Climate 012

Процесс выхода из Парижского соглашения по климату начали в понедельник, 4 ноября Соединенные Штаты Америки.

По словам Помпео, президент Трамп принял решение выйти из Парижского соглашения «из-за несправедливого экономического бремени, наложенного на американских рабочих, бизнесменов и налогоплательщиков обязательствами США, взятыми в соответствии с Соглашением».

Далее говорится, что несмотря на мощное развитие экономики США (рост более, чем на 19%) они (по результатам 2018 года) уже сократили все виды выбросов... Впредь они не прочь помогать «друзьям и партнерам по всему миру» в «целях повышения устойчивости к последствиям изменения климата и подготовки к стихийным бедствиям и реагирования на них». Как уточняется, выход США из соглашения вступит в силу через год после доставки уведомления.

Комментарий замдиректора Института географии РАН, члена-корреспондента РАН Аркадия ТИШКОВА:

– Во-первых, США проигнорировали Парижское соглашение, как в прошлый раз сделали это с Киотским протоколом — международным протоколом к рамочной конвенции по изменению климата. Важный момент тут в том, то они видят в Парижском соглашении набор регламентов, ограничивающих промышленное развитие страны, которые могут повлиять на развитие отраслей, использующих ископаемое топливо, выбрасывающих СО2. Какими бы ни были технологии, все равно США, имеющие такую развитую промышленность, - главный поставщик парниковых газов в атмосферу. А этот регламент очень может сказаться на промышленном развитии, которое сейчас на подъеме. И такой прагматический политик, как Трамп, обращает внимание на этот фактор.

Второй момент заключается в том, что США по-прежнему может влиять на климатическую политику в мире, ведь большинство организаций, формирующих ее, находятся в этой стране. Все вопросы финансирования и сотрудничества курирует Минэнергетики США. И, как ни странно, именно оно — автор концепции антропогенного потепления климата. Что это, как не двойной стандарт?! Штаты влияют на ограничение промышленного роста в других странах, сами оставаясь в стороне от этих требований.

Кстати, России, согласно этим ограничениям, было рекомендовано достичь уровня выбросов СО2 на уровне 90-го года. Мы, надо сказать, этой нижней планки почти достигли, а может, уже упали ниже, только не за счет сокращения выбросов, а за счет разрушения промышленности. А ведь Россия — донор планеты, которая, наоборот, могла бы получать компенсацию от других стран, не имеющих таких богатых ресурсов, связывающих углекислый газ, как леса, болота, степи и тундры.

Третий вопрос, который не может не волновать нас, - это будущее «экологического пирога». Те, кто ратифицировал соглашение, создают некий финансовый фонд порядка 100 млрд долларов. Деньги должны отбираться у богатых и отдаваться бедным, развивающимся странам. Но кто и как будет это контролировать, через какие механизмы? А США при этом сможет еще навязывать другим странам свои технологии. Это, кстати, тоже метод конкурентной борьбы под видом борьбы за экологию. И это возмущает!

Между тем, в конце сентября российский премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление о принятии Парижского соглашения. Веских экономических оснований для этого нет, только — политические, чтобы поддержать страны, которые заботятся о глобальном климате, об охране окружающей среды. Никто не возражает против того, чтобы меньше загрязнять планету. Но доказательств, что именно антропогенный фактор влияет на глобальный климат, нет.

В итоге бенефициантом всей кампаний, связанных с климатом, все равно будут вышедшие из Парижского соглашения США, как одни из лидеров по добыче и промышленным выбросам.

Об официальном уведомлении, отправленном в ООН, сообщается в заявлении госсекретаря США Майка Помпео, опубликованном на сайте Госдепа.

Источник: "Московский Комсомолец" 

А также читайте: