safarali tayfurov

«Я твердо убеждён, что уже в ближайшем будущем свободно-экономические зоны станут авангардом экономики Таджикистана. Ведь по мере развития СЭЗ возможностей для поддержки местных жителей в каждом из регионов будет становиться всё больше. А пока нам необходимо уделять больше внимания тем сферам, в которых население готово работать», - рассказал в беседе с «Иктисодчи» Сафарали Тайфуров, первый заместитель руководителя администрации свободно-экономической зоны «Дангара». 

- Сафарали Абдурахимович, расскажите, пожалуйста, о деятельности СЭЗ «Дангара». Когда она была создана?

- Инновационно-производственная свободно-экономическая зона «Дангара» была образована решением правительства Республики Таджикистан в 2009 году. Однако основные работы в СЭЗ начались только в 2011 году, когда её руководителем был назначен Саадулло Асланбек.

На сегодняшний день СЭЗ «Дангара» является самой крупной СЭЗ в республике. Она расположилась на площади в 541 гектар. Изначально площадь СЭЗ составляла 521 гектар, но недавно было выделено дополнительно 20 гектаров под строительство погрузочно-разгрузочного терминала для нефтеперерабатывающего завода.

С момента создания СЭЗ на её территории зарегистрировано 26 субъектов, большинство из которых имеет китайские инвестиции.

За всё время работы СЭЗ «Дангара» привлечено инвестиций на сумму более 1 млрд. 637 млн. сомони. На сегодняшний день это лучший показатель среди свободно-экономических зон республики.

Особо хочу отметить, что за годы работы нам удалось проделать большую работу по созданию инфраструктуры внутри СЭЗ: проведена линия водоснабжения на 4,5 километра и 3 линии электропередачи, построено 8 километров дороги, в рамках первого этапа освоения территории ограждено 220 гектаров. Мы считаем это большим достижением. Ведь тогда как СЭЗ «Сугд» создавалась на базе бывшей промышленной зоны города Худжанд, где уже существовала практически вся необходимая инфраструктура, СЭЗ «Дангара» создавалась «с нуля» на месте огромного холмистого пастбища.

- Помните ли Вы, какая компания стала первым субъектом вашего СЭЗ?

- Конечно. Первым субъектом СЭЗ «Дангара» было ООО «Юсуф сервис», которое успешно проработало 4 года и покинуло территорию СЭЗ. Вторым субъектом было ООО «ТкОйл». Благодаря именно этому проекту китайские инвесторы поверили в «жизнеспособность» нашей СЭЗ.

- Вы отметили, что общая сумма инвестиций, привлечённых СЭЗ, составляет более полутора миллиардов сомони. Не могли бы Вы описать динамику этих инвестиций?

- Первые существенные инвестиции начали поступать в 2015 – 2016 годы. Флагманским проектом является строительство огромного нефтеперерабатывающего завода, в первый этап строительства которого было вложено около $100 млн.

ООО «Ауфен» вложило $15 млн. инвестиций в строительство завода по производству металлоконструкций. В данном заводе внедрены новейшие технологии, завезено итальянское и германское оборудование. Этот завод также, как и НПЗ, будет запускаться в два этапа.

Иранские инвесторы построили на территории СЭЗ завод по производству моющих средств и завод по переработке сухофруктов.

Если обратиться к статистике, то можно легко заметить, что Хатлонская область до создания СЭЗ практически не имела промышленного производства и, тем более, ничего не продавала за границу. Но теперь ситуация изменилась. Например, в 2018 году завод по переработке сухофруктов экспортировал в Объединенные Арабские Эмираты 277 тонн фисташек и это всего лишь на третий год их деятельности. В первый год деятельности, в 2016 году, они экспортировали порядка 40 тонн фисташек.

- Сколько резидентов СЭЗ «Дангара» сегодня работает в производственном секторе?

- На данный момент производственную деятельность ведут 7 субъектов. Это ООО «Greengold» - переработка сухофруктов; ООО «Миср - 2001» - производство строительных материалов; ООО «Сохтмон - 11» - производство жжёного кирпича; «ДТ-Бетон» - производство бетона; ООО «Точи Осиё» - производство моющих средств.

В ближайшее время также планируется запуск предприятия ООО «Гаюр саноат» по производству синтетических красок и декоративной штукатурки, а также ООО «Ауфен» - по производству металлоконструкций. На подходе, конечно, и самый крупный наш субъект это «ТкОйл» - завод по переработке сырой нефти.

Если говорить в целом о показателях, то по итогам 2018 года привлечение инвестиций составило более 25 млн. сомони, а производство промышленной продукции – 16 млн. сомони. С вводом в эксплуатацию завода по производству синтетических красок и декоративной штукатуры, мы надеемся, что объём нашего производства вырастет до 50 млн. сомони.

- А в какие страны экспортируется их продукция?

- У нас пока свою продукцию экспортирует только один субъект - ООО «Greengold». Как я уже говорил, они продают фисташки и миндаль в ОАЭ. С вводом в эксплуатацию завода по производству красок и декоративной штукатуры, будет налажен экспорт на рынок Афганистана. «Ауфен» и «ТкОйл» также нацелены на рынки Афганистана и Китая.

- А сколько человек сегодня работают на предприятиях СЭЗ «Дангара»?

- Сейчас у нас 457 постоянно действующих рабочих мест. Но, во время сезонных работ количество рабочих мест часто доходит до тысячи. В 2016 году мы даже зафиксировали цифру 1 687 рабочих мест.

Согласно нашему бизнес-плану, в ближайшие 3-5 лет, на территории СЭЗ должно быть создано около 6 тысяч рабочих мест. Сейчас мы над этим работаем.

- Не могли бы Вы назвать среднюю заработную плату на предприятиях СЭЗ?

- Средняя заработная плата на предприятиях СЭЗ варьируется от 1 до 2 тысяч сомони. Каждое предприятие имеет свою политику по заработной плате. Но, всё же хотелось бы отметить, что для жителей села это достаточно неплохая зарплата.

- Насколько активно бизнес сегодня проявляет интерес к СЭЗ «Дангара»?

- Мы считаем, что интерес у бизнеса стабильно растёт. Например, только в 2018 году нами было зарегистрировано 5 новых субъектов. Это ООО «Даво», совместное предприятие с инвестициями из Арабской Республики Египет, которое занимается производством медицинских препаратов; нефтегазовая компания ООО «Навруз»; компания по производству запасных частей для энергетики - ООО «Среднеазиатские энергетические линии» ; предприятие по производству мешков и упаковочных материалов - ООО «Хуаксин Гаюр Дангара пекедж»; и ООО «Шахриёрон», которое занимается производством строительных материалов.

- Интересно, сколько субъектов имеют исключительно таджикский капитал?

- Стопроцентный местный капитал имеют восемь компаний. Есть также два таджикско-иранских и один таджикско-египетский совместных предприятия. Остальные предприятия имеют китайский капитал.

- Вы уже не раз упоминали, что в СЭЗ «Дангара» активно инвестирует китайский бизнес. Скажите, с чем связан такой повышенный интерес китайских компаний к Хатлонской области?

- Наверное, это связано с тем, что южане с китайскими коллегами хорошо работают. Например, нефтеперерабатывающий завод, который сегодня у нас уже практически готов к эксплуатации, изначально должен был строиться в Афганистане. Но нам удалось буквально переманить инвесторов в Таджикистан, что, надо сказать, было довольно непросто. За годы работы в СЭЗ мы наработали большой опыт работы с китайским бизнесом.

- Расскажите, пожалуйста, как обстоят дела со строительством НПЗ? Вы уже отмечали, что завод практически готов. На Ваш взгляд, что изменится на рынке с его запуском?

- Проект строительства нефтеперерабатывающего завода состоит из двух этапов. Первый этап, на котором НПЗ должен перерабатывать 500 тысяч тонн сырой нефти в год, уже завершен на 100%.

На первых порах, помимо обеспечения рынка Таджикистана, производство будет ориентировано на рынки Афганистана и Китая. Поначалу завод будет производить бензин с низким октановым числом - А-80. На заводе уже построено достаточно хорошее хранилище на 150 тысяч тонн горючего.

По нашим данным, уже началось финансирование второго этапа, по завершении которого мощность завода увеличится до 1 млн 200 тысяч тонн в год. И это при том, что потребность Таджикистана в нефтепродуктах сегодня составляет 800-900 тысяч тонн в год.

По завершении второго этапа строительства здесь будут производиться солярка и бензин «Евро – 4» и «Евро - 5», соответствующие европейским стандартам качества, а также керосин, строительный битум, парафин и сжиженный газ.

Пока, конечно, мы на 78-80% остаёмся зависимыми от российского Газпрома в части горюче-смазочных материалов, однако, согласно подписанному договору, НПЗ должен будет полностью покрывать потребность внутри республики. Это станет серьёзным шагом на пути к энергетической независимости Таджикистана.

- Если НПЗ уже полностью готов, тогда с чем связаны многочисленные отсрочки его запуска?

- В ходе реализации этого проекта, руководству НПЗ пришлось преодолеть целый ряд трудностей, одной из которых стало банкротство Агроинвестбанка. Из-за проблем с финансированием строительство НПЗ задержалось на 2 года.

Ещё одним открытым на сегодняшний день вопросом остаётся строительство железнодорожной ветки до СЭЗ. Задача эта не простая, поскольку проложить новую линию стоит довольно дорого, а у нас из государственного бюджета на всю инфраструктуру выделяется всего 1 млн 200 тыс. сомони в год. Если посчитать, то на эту сумму можно построить всего 300 метров дороги. Мы, конечно, своими силами постараемся это реализовать, однако потребуется время.

В соответствии с договором, администрация завода построит погрузочно-разгрузочный терминал, в который по трубам будет качать готовую продукцию. Сейчас эта работа уже ведётся. Без этого терминала работать будет сложно, потому что в день НПЗ будет перерабатывать от 2 до 3 тысяч тонн сырой нефти и столько же готовой продукции нужно будет вывозить. Это, примерно, 5 тысяч тонн ежедневно. Машинами транспортировать такие объёмы просто невозможно, поэтому без терминала совершенно не обойтись.

Сейчас все эти вопросы решаются и, мы надеемся, что уже в ближайшем будущем НПЗ заработает на полную мощность.

- На территории СЭЗ «Данагара» построен и современный таможенный терминал. Скажите, имеется ли у СЭЗ индивидуальный таможенный код и функционирует ли терминал сегодня?

- К сожалению, пока нет. Но этот вопрос уже поднимался неоднократно в рамках заседаний Совета свободно-экономических зон. Мы просили таможенный код для того, чтобы нашим субъектам не приходилось ездить в другие регионы на «растаможку». Однако для его получения также существует ряд условий. Например, на территории СЭЗ должна быть проведена оптико-волоконная связь. Необходимо, чтобы все те структуры, которые задействованы в процессе растаможивания груза, имели в СЭЗ своего представителя. Помещения для всех этих структур мы уже построили. Думаю, как только мы проведём оптико-волоконную связь, нам удастся получить индивидуальный таможенный код и наши субъекты смогут осуществлять «растаможку» уже внутри СЭЗ. Этот процесс предусмотрен и Киотским соглашением, ратифицированным Таджикистаном.

- Одной из основных целей создания свободно-экономических зон в том или ином регионе является, прежде всего, повышение социально-экономического благосостояния его населения. Насколько это удалось в Дангаре?

- Только в 2018 году мы выплатили в местный бюджет около 3 млн сомони налогов. Мы провели линию водоснабжения четырем кишлакам, расположенным вдоль периметра СЭЗ. Там столетиями не было воды.

Мы раздаем электричество. В рамках нашего сотрудничества с Министерством энергетики и водных ресурсов Таджикистана и китайской компанией «Шань Си» нам удалось построить две независимых линии электропередачи со станции «Сангтуда-1» и с подстанции «Шар-Шар», которая питается от Нурекской ГЭС. Без строительства данных подстанций, дальнейшее развитие нашей СЭЗ, да и близлежащих районов, было бы невозможным.

Сегодня у нас есть настолько мощная подстанция (на 250 МВт), что мы можем раздавать электроэнергию и Дангаре. Наши ЛЭП будут оснащать электричеством НПЗ, все остальные субъекты СЭЗ и ещё на активно развивающуюся Дангару останется. Скоро Дангара превратится в большой город и имеющихся здесь мощностей будет совершенно недостаточно.

Наличие такой крупной подстанции мы считаем своим большим достижением. На ней установлено 2 трансформатора, аналогов которым нет в Таджикистане - каждый по 125 тыс. кВт. Это большой задел на десятилетия.

Помимо этого, на работу к нашим субъектам в основном нанимаются местные жители. Но, естественно, есть среди них и люди из других регионов. Из имеющиеся у нас 457 рабочих мест, почти 400 позиций занято местными жителями из числа бывших трудовых мигрантов.

Например, на предприятии «Greengold», выпускающем миндаль и фисташки, постоянно заняты 30 местных женщин. К тому же достаточно много местных жителей просто собирает фисташки и миндаль на полях в свободное время, а потом сдаёт на предприятие, получая свой гонорар. Это тоже дополнительный способ заработка.

Конечно, по мере развития СЭЗ возможностей для поддержки местных жителей будет гораздо больше. Нам необходимо уделять больше внимания тем сферам, в которых население готово работать. Это могут быть швейные и текстильные фабрики, сельхозпроизводство и т.д.

Я твердо убежден, что уже в ближайшем будущем свободно-экономические зоны станут авангардом экономики Таджикистана. Так и должно быть. Главное научиться работать по закону...

- К слову о сельхозпроизводстве. Хатлон, прежде всего, сельскохозяйственный регион, однако переработка сельхозпродукции остаётся здесь совершенно неразвитым. Как Вы думаете, почему?

- Вы знаете, я сам неоднократно задавался этим вопросом. На всех встречах, выставках, мероприятиях, мы всегда говорим об этом. В Дангаре килограмм овечьей шерсти стоит 50 дирамов. При этом её никто не покупает. Тонны шерсти портятся на складах. Такая же ситуация и с кожей. Баранья кожа стоит 3 сомони. Вы только представьте себе сколько босоножек можно сделать из кожи одного барана?! Почему-то производителям сегодня сельское хозяйство видится не очень прибыльной сферой для бизнеса.

Здесь, действительно, есть дешевое сырьё. Потенциал огромный, но пока он по непонятным мне причинам не используется. В Хатлоне сейчас вообще нет предприятий, перерабатывающих, например, те же продукты животноводства. Я считаю, что это направление следует дополнительно стимулировать и предоставлять льготы.

- А как Вы в целом оцениваете инвестиционный климат в республике?

- Инвесторам нужно дать больше свободы, помогать, свести к минимуму бюрократические проволочки. Я приведу пример из нашей практики. Положение о свободно-экономической зоне «Дангара» не предусматривало на территории СЭЗ производства горюче-смазочных материалов. Поэтому для строительства НПЗ нам потребовалось получить дополнительное решение парламента. Если бы вы знали, сколько инстанций нам пришлось пройти, чтобы получить это разрешение…

- Уже не раз упоминалось, что нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность свободно-экономических зон в республике, требуют серьёзной доработки. Так ли это на самом деле?

- Положение о свободно-экономических зонах Республики Таджикистан было утверждено парламентом 20 января 2010 года, а Закон Республики Таджикистан «О свободно-экономических зонах» был принят лишь в марте 2011 года, поэтому некоторые разночтения в этих документах, конечно, были. Но в 2018 году мы выступили в качестве инициаторов и были приняты изменения и дополнения к новому закону.

До принятия изменений, которые мы представили в парламент уже исходя из опыта работы всех СЭЗ республики, бумажной волокиты было, действительно, очень много. Например, раньше субъекты должны были представить Министерству экономического развития и торговли свои бизнес-планы. Там действовала специальная комиссия, которая их рассматривала. Только после её одобрения администрация СЭЗ могла принять заявителя в число субъектов. Это существенно усложняло процесс принятия новых резидентов.

Сейчас, согласно принятым изменениям, администрация каждой СЭЗ имеет полномочия рассматривать бизнес-планы претендентов и принимать их.

Ещё одним важным шагом стало устранение несоответствий между законом и положением о свободно-экономических зонах. Положение позволяло нам выдавать иностранным специалистам разрешение на работу, а в законе этот момент отсутствовал, из-за чего возникало недопонимание между администрациями СЭЗ и Министерством труда, миграции и занятости населения.

Сейчас уже можно говорить о том, что данный вопрос практически урегулирован. Министерству экономического развития и торговли и Министерству труда, миграции и занятости населения было поручено создать такой механизм, благодаря которому администрация СЭЗ имела бы возможность выдавать и визу, и разрешение на работу иностранным специалистам, поскольку они работают только в пределах СЭЗ.

Конечно, все ещё остаются спорные моменты, с которыми мы сталкиваемся по ходу деятельности, поэтому каждая СЭЗ в республике работает над усовершенствованием своего положения, которое потом будет представлено на утверждение в парламент.

Это нормальная практика, ведь когда в стране принимались все эти документы, СЭЗ ещё толком и не было. Вообще СЭЗ для республики - механизм пока новый, поэтому по ходу работы постепенно вносятся корректировки. Но, к сожалению, до сих пор во многих ведомствах есть специалисты, которые не понимают предназначения СЭЗ и как они работают.

Само понятие «свободно-экономическая зона» в республике находится ещё на этапе становления. Очень сложно менять и исправлять что-то в правовых актах, поскольку чиновники часто защищают в первую очередь свои отраслевые интересы, подчас в ущерб интересам государства.

- Как Вы считаете, сколько ещё необходимо времени для того, чтобы СЭЗ в Таджикистане заработали так, как они должны работать?

- Нам, например, потребуется ещё 5 лет для того, чтобы мы встали на ноги и были независимыми от финансирования государства. СЭЗ «Сугд» тоже, наверное, нужно около 5 лет. СЭЗ «Пяндж» потребуется лет 7-8, а вот СЭЗ «Ишкошим» ещё лет 15, а то и больше.

В СЭЗ «Ишкошим» изначально было выбрано неудачное место – 70 км от Хорога. Разве инвестор туда пойдёт? Что он там будет делать? Я знаю, что недавно они взяли небольшую территорию вблизи пограничного пункта Тем. Там афганцы могут спокойно передвигаться и есть возможности для развития. Конечно там будут не производственники, но, хотя бы какие-то торгово-закупочные субъекты появиться могут, там и работа пойдёт.

- В завершение хотелось бы узнать о планах СЭЗ «Дангара» на ближайшие несколько лет.

- Нашей основной задачей остаётся привлечение инвестиций. Когда много инвесторов – будут и деньги, и инфраструктура, и рабочие места. Эта цель стоит для нас на первом месте, и мы ведём информационную работу на 5 языках, распространяем брошюры и буклеты и т.д.

Также нам предстоит провести линию канализации, которая тоже требует больших вложений. Необходима хорошая линия водоснабжения. Всё ещё нужно заасфальтировать большую часть внутренних дорог. Нужна оптико-волоконная линия связи. Мы уверены, что благодаря хорошей инфраструктуре, нам удастся содействовать развитию не только наших субъектов, но и всей области в целом, поэтому мы приложим максимум усилий в этом направлении.

Кристина БОРОДАВКО

Источник: журнал «Иктисодчи» №27 (ноябрь-декабрь, 2019)

 

А также читайте: