IGIL vyhodsy Tsentralnoi Azii

The Times, анализируя кровавое нападение на ночной клуб в Стамбуле, обращает внимание на рост в рядах джихадистов выходцев из Центральной Азии.

Как предполагают турецкие СМИ, нападавший мог быть этническим уйгуром из китайской провинции Синьцзян. Он мог прибыть в Турцию через соседний Кыргызстан.

Для большинства людей на Западе эти географические названия мало что значат, однако убийства в Стамбуле в новогоднюю ночь могут высветить конфликты, которые назревают в этом регионе.

В 2015 году одна из видеозаписей, распространенных группировкой "Исламское государство", была посвящена самому старому боевику, 80-летнему человеку, называвшему себя Мохаммед Амин.

Хотя некоторые сочли это видео забавным, однако то, о чем говорил старик, нужно было воспринять как предупреждение, пишет Times.

Он сказал, что ему надоело жить под пятой китайских властей и он последовал за своим сыном, который погиб, сражаясь на стороне ИГ в Сирии.

Каким же образом этот пожилой человек смог добраться из Китая в Турцию, причем не один, а с женой, дочерью и четырьмя внуками?

Скорее всего, предполагает газета, он смог пробраться горными тропами из Синьцзяна в столицу Кыргызстана Бишкек, а оттуда самолетом в Стамбул. Из Турции, где существует широкая сеть джихадистских ячеек, его могли переправить в Сирию.

В 2015 году правительство Китая сообщило, что около 300 граждан этой страны воюют на стороне ИГ в Сирии. Большинство из них сражалось в рядах группировки "Туркестанская исламская партия".

Сейчас эта организация насчитывает в своих рядах не сотни, а тысячи боевиков, пишет Times.

В общей сложности к ИГ могли примкнуть от 2 до 4 тысяч выходцев из Центральной Азии. Среди них есть казахи, кыргызы, узбеки, таджики, туркмены и уйгуры.

По словам сотрудника Королевского колледжа Лондона Чарли Уинтера, жители стран Центральной Азии имеют репутацию элитной силы внутри ИГ, многих из них используют в качестве бомбистов-самоубийц.

После распада СССР республикам Центральной Азии предрекали самое разное будущее - от этнических столкновений до появления второй Швейцарии в Киргизии.

Однако засилье авторитарных лидеров и попытки России усилить здесь свое влияние привели к тому, что многие жители стран региона выбрали третий путь - следование исламизму. Здесь сказалась и близость Афганистана.

По мнению Теодора Красика, старшего советника исследовательской организации Gulf State Analytics, Центральная Азия стала для ИГ стратегическим направлением, на котором она надеется найти для себя новых рекрутов.

Источник: Zanoza.kg

А также читайте: