sudbanosnoe zasedanie

Как четверть века назад в Таджикистане попытались "заморозить" гражданскую войну и наметить контуры будущего государства 

Ровно 25 лет назад, 16 ноября 1992 года в городе Худжанде (тогда Ленинабаде) произошло событие, много значавшее для Таджикистана времен гражданской войны и серьезно повлиявшее на становление республики в ее нынешнем виде.

Речь идет о XVI сессии Верховного совета, где за столом переговоров оказались две противоборствующие стороны — представители Народного фронта Таджикистана (НФТ) и объединенные силы оппозиции, представленные полевыми командирами вооруженных формирований.

Sputnik Таджикистан попросил историка Рахимбека Бобохонова и политического обозревателя Негматулло Мирсаидова вспомнить события тех дней и оценить, насколько они повлияли на будущее страны.

Делить по регионам

По воспоминаниям очевидцев, обстановка в столице была в тогда не просто тревожная, а откровенно пугающая.

"Я как раз был в Душанбе. Город был окружен силами НФТ почти со всех сторон. Ожидали крупного сражения, боялись, что будут применены тяжелые орудия. В этих условиях и было принято решение о проведении XVI сессии Верховного совета РТ в Худжанде", — вспоминает обозреватель.

Столица, а заодно и столичные теле-и радиоканалы, находились в руках оппозиции, что исключало возможность проведения переговоров в Душанбе. Потому именно на Худжанд были направлены все взоры.

В то же время чаша весов в гражданской войне склонялась в пользу Национального фронта. И его представители, и лично будущий глава государства Эмомали Рахмон могли позволить себе роскошь первыми выступить с инициативой мирных переговоров.

Именно тогда стало возможным внести хоть какой-то порядок в существующий политический хаос. В частности, была официально принята отставка Рахмона Набиева, первого президента независимого Таджикистана. В целом политическая ситуация в стране выглядела весьма и весьма непросто.

"К тому моменту общество в самом Таджикистане четко разделилось на несколько региональных групп — ленинобадцы, худжандцы, кулябцы, памирцы. И нужно было бы разработать такую модель государственной власти, которая устраивала бы всех", — поясняет Рахимбек Бобохонов.

Обсуждать проект будущего государства со стороны оппозиции пригласили 24 полевых командира, которые, однако, не всегда являлись представителями интересов региональных элит. Но после десяти дней переговоров стороны все-таки пришли к некому компромиссу по ряду вопросам.

Сессия приняла решение амнистировать тех, кто до 25 ноября 1992 года участвовал в митингах на площадях города Душанбе, предоставить соответствующие льготы беженцам, пригласить в Таджикистан миротворческие силы с целью обеспечения безопасности и стабильности.

На этой же сессии было также принято заявление Верховного совета Республики Таджикистан, где утверждалось, что ВС РТ "является единственным конституционным органом представительной власти, выражающим волю и чаяния всего народа республики".

"Эмомали Рахмон был совершенно новым лицом в политике. Думаю, все следившие за работой сессии, помнят его речь, полную боли за обрушившееся на голову таджиков несчастье. Может, эта речь, доверие, оказанное не только депутатами, но и народом, во многом способствовали установлению впоследствии мира", — добавляет Негматулло Мирсаидов.

Часть оппозиции готова была согласиться с назначением председателем Совета Эмомали Рахмона. Большинство ключевых постов в новом правительстве досталось членам НФТ.

Прощай, оружие

Но достичь шаткого перемирия удалось не только за счет совместных усилий самих переговорщиков, но и благодаря вмешательству иностранных государств: России, Ирана и Казахстана. Больше всех старались российские дипломаты. Кремль, и так сотрясаемый внутренними конфликтами, совершенно не хотел появления близ своих границ очередной горячей точки и очередного государства, растерзанного войной. Ее чудовищные последствия — гуманитарная катастрофа, разрушение инфраструктуры и сотни тысяч беженцев, — постепенно стали очевидными для всех участников.

"Кто-то сегодня говорит, что представители Фронта действовали с позиции силы. Может, даже и так. Но в эфире мы все видели, что голосовали за решения сессии все, это было путем спасения. С политической арены ушли люди, которые фактически и ввергли страну в хаос", — отмечает Мирсаидов.

Тем не менее сессия Верховного совета, как это хорошо известно, не поставила точку в братоубийственном конфликте. Многие детали шаткого соглашения либо вскоре были нарушены, либо не соблюдались вовсе. Еще 5 долгих лет население страдало от войны.

Однако, по словам Мирсаидова, начало было положено, в стране был восстановлен конституционный порядок.

Действительно верховная сессия стала событием знаковым, серьезно повлиявшим на современную историю Таджикистана. Примечательно и то, что на короткое время в стране был фактически упразднен институт президентства. 

"Некоторые историки считают сессию 16 ноября как начало парламентаризма в Таджикистане. Я бы не стал оценивать события тех лет именно так. Но безусловно, то заседание стало каркасом для современной государственности в республике", — подчеркивает Бобохонов.

XVI сессия Верховного совета продемонстрировала две принципиально важные вещи. Во-первых, стороны не собираются вести войну до последней капли крови, своей или чужой, и в принципе готовы к конструктивным переговорам. Во-вторых, восстановление и развитие страны требует очень тонкого, сбалансированного компромисса между очень разными политическими силами.

Таджикистан был готов преодолевать раскол и восстанавливаться как единое государство.

Источник: Sputnik Таджикистан

А также читайте: