image 7

Китай и США обменялись новыми повышениями пошлин: 23 августа стало известно, что в ответ на 10% увеличение американским президентом Дональдом Трампом ввозных тарифов Пекин также поднимет импортные пошлины на 10% с 1 сентября этого года – и еще на 5% с 15 декабря. 

Торговая война двух держав продолжается, несмотря на возобновленные в июле переговоры. О том, какой эффект это противостояние оказывает на мировую экономику, и что руководит действиями Трампа, в интервью порталу «Евразия.Эксперт» проанализировал профессор мировой экономики Принстонского университета (США) Джин Гроссман.

– Торговая война между США и Китаем продолжается уже более года. По вашим наблюдениям, как торговая война повлияла на мировую экономику, и как она будет влиять на нее в дальнейшем?

– Торговая война создала неопределенность. Инвесторы ненавидят неопределенность. Инвестиции в бизнес значительно замедлились в результате того, что фирмы не были уверены, где они могут безопасно производить и какие рынки будут открыты для них.

Финансовая система может быть достаточно устойчивой, чтобы выдержать этот удар в краткосрочной перспективе, но долгосрочные последствия для торговой системы могут быть катастрофическими.

Мировая торговая система построена на основе доверия и понимания того, что торговые партнеры будут играть по определенным правилам. Китай нарушал эти правила в течение многих лет. Теперь Соединенные Штаты выбросили правила на ветер. Неясно, может ли быть восстановлено это доверие, созданное за многие годы, прошедшие после Второй мировой войны.

– Каковы потери США и Китая от торговой войны? Как торговая война влияет на экономику этих стран и двустороннюю торговлю?

– Потерь много. Китай потерял большой рынок для своих потребительских товаров, источник занятости для своих фирм, которые участвуют в глобальных цепочках поставок, и источник передовых технологий. Соединенные Штаты потеряли доступ к дешевым потребительским товарам и промышленным компонентам, международное разделение труда, способствующее повышению производительности, а также веру и уважение остального торгового мира.

Торговая война приведет к снижению уровня жизни в обеих странах. Она будет подавлять двустороннюю торговлю и глобальную торговлю. Она практически не повлияет на совокупные торговые дисбалансы двух стран.

– Пекин и Вашингтон возобновили переговоры, но не прошло и месяца, как Трамп сделал неожиданное заявление: с 1 сентября он введет 10% пошлину на товары из Китая общей стоимостью $300 млрд. То есть, по сути, на весь оставшийся китайский импорт. Зачем еще больше усугублять ситуацию?

– Невозможно представить, что мотивирует президента Трампа в этой торговой войне. Он показал, что мало понимает причины и выгоды торговли и у него мало склонности к торговле в принципе. Его цели совершенно неясны. Иногда он выражает озабоченность по поводу американских рабочих мест в обрабатывающей промышленности. Иногда он выражает озабоченность по поводу американской интеллектуальной собственности. Но его действия несовместимы с какими-либо последовательными целями, кроме как дать себе и своим основным сторонникам ощущение, что он «силен» и непреклонен.

– За последние два года многие страны испытали экономическое давление со стороны США. На ваш взгляд, возможен ли из-за этого глобальный финансовый кризис?

– Безудержное использование торговли в качестве дубинки, с помощью которой околачивают как друзей, так и противников, является рецептом для усиления напряженности и снижения уровня жизни.

Я беспокоюсь больше не о том, что это вызовет еще один финансовый кризис, а о том, что это вызовет еще одну войну.

Лидеры, подталкиваемые воинственностью США, имеют свою собственную политическую аудиторию, перед которой они должны сохранять лицо. Противостояние лидерам, которые не могут позволить себе выглядеть слабыми, может привести нас к катастрофическим результатам. Все это стало хорошо понятно после ужасов двух мировых войн. Именно на таком понимании строилась мировая экономическая система в послевоенные годы, с опорой на интеграцию, правила и процедуры.

В то время как некоторые из жалоб нынешней администрации имеют под собой фактическую основу – а некоторые являются чистой фикцией или недоразумением – стратегия отказа от правил и процедур, которые существуют для поддержания мира, и позиционирования себя в качестве единственного и высшего судьи в международных отношениях является действительно опасной.

– На политической арене США и Европа поддерживают друг друга, но есть некоторые экономические различия. В чем вы видите корень проблем между США и Европой в торгово-экономическом плане?

– В принципе, между США и Европой не должно быть серьезных проблем. Обе стороны привержены, или претендуют на приверженность, демократии и рыночной экономике. Европа придерживается немного более интервенционистского подхода, что может вызывать напряженность в определенных сферах (например, антимонопольной). Но все это не вызывало бы беспокойство при наличии серьезных и благонамеренных лидеров. Так что, отвечая на ваш вопрос, я вижу корень проблемы в руководстве обеих сторон, а не в каких-либо фундаментальных различиях в экономическом подходе или целях.

– В 2020 г. состоятся выборы президента США. Если демократы придут к власти, как изменится экономическая политика США – в частности, в отношении Китая, России, Ирана, Турции?

– Я ожидаю и надеюсь, что мы вернемся к привычному порядку вещей. То есть, я надеюсь, что демократы вернутся к дипломатическому подходу к нашим международным разногласиям и сотрудничеству с нашими союзниками. Но существует постоянная конкуренция за лидерство в Демократической партии, поэтому трудно предсказать, кто станет кандидатом и какие позиции он или она будет ставить, чтобы выиграть эту номинацию.

Источник: «Евразия.Эксперт»

А также читайте: