hijab3

В своей речи на День матери президент Таджикистана Эмомали Рахмон подверг критике женщин, носящих «иностранные» одежду, особенно черные одеяния, ассоциирующиеся с консервативным исламом. Через несколько дней после этого чиновники начали угрожать торговцам, продающим хиджабы, исламские вуали для женщин. А потом по государственному телевидению показали репортаж о том, что проститутки носят хиджабы, чтобы задрать цены.

«С древних времен у нашего народа были красивые платья для женщин, наши девушки не носили черных одежд. В соответствии с традициями, черные одежды не приветствовались», – сказал Рахмон в речи в честь Дня матери, отмечающегося 8 марта и заменившего в Таджикистане Международный женский день.

Рахмон не упомянул конкретно исламский хиджаб, но было ясно, о чем он говорит: «чужаки» используют эти одежды, чтобы «продвигать неприемлемые идеи и создать очередную экстремистскую тенденцию в нашей стране».

Светский режим авторитарного лидера Эмомали Рахмона боролся с растущей в этой преимущественно мусульманской стране религиозностью практически с момента обретения независимости от атеистского Советского Союза в 1991 году. Власти подвергали гонениям мужчин с бородами, закрывали независимые мечети и набирали имамов, готовых хвалить президента в своих проповедях.

По информации правозащитных организаций, мусульман регулярно арестовывают по сфальсифицированным обвинениям, в которых их религиозность представляется как терроризм.

Через три дня после речи президента по государственному телевидению показали репортаж, якобы построенный на рассказах работниц сексуальных услуг, носящих хиджабы. Снятые в репортаже женщины, чьи лица были скрыты хиджабами, утверждали, что эти одежды помогают им больше зарабатывать, т.к. делают их привлекательнее для потенциальных клиентов. А для тех, кто все еще не понял, голос за кадром пояснил, что эти женщины одевают хиджабы по причине своей алчности.

Через несколько дней налоговые инспекторы, милиционеры и сотрудники ГКНБ (Государственного комитета национальной безопасности) появились на душанбинском рынке Садбарг и велели продавцам прекратить продавать исламскую одежду.

«Посмотрите на это платье. Какую угрозу оно несет? – сказал EurasiaNet.org один продавец, указывая на черное платье, украшенное вышивкой и камнями. – Его можно надеть на вечеринку или особое мероприятие, но они [власти] запретили его продавать».

Он убрал с прилавка любую одежду, которую можно было бы назвать исламской. Тем не менее, по его словам, налоговики оштрафовали его на 10 тыс сомони (около $1750). «Я не буду платить этот штраф. Нет даже официального объяснения, за какие грехи он наложен», – сказал продавец, настаивая, что у него все документы в порядке.

Насиба Холмуродова, продающая хиджабы в душанбинском торговом центре Саодат, говорит, что торгует тем, на что есть спрос.

«Когда я продаю что-то, я не знаю, что покупательница будет с ним делать. Я не говорю ей, чтобы она купила хиджаб и занялась проституцией», – сказала она EurasiaNet.org.

Судя по всему, кампания по борьбе с хиджабами вызывает гнев. Ношение хиджабов в Таджикистане является обычным явлением и некоторые граждане устали от постоянных нападок правительства на ислам.

Мусо Акобиров, 45-летний трудовой мигрант, ездящий в Россию на сезонную работу, хочет, чтобы его жена и дочери носили хиджаб. Но он сетует, что ни у него, ни у других мусульман нет голоса в построенной Рахмоном авторитарной системе.

«Это веление Господа. Мы не можем, не имеем права отвергать его. Оскорбительно то, что мы не можем спорить», – сказал Акобиров EurasiaNet.org. По его словам, если он или его друзья начнут спорить с властями, «нас посадят в тюрьму и назовут террористами».

Правозащитница Файзинисо Вохидова утверждает, что кампания правительства по борьбе с хиджабами оскорбляет «миллионы» таджиков. «У нас демократическое государство и все вольны одеваться, как хотят», – сказала она EurasiaNet.org.

Первая попытка запретить хиджабы была предпринята в 2007 году, когда Министерство образования запретило носить их в учебных заведениях.

Нынешняя кампания является частью развернутой недавно широкомасштабной атаки на ислам. Во время парламентской предвыборной кампании прошлой зимой чиновники неоднократно связывали умеренную Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), крупнейшую оппозиционную партию страны, с радикалами. На состоявшихся 1 марта выборах, прошедших с большим количеством нарушений, включая запугивание и фальсификацию результатов, ПИВТ не пустили в парламент. Теперь контролируемые правительством имамы призывают объявить эту партию вне закона.

Зайнаб Набиева, 24-летняя студентка из Душанбе, говорит, что не носит хиджаб, но поддерживает право других его носить.

«Нам с детства говорят, что Таджикистан – это демократическая и суверенная страна. Тогда зачем указывать нам, как одеваться? Этот вопрос должен решаться в рамках семьи, а не предписываться сверху, – сказала она EurasiaNet.org. – Постыдно, что по телевидению показывают женщин [занимающихся проституцией]. Что, разве нет проституток, носящих европейскую одежду?»

Источник: EurasiaNet

А также читайте: