и коррумпированности бенефициаров — приватизировать «Барки точик» невозможно. Но в конечном итоге приватизация неизбежна, так как это требование и практика МВФ и Всемирного банка по всему миру. Но в ней не заинтересованы определенные круги, которые и получают основной доход от энергокомпании», — считает Саймиддин Дустов.

Аналогичного мнения придерживаются и другие эксперты, которые сомневаются, что реструктуризация в условиях коррупции и недобросовестного управления может дать эффект развития. Опыт реструктуризации госавиакомпании «Таджик Эйр» тому подтверждение. Разделение компании на пять структур не способствовало ее оздоровлению. В конечном итоге в сентябре этого года правительство страны постановило утвердить специальную программу господдержки «Таджик Эйр» на 2018-2023 годы. Одним из главных пунктов плана мероприятий является привлечение инвестиций путем приватизации пакета акций. Пока неизвестно, какой процент акций будет передан в частные руки, но процесс приватизации авиакомпании уже начался, и в Таджикистане мало кто сомневается, что в дальнейшем «Таджик Эйр» полностью будет передана в частные руки, а кто-то даже догадывается — в чьи.

Мирали Холмурод

Источник: Fergana News

А также читайте: