Afgan1

Тяжесть последствий войны в Афганистане для Соединённых Штатов определятся не только количеством убитых и раненных солдат, объёмом потраченных средств, непредвиденными внешнеполитическими последствиями или ущербом международному имиджу страны. Афганская кампания оказывает негативное влияние на состояние умов американцев, среди прочего подрывая внутреннюю пропаганду. Одним из наиболее характерных примеров такого разрушительного влияния стала история рядового Бо Бергдаля, продолжение которой можно было наблюдать на минувшей неделе, когда истёк срок домашнего ареста обмененных на него руководителей талибов.

На первый взгляд, канва этой истории проста и даже выигрышна для американской пропаганды: Бо Бергдаль был захвачен талибами в плен 30 июня 2009 года, стал единственным американским пленным в Афганистане и после пяти лет переговоров был освобождён 31 мая 2014 года. Кажется, что традиционный лозунг, согласно которому Америка своих солдат не бросает, был реализован.

Однако уже после первых попыток американских журналистов рассказать публике о подробностях пленения бойца стало очевидно, что история эта грозит нанести американской пропаганде серьёзный ущерб. В частности выяснилось, что до своего пленения Бергдаль писал родителям о своём разочаровании в службе, что сослуживцы отзывались о нём негативно, позднее появилось видео, в котором уже пленный Бергдаль заявил, что США нечего делать в Афганистане, что кампанию в стране можно сравнить с вьетнамской войной.

Несмотря на всё это, американские власти последовательно вели переговоры об освобождении Бергдаля, завершившиеся в мая прошлого года его обменом на так называемую «Пятёрку талибов», сформированную из наиболее высокопоставленных функционеров режима талибов до начала международной операции, содержавшихся на базе Гуантанамо. Учитывая столь высокий ранг освобождённых талибов, СМИ стали ещё активнее задавать различные вопросы, от которых пропагандистская составляющая освобождения Бергдаля затрещала уже по всем швам.

Сослуживцы Бергдаля и другие военные стали с возмущением вопрошать, как можно отпускать руководителей врага в обмен на солдата, который не только судя по всему дезертировал, но и во время его поисков якобы погибли шесть американских солдат. Официальный Вашингтон пытался отвечать на эти обвинения, во-первых, отмечая, что принцип «Америка своих не бросает» незыблем, во-вторых, талибов отпустили не на все четыре стороны, а под домашний арест в Катаре.

Однако чем больше проходило времени, тем более робкими становились попытки официальных лиц трактовать произошедшее выгодным американским властям образом. Правда, скоро дискуссия прекратилась из-за потопа других, более тревожных внешнеполитических новостей, главным образом, связанных с появлением «Исламского государства». Однако эти новости, спустя некоторое время, вновь напомнили о Бергдале – после того, как фундаменталисты обнародовали записи казни нескольких западных заложников, в особенности, американских во весь рост встал вопрос: «Если столько усилий было потрачено для спасения Бергдаля со всей его неоднозначной репутацией, почему не были спасены пленники «Исламского государства»? Более того, стало известно, что представители американских силовых и правоохранительных структур грозили родственникам заложников, пытавшихся самостоятельно вести переговоры с «Исламским государство», уголовным преследованием за нарушение официальной доктрины, исключающей переговоры с террористами.

Очевидным стало явное противоречие между двумя официальными принципами американского государства: Америка, с одной стороны, своих солдат не бросает, однако, с другой, не ведёт переговоры с террористами, захватившими заложников. По отдельности эти два принципа хороши для пропаганды, однако их настолько явное столкновение в реальности демонстрировало их ограниченность. Конечно, представители официального Вашингтона могут пытаться оправдываться, заявляя, что «Исламское государство» — это террористическая группировка, а талибы – противник на поле боя. Но тогда получается, что в отношении талибов должны действовать принципы международного гуманитарного права, чего зачастую не наблюдается.

Пока публика обсуждала зверства «Исламского государства» военные прокуроры двигались в направлении, очевидном для многих сослуживцев Бергдаля с самого начала, готовя обвинения против Бергдаля в дезертирстве и нарушении дисциплины перед лицом врага. Первоначально слушания по делу Бергдаля планировались на 8 июля на одной из техасских военных баз, однако затем были отложены до 17 сентября.

Тем временем в этой скандальной истории появился новый поворот: выяснилось, что Катар обещал держать освобождённых лидеров талибов под домашним арестом только год, теперь этот срок истёк и высокопоставленные исламисты свободны идти на все четыре стороны. На вопросы отдельных, наиболее дотошных журналистов, о том, куда же они отправятся, американские официальные лица с подчёркнуто невозмутимым видом отвечают: судя по всему, в Афганистан.

Вернуться они, похоже, героями, демонстрируя, что талибы, почти пятнадцать лет воюющие с сильнейшей державой современности, могут принудить эту державу к договорённостям, выгодным исламистам. Кто-то из американских экспертов поспешил успокоить публику, что за годы заключения в Гуантанамо эти руководители талибов утратили свои руководящие навыки и знание оперативной обстановки. Однако утешение это, конечно, слабое – если эти лица однажды смогли выбиться на руководящие должности, сумеют они сделать это и сегодня, не говоря уже про огромное символическое значение их освобождения.

В заключение заметим, что самую серьёзную роль в их освобождении сыграл Катар, в теории считающийся одним из основных американских союзников на Ближнем Востоке. Обмен Бергдаля не первый и, представляется, не последний случай, когда возникают сомнения в том, насколько Катар действует в американских интересах – результат обмена оказался куда более выгодным для талибов. Кто знает, возможно, Катар этой сделкой пытался улучшить свои отношения с вероятными будущими руководителями Афганистана?

Источник:Афганистан. Ру

А также читайте: