Alternative energy

Пока во всем мире бурно развивается «чистая» энергетика, страны Центральной Азии продолжают оставаться в стороне от трендов. Шаги, предпринимаемые на пути перехода к зеленой энергетике, пока не особо значимы и масштабны для того, чтобы влиять на общую картину в регионе.

О том, почему отставание в этой сфере может стать губительным для энергонезависимости центральноазиатских республик, о мировых тенденциях и о том, с какими проблемами предстоит столкнуться странам на пути внедрения новых энерготехнологий, Kaktakto рассказал известный бизнесмен и экономист Алмас Чукин.

Алмас Чукин

Это дорого (но дешевле, чем было)

О чем бы мы ни говорили, всегда возникает вопрос инвестиций, и в данном случае инвестиций значительных, поскольку энергетика вещь сама по себе не дешевая. Конечно, всегда нужно что-то вложить, чтобы потом получить отдачу. Нынешнее электричество тоже родилось не в один день, начиная с плана ГОЭЛРО, вся страна строила электростанции и плотины, подводила к ним железные дороги, чтобы возить уголь и грузы. И дышала всем, что выходило из трубы.

В конце 70-х — начале 80-х годов в Европе появились первые ветровые турбины, а чуть позже — и первые солнечные панели. По началу это все было экзотично и страшно дорого. Но все эти десятилетия происходило увеличение производства и падение цен. И сейчас мы подошли к той стадии во всем мире, что построить ветровик стало выгоднее, чем угольную электростанцию. В общем и целом, беря в среднем по миру, новая энергетика (если ее строить сегодня и с нуля) эффективнее и дешевле традиционной. В прошлом году по новым проектам у производителей стоимость электричества от солнца составила 8, и по ветру – 6 центов. Средняя цена для потребителей в мире от 8 центов в Индии до 33 в Германии.

При этом, мы оставляем следующим поколениям все ресурсы, мы не отравляем, не забираем ничего из природы, как уголь, не засыпаем землю золой и прочими отходами производства. Но самое главное даже не в этом, самое главное — появление новой дешевой базы будущей энергетики.

Нужно найти потребителей

Вторая проблема, о которой сейчас многие страны начинают думать, это, как ни странно, сбыт. Энергии, на самом деле, в мире сегодня достаточно, и сейчас не создаются новые мощности — новая энергия лишь замещает старую. На угле сегодня никто уже не строит в развитых странах и даже в Китае. Там угольные станции больше закрывают. Только в США в 2015 году выведено из оборота 18 ГВт мощности (это равно всей мощности Казахстана), в 2016 – 13 ГВт и в 2017 – 8 ГВт. А прибавьте сюда еще и закрываемые ядерные электростанции…

И возникает проблема сбыта, которая не актуальна для больших стран, но актуальна для стран типа Кыргызстана, Казахстана. Потому что, хорошо, мы свою энергетику сделаем, а куда нам дальше идти, куда расти? К примеру, в Казахстане есть масса мест, где можно ставить ветряные электростанции и производить электроэнергии сколько хочешь. Но спрос Казахстана на данный момент удовлетворен и, если наращивать, то непонятно, кто это будет потреблять. Значит, нужно заниматься экспортом. А делать это очень трудно, потому что с одной стороны Россия, а с другой стороны — Китай, у которых переизбыток электричества.

Это все заставляет взглянуть на проблему энергобезопасности уже совсем по-другому. Раньше люди мыслили так: энергобезопасность — это чтобы лампочки горели и свет не тух. Сегодня нужно понимать, что это — пройденный этап, и следующая эра в энергетике это — лампочки будут гореть, но у кого они будут гореть дешевле? Это как с яблоками — свои мы потеряли и едим теперь китайские, как бы через 10-15-20 лет нам не потерять и свою энергетику. Ведь энергетика — это базовый элемент стоимости товаров, и та страна, у которой дешевле энергетика, у нее и все остальное дешевле будет. Поэтому уже сейчас надо начинать решать эти вопросы, выбрать правильное направление.

Сети глобальные…

В СССР мы все считали, что живем в одной стране и гордились единой энергосистемой, потом мы ее раскололи на 15 кусков, и каждый стал гордиться своей национальной энергосистемой. Но, по большому счету, это бред. При Союзе в Центральной Азии было построено энергетическое кольцо, которое образовывали связанные друг с другом Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Таджикистан. И это была замечательная вещь, потому что для энергетики лучше кольца ничего нет — если где-то что-то рвется, то работает другая часть кольца.

В 90-е годы эта система чуть не развалилась, от нее полностью отвалился Таджикистан, но Кыргызстан, Казахстан и Узбекистан как-то худо бедно, отрубаясь, сохранили эти перетоки. Кыргызстан построил внутреннее кольцо «Кемин — Датка», чем очень гордится, хотя с точки зрения экономики это очень спорное решение, потому что дешевле было улучшить то, что есть. Но речь не об этом, речь о том, что вот эти национальные энергосети это — глупость. Будущее — в объединении, и оно очень эффективно в энергетике. Учитывая  разницу во времени, условно говоря, пока казахский Павлодар просыпается, можно запустить электричество туда. Потом там у них пик проходит и катится сюда. Пока он до Алматы, до Бишкека дойдет, Павлодар уже уехал на работу. Вот такого рода вещи и называются сетью, системой.

Да, мы к этому идем, но чтобы к этому идти успешно, нужны разного рода договоренности между странами. Сейчас мы вступаем в новый мир, в котором нет вот этих замкнутых национальных сетей, в котором люди не живут в своих замкнутых энергетических домиках. Это глобальный тренд. Самый лучший пример — это Европа, у них вообще шикарные вещи происходят. Сейчас они начали замечательный проект — соединяют кабелем Францию с Испанией. В Испании есть огромное число ветровых станций, а у Франции — ядерных, и они друг друга хорошо дополняют — когда нет ветра, работает атом, когда есть ветер, атом может отдыхать.

…и локальные

Есть такая технология Smart Grid — «умные сети». Понять, как она работает, можно на примерах. Так, сегодня в Германии каждый второй дом поставил на крышу солнечные батареи. Там солнце шпарит с 11 утра до двух дня. На 11 часов приходится пик выработки электричества, которое не нужно, потому что люди на работе, но зато оно нужно им вечером. В результате возникает двухстороннее движение: с помощью законодательства, с помощью умных счетчиков даже маленькие частные дома стали частью системы, которая вырабатывает электричество. Они производят энергию и отдают его в обед в сеть, а вечером забирают его из сети. Потребитель превращается в производителя и наоборот.

Сейчас начинается эра электромобилей, которые, по сути, представляют собой гигантские батареи. Они все могут ночью забрать из сетей избыточное электричество, а когда человек приехал утром на работу, он может воткнуть электромобиль в розетку и эту энергию отдавать. Таким образом, все эти машины могут превратиться в участников сети.

Есть в Европе и такой нюанс, что в разное время суток электричество стоит по-разному. Если в 7 вечера оно вообще золотое, то во второй половине ночи не стоит практически ничего, потому что его в избытке. У нас хозяйки даже инструкцию к стиральной машинке внимательно читать не хотят, не то что заморочиться, узнать, что есть какой-то таймер, который можно выставить так, чтобы машинка сама включилась в конкретное время. Но если и у нас начнется разное ценообразование, то люди начнут понимать, что можно включить в 7 часов вечера и заплатить условно 20 сомов за киловатт, а можно поставить на 2 ночи и заплатить 2 сома за киловатт.

Кстати, что касается традиционных производителей — атомных, угольных станций, — они очень негибкие, они не могут быстро поднять мощность, а потом тут же ее опустить. Для того, чтобы справиться с пиком потребления энергии, им приходится либо покупать энергию у кого-то еще, либо работать на пределе, что очень невыгодно. Например, чтобы справиться с утренним пиком, им надо заранее, за два часа разгоняться, выходить на стопроцентную мощность, а потом они по инерции должны гнать дальше. Самый эффективный вариант для таких станций — работать на 70-80% мощности, и для них очень выгодно работать с «умной сетью» — они круглые сутки работают в одном режиме, а сеть под них подстраиваются.

Мы ограничены в выборе

Ну и последнее — мы можем использовать лишь то, что нам Бог послал. Например, Кыргызстан почти никому не интересен в плане ветра — мало где ветер есть, солнца здесь тоже нет — не потому что оно не светит, а потому что нет пустых ровных мест, где можно ставить квадратные километры этих панелей. То есть новая энергетика в Кыргызстане — это гидроресурсы. Плюс Казахстана — огромные бескрайние степи, где можно ставить ветровые генераторы. А Узбекистан это, прежде всего, солнечная энергия — огромные пустынные пространства, где свыше 300 дней в году светит солнце.

Марина Сколышева

Источник: kaktakto.com

А также читайте: