genNazarzoda

В Таджикистане 9 сентября отметили 24-ю годовщину государственной независимости. По словам президента Эмомали Рахмона, выбор светского пути развития, сделанный республикой в 1991 году, был правильным.

Это заявление прозвучало на фоне политического кризиса и неудавшегося военного переворота. Организаторам мятежа бывшему заместителю министра обороны, генерал-майору Абдухалиму Назарзоде и его стороннику полковнику МО Джунайдулло Умарову предъявлены обвинения в измене родине и терроризме.

«Независимая газета» // Таджикского экс-генерала уличили в поставках оружия в Афганистан

Виктория Панфилова, обозреватель отдела политики стран ближнего зарубежья

09.09.15

Правительственное агентство «Ховар» опубликовало статью, в которой сообщается, что «Ходжи Халим (бывший замминистра обороны, генерал-майор Абдухалим Назарзода — ред.) отвечал за тайный схрон оружия ПИВТ (Партии исламского возрождения Таджикистана — ред.), обнаруженный силовиками… Были припрятаны 400 автоматов Калашникова, более 50 пистолетов, десятки гранатометов, миллион единиц патронов различного калибра».

«Это похоже на правду. Кроме одного: схрон с оружием принадлежал не ПИВТ, а самому бывшему замминистра обороны, который торговал оружием с Афганистаном. Назарзода оказался перед необходимостью спасать свой бизнес, который он вел совместно с одним из бывших руководителей силового блока Таджикистана. Речь идет о продаже оружия в Афганистан и участии в наркотрафике оттуда. По словам осведомленного источника в Таджикистане, случилось нечто, что угрожало разоблачением этих нелегальных поставок, и генерал со своими сообщниками вынужден был действовать на опережение, отсюда и необходимость прорыва в горы вместе с большой партией оружия. Все, что будут дальше делать власти, будет направлено на снятие с себя ответственности за то, что незаконным бизнесом занимались руководители Министерства обороны страны», – рассказал «НГ» эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. При этом ПИВТ будет обвинена в терроризме и запрещена. Не исключено, что власти постараются найти связь между Назарзодой и лидером ПИВТ Мухиддином Кабири, используя то, что родом они из одного района.

Власти усиленно подтягивают ПИВТ к мятежу. С самого начала операции по задержанию Назарзоды МВД заявляло, что он является членом ПИВТ. Политсовет ПИВТ поспешно дистанцировался от мятежника, объявив, что Назарзода никогда не состоял в партии – по законодательству Таджикистана военнослужащим запрещено вступать в ряды политических партий, тем более оппозиционных. А произошедшее политсовет назвал следствием «внутренних проблем силовых структур».

Назарзоде и его соратнику, бывшему полевому командиру Объединенной таджикской оппозиции (ОТО) Умарову предъявлены обвинения по статьям 179 (терроризм), 305 (измена государству), 307 (2) (организация экстремистского сообщества), 309 (диверсия). В условиях действующего в Таджикистане моратория на смертную казнь им грозит пожизненное заключение. Назарзода и Умаров скрываются в Ромитском ущелье.

По государственному телевидению Таджикистана был показан сюжет о Назарзоде. В нем рассказывалось, что он владеет фермерским хозяйством, конезаводом, птицефабрикой, тремя зонами отдыха в Варзобском районе (10 км от Душанбе), хлебозаводами в столице и в Вахдате, спорткомплексом «Лидер», двумя ресторанами, домами. «Бизнес генерала был незаконным», – сообщил голос за кадром. В фильме отмечалось, что «генерал жил на три семьи». Но ни слова об оружии. Примечательно, что для власти жизнь генерала не была секретом.

«Странно это все. Абдухалим Назарзода никогда не был инакомыслящим. Став частью системы, он вел себя осторожно. Он не был публичным человеком. Но многие в республике знали, что у него есть бизнес и что он – многоженец. И власть к нему относилась более чем лояльно. Он быстро продвигался по служебной лестнице… Пока деятельность того или иного человека не затрагивает экономические или стратегические интересы высшей власти, нарушений закона обычно не замечают», – сказал «НГ» таджикский политолог, доктор юридических наук Шокир Хакимов.

Лидер Социал-демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойиров не исключает, что «мятеж спланирован правительством в рамках празднования Дня независимости и предстоящего заседания лидеров стран ОДКБ». «Власти хотят избавиться от представителей бывшей Объединенной таджикской оппозиции. Их провоцируют, а потом карают по закону. Думаю, Назарзоду провоцировали, и он поддался», – сказал «НГ» Зойиров. По мнению политика, действия экс-генерала будут иметь негативные последствия не только для него – под ударом оказались многие: «С оппозицией Назарзода потерял связь давно. Помощи ждать ему неоткуда. Назарзода дал правительству, которое за последние два года сделало ряд опрометчивых шагов в отношении оппозиции и общества в целом, козырную карту. И власть теперь будет доказывать свою правоту по всем вопросам – и по религиозным, и по традициям, и в политике, и в экономике».

Еще одна версия спонтанного мятежа Назарзоды – генерал мог стать инструментом в схватке между двумя течениями – салафитским (суннитского происхождения в исламе), который поддерживается Саудовской Аравией и транслируется в Таджикистане через определенные сайты, и шиитским – в Таджикистане традиционно сильны позиции Ирана. «НГ» уже писала о том, что Таджикистан стал ареной схватки за влияние между салафитами, поддерживаемыми суннитскими структурами Саудовской Аравии (сунниты являются главной идеологической скрепой ИГ) и противостоящим им шиитским Ираном, присутствие которого очевидно во многих сферах жизни таджикского общества.

На днях иранское информагентство «Фарс» опубликовало интервью с близким генералу Назарзоде офицером, высказавшим предположение, что мятеж мог быть вызван «стремлением предотвратить возможное попадание Рахмона под влияние ИГ». По словам эксперта Дубнова, в некоторых кругах Ирана опасаются угрозы превращения Таджикистана в вотчину суннитской идеологии. В этой связи интересно заявление Рахмона, что в рядах мятежников обнаружены боевики ИГ.

По мнению руководителя службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александра Собянина, «эта версия является частью сценария»: «Иран обеспокоен усилением влияния международных террористических организаций, за которыми стоят Саудовская Аравия, Катар. Тегеран всегда реагирует на дестабилизацию в соседних странах. Когда менялась власть в Афганистане, Иран прилагал большие усилия, чтобы террористические организации не заработали на территории этого государства. Но в Таджикистане у Ирана нет возможности эффективно работать».

«События прошлой недели еще раз подчеркнули, что Таджикистан переживает политический кризис», – сказал «НГ» член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. По его словам, повод для выступления у генерала Назарзоды мог быть любой – от личной обиды до борьбы за создание в стране халифата. «Однако здесь очень важна внешняя атмосфера. В Таджикистане усиливается влияние ИГ. Сотни таджиков уже сражаются на его стороне. Сторонники ИГ укрепляют свои позиции в соседнем Афганистане. И хотя прямое вторжение в Таджикистан маловероятно, проникновение в страну с юга исламистов будет нарастать. Этому поспособствует и недовольство населения властью, которое выражается прежде всего в религиозной форме», – считает эксперт.

Вчера Эмомали Рахмон, обращаясь к гражданам, заявил, что важным шагом в строительстве современного таджикского государства был правильный выбор государственного строя. «В условии исторической и политической реальности и с учетом сегодняшних и будущих национальных и государственных интересов народ Таджикистана своим свободным волеизъявлением избрал демократический, правовой и светский строй, который теперь в качестве решительной воли народа страны закреплен в первой статье нашей Конституции», – отметил президент.

Источник: CA-NEWS

А также читайте: