images 11

Каждый призыв в армию Таджикистана в стране называют сезоном облав. С 1 сентября по 31 октября молодых людей задерживают дома, на улицах, в общественном транспорте. Родственников даже не уведомляют, что их близкие отправлены в армию: повестки не выписываются. Забирают даже в тех случаях, когда человек имеет освобождение от службы по закону. Власти страны уверяют, что облавы давно не практикуются, но факты говорят об обратном. Срок службы в армии Таджикистана – два года.

Холмухаммада Мирзоева, сына Майфуры Расуловой, 7 октября забрали прямо из дома. Люди в штатском, оказавшиеся впоследствии местными чиновниками и милиционерами, буквально ворвались во двор дома и вытащили 22-летнего молодого человека на улицу, говорит она. Повестки в армию на имя ее сына до этого не приносили. Никаких бумаг матери призывника также не показали.

"Мы его не прятали от призыва, на его имя не приходили повестки. Была повестка на старшего сына, который сейчас находится в трудовой миграции. У меня есть копия его авиабилета в Москву. Также нам недавно пришла повестка на неизвестного нам Гулова Восе", – рассказывает женщина.

Чиновники и милиция во время задержания применили силу – когда ее оттолкнули от сына, она упала и сильно порезалась.

"Один за одну руку взял, второй – за другую. Подняли меня и отбросили подальше. Невестка моя закричала, сказала им, что у меня давление высокое и я больна, что меня нужно везти в больницу. А они запрыгнули в свои автомобили и уехали", – жалуется она.

Мухаммад, внук Сангимо Хусейновой, по законам страны вообще не должен был служить. Он сирота и сам содержит себя и бабушку. Мухаммада забрали в армию прямо с одной из строек Ташкента, где он в последнее время работал.

"В тот же день я пошла в военкомат в слезах. Стучала им в двери. Потом показала им документы, что его нельзя призывать в армию. Даже в просьбе увидеть внука мне было отказано", – говорит бабушка.

Ловить или, попросту говоря, похищать людей, силой принуждать их к воинской службе – незаконно. Тех, кто избегает службы и не приходит после получения двух повесток, должны судить, а не отправлять в армию. Поэтому власти отрицают, что стоят за призывными облавами. В Министерстве обороны говорят, что не контролируют набор призывников, более того, военные даже не в курсе, как это происходит. Делают это специальные комиссии, не имеющие отношения к армии.

"Этими вопросами занимаются госкомиссии в районах и городах. Сельсоветы и квартальные советы делают всю работу, мы только оказываем содействие. По жалобам населения на облавы у нас еще не подведены итоги", – сказал НВ пресс-секретарь Минобороны Таджикистана Ориф Нозимов.

Проводят облавы люди в гражданском, а не в военной форме. Из-за этого обвинить кого-то конкретного в нарушении закона трудно. Но в Министерстве обороны не могут не знать, как происходит набор призывников, так как их представители входят в призывные комиссии.

"Председатель призывной комиссии – зампред города либо области, если это областная призывная комиссия. Его заместитель – военный комиссар города или района", – объясняет правозащитница Дилафруз Самадова.

Обращений от родителей на незаконные похищения их детей для службы в армии становится меньше с каждым годом, говорит правозащитница. Теперь люди все чаще жалуются, что призывные комиссии оказывают давление на близких трудовых мигрантов, силой заставляя их давать письменные гарантии возвращения сыновей и братьев в страну для прохождения службы.

"У нас сейчас обращения от граждан, от родителей, где они нас спрашивают, несут ли они уголовную ответственность за то, что их сыновья отсутствовали в Таджикистане, находятся в миграции", – говорит Самадова.

Многие годы в Таджикистане планы по призыву в армию выполняются досрочно. Формально призывная кампания закончится 31 октября, но некоторые военкоматы уже отчитались о ее завершении, например, Горно-Бадахшанская область.

Источник: Радио Озоди

А также читайте: