swa87

США «завершили 20 лет конфликта в Афганистане и открывают новую эру неустанной дипломатии», заявил президент Джо Байден в ООН 21 сентября. Ранее представитель Вашингтона провел встречи с представителями военного руководства республик Центральной Азии, где США надеются разместить военные базы после вывода войск из Афганистана. Однако страны ОДКБ на последнем саммите выступили против размещения чужих военных контингентов на своей территории. Что будет делать Вашингтон, чтобы сохранить позиции в регионе, и к чему это приведет, в интервью «Евразия.Эксперт» спрогнозировал профессор в области международных отношений Колледжа Гамильтона (США) Алан Кафруни.

– Глава Центрального командования США Кеннет Маккензи провел встречу с министром обороны Казахстана, а также принял участие в совместном совещании начальников генеральных штабов стран Южной и Центральной Азии. Что стоит за этим визитом и встречами?

– Возможно, встречи генерала Маккензи с министром обороны Казахстана и [представителями военного руководства] других центральноазиатских стран привели к соглашению об ограниченном обмене разведданными в отношении террористической деятельности. 

Однако эпоха военных баз США в Центральной Азии, похоже, подошла к концу. Владимир Путин очень ясно дал понять Джо Байдену на саммите в Женеве в июне, что Москва будет решительно возражать против любого военного присутствия в Центральной Азии.

На встрече ОДКБ в августе была согласована общая позиция по отказу от размещения иностранных военных баз или беженцев. Пакистанские источники, как сообщается, предположили, что Исламабад может предложить Вашингтону базу для нападения на ИГИЛ-Хорасан (террористическая организация, запрещенная в России), но это кажется маловероятным.

– Как вы думаете, какие планы могут вынашивать Соединенные Штаты в регионе Центральной Азии после ухода из Афганистана? Чего они хотят в военном отношении?

– Байден поклялся продолжать атаки на террористов в Афганистане. Однако без наземных войск военная мощь США будет ограничена действиями «из-за горизонта» далеко за пределами афганских границ в виде беспилотных летательных аппаратов и пилотируемых самолетов, базирующихся в Катаре и других государствах Персидского залива. Эти действия будут чрезвычайно сложными, в значительной степени неэффективными и даже контрпродуктивными.

Проблема ограниченных разведданных трагически проявилась во время вывода войск США, когда в результате атаки беспилотника вблизи аэропорта Кабула погибли 10 мирных жителей, в том числе 7 детей.

– Как вы думаете, будут ли США пытаться компенсировать свое военное присутствие в регионе? Намерены ли они решать проблему беженцев?

– Финансовые резервы Афганистана хранятся за рубежом в организациях, деятельность которых регулируется Федеральной резервной системой Нью-Йорка. Они не будут разблокированы до тех пор, пока Вашингтон не исключит талибов (движение «Талибан» признано террористическим и запрещено в России) из санкционного списка. Дополнительные рычаги воздействия могут быть получены с помощью санкций в отношении государств и фирм, действующих в Афганистане.

МВФ приостановил выделение чрезвычайных резервов для Афганистана. Движение остро нуждается в гуманитарной помощи. Таким образом, Соединенные Штаты сохраняют ограниченное влияние, хотя, конечно, не на террористические организации или даже диссидентские группировки талибов (запрещенное в России террористическое движение). В долгосрочной перспективе, если новая власть в Кабуле сможет обеспечить политическую стабильность, то экономическое участие Китая в Афганистане за счет добычи минеральных ресурсов – стоимостью, по слухам, $1 трлн – и инвестиций BRI (Belt and Road Initiative, китайская инициатива «Пояс и путь» – прим. ред.) сделает экономическую мощь США в значительной степени несущественной.

– В геополитическом плане будут ли США после Афганистана пытаться как-то реабилитироваться, бросить вызов России и Китаю в регионе?

– Победа талибов (запрещенное в России террористическое движение) на фоне хаотичного вывода американских вооруженных сил изменила баланс сил в Центральной Азии. Однако глобальные последствия менее драматичны, чем предполагают проявления злорадства со стороны многих кругов и широкое осуждение со стороны внешнеполитического истеблишмента США.

Совершенно нельзя ясно сказать, что Афганистан – или даже регион Центральной Азии в целом – представляет собой основной национальный интерес для Соединенных Штатов. Вывод войск из Афганистана, безусловно, не предвещает отступления в более общем смысле. Это избавляет Соединенные Штаты и Байдена от непопулярной «вечной войны», которая обошлась более чем в $2 трлн, высвобождая средства для внутренней инфраструктуры и более конфронтационной политики в отношении Китая, примером которой является недавнее создание AUKUS, антикитайского трехстороннего военного альянса США, Великобритании и Австралии.

Как заявил сам Байден в августе, «наши истинные стратегические конкуренты – Китай и Россия – хотели бы, чтобы Соединенные Штаты бесконечно продолжали направлять миллиарды долларов, ресурсы и внимание на стабилизацию Афганистана».

Безусловно, союзники США в Азии и Европе примут к сведению быстрый и односторонний отказ от сателлита в лице Афганистана и его военных, отсутствие [при этом] консультаций. Тем не менее, несмотря на призывы к большей «автономии», исходящие из Парижа и Брюсселя, европейцы, в конечном счете, останутся тесно связанными с Вашингтоном.

– В странах Центральной Азии есть опасения, что новые власти Афганистана будут распространять свою идеологию за его пределами. Как Вы оцениваете возможность такого развития событий? Какие превентивные меры необходимо принять?

– В то время как руководство талибов (запрещенное в России террористическое движение) заверило своих соседей и Россию в том, что не представляет для них угрозы, ситуация остается нестабильной и непредсказуемой. На фоне углубляющегося гуманитарного кризиса можно ожидать усиления центробежных сил внутри движения. Возникают вопросы, касающиеся способности или даже готовности его лидеров противостоять террористическим группировкам. Эти факторы неизбежно указывают на их распространение по всей Центральной Азии и даже в Китай и Россию. Соответственно, Россия организовала многочисленные военные учения под эгидой ОДКБ.

Поражение США представляет собой значительную победу для России и Китая, а также Пакистана и Ирана, но эти победы могут оказаться пирровыми, если Афганистан вновь станет прибежищем террористов.

Источник: «Евразия.Эксперт»

А также читайте: