ciganeCAСегодня цыгане по всему миру отмечают свой международный день. Он был учрежден на первом Всемирном цыганском конгрессе, состоявшемся в Лондоне 8 апреля 1971 года. В 60 странах мира зажгутся миллионы свечей, которые должны символизировать единство цыганского народа, и тысячи ярких венков по традиции поплывут по чешской реке Влтава как напоминание о нелегкой судьбе народа, вечного скитальца без родины. К слову, сегодня численность цыганского населения в мире составляет примерно 10 миллионов человек.

Любопытно, что само слово «цыгане» – это собирательное название, объединяющее около 80 этнических групп, близких по происхождению. При этом единого самоназвания этого этноса не существует. В Великобритании и Испании их называют египтянами, во Франции – богемцами, а в Германии, Италии и России – цыганами. В странах Центральной Азии их именуют люли, джуги, мазанг, а сами центральноазиатские цыгане называют себя этнонимом «мугат». «Открытая Азия онлайн» побывала в одном из таджикских кишлаков – Заркороне, где традиционно проживает самая загадочная этническая группа – джуги.

Найди и возьми!
Никому не понятный язык, маргинальный образ жизни, минимум общения с местным населением – так живут таджикские цыгане, разбросанные по нескольким районам республики. Таджики слагают об их жизни легенды и стараются не иметь с ними дела, но цыганам все равно – они живут так, как жили здесь столетия назад их предки.

555.jpg

«Мы люди маленькие! Таджики большие, а мы нет, - рассуждает Рахмонали Холосов, отец десятерых детей и, как поговаривают в округе, обладатель трех жен, - живем и живем, никого не трогаем. А вообще сегодня нет никого, все на работе».

Работой тут называют попрошайничество, которым жители кишлака Заркорон, что на юге Таджикистана, промышляют по всей Хатлонской области. Говорят о своем промысле они просто, как если бы занимались, к примеру, торговлей или земледелием: уходят на работу в 8 утра, возвращаются в 5 вечера. В основном попрошайничают женщины, дети и старики. Ежедневный заработок – 30-40 сомони ($3,8-5). Основной секрет профессии – «найди и возьми». К слову, именно так с цыганского переводится слово «джуги» – этническая группа с собственными языком, обычаями и образом жизни. Представители этой общности населяют в Таджикистане целые кишлаки.

«На жизнь хватает, - говорит Рахмонали, - сейчас хорошо стало, все люди на базаре, каждый чуть-чуть даст, и мы живем. Раньше давали меньше, все коммунисты ярые были, и базары пустые».

Рахмонали.JPG

Рахмонали говорит, что работа у джуги достаточно сложная, потому что могут обругать или даже побить, но не расстраивается: мол, ничего не поделаешь – привычка такая, да и хорошие люди тоже встречаются. Впрочем, сказать, что население кишлака живет только за счет попрошайничества, нельзя. Джуги разводят скот, занимаются ремеслом, собирают и сдают металлолом. Соседи из таджикского кишлака с восхищением рассказывают, как в 90-е годы, когда в округе появился первый синтезатор, а потом вдруг сломался, починить его смогли только в Заркороне.

В советские времена власти пытались втиснуть джуги в традиционные рамки: детей отправляли в школы, взрослых устраивали на работу в колхозы. Тогда же среднеазиатские цыгане стали вести и оседлый образ жизни, так в Таджикистане появились кишлаки с населением из этой этнической группы. Хотя сам Рахмонали в свои 66 лет толком не знает, как сюда попала его семья, откуда пришли родители, только отмахивается – дескать, давно это было.

Resize of DSCF5401.JPG

Исследователи полагают, что центральноазиатские цыгане – выходцы из Индии, которые когда-то принадлежали к одной из низших каст индусского общества. Ученые обратили внимание на то, что Фирдоуси в своей главной поэме «Шахнаме» говорил о переселении из Индии в Персию тысяч артистов, называя их «лури». Было это в V веке. Затем артисты прижились на новом месте и, сохранив свою замкнутость и специализацию, превратились в своеобразную этническую группу цыган. Но если с начала их появления в нашем регионе они оставались профессиональными артистами, то со временем этот вид занятия практически исчез. Исследователи говорят, что к отказу от профессии могли привести гонения на эти ремесла со стороны мусульманских ортодоксов.

Цыгане-мусульмане
Несмотря на свою замкнутость, за столетия проживания в регионе джуги успели перенять многое у коренного населения. Большинство из них носят традиционную таджикскую одежду: мужчины ходят в тюбетейках, женщины в национальных платьях, и все причисляют себя к мусульманам-суннитам. Например, Рахмонали даже совершил паломничество в Мекку в 2013 году. В соответствии со своими религиозными убеждениями джуги проводят мусульманские похороны и свадьбы. Только могилы у них выглядят как двухъярусные колодцы, а во время никоха (обряд бракосочетания в мечети – прим. ОА) невеста дает обещание содержать своего мужа всю жизнь.

Resize of KNM10322.JPG

Рано Курбаналиевой 46 лет, у нее семеро детей, замуж она вышла в 17, и это, по меркам джуги, она «засиделась» – нередко браки у цыган заключаются в 13-15 лет. Она уверенно и свободно общается с приезжими гостями, причем неважно, кто перед ней - мужчина или женщина. Это еще одно отличие джуги от коренных сельских жителей, где дамы, как минимум, стесняются посторонних мужчин. На руке у Рано выбита татуировка – ее собственное имя, еще есть точка на лбу. Такие есть почти у всех джуги, и чаще всего именно точки на переносице.

Resize of DSCF5579.JPG

Женщина рассказывает, что сама давно не занимается попрошайничеством, сидит дома, ведет хозяйство, а потом добавляет: «Мои дети ходят просить». Малышей к своему ремеслу джуги привлекают с самого детства, любой мальчишка может прокормить себя сызмальства. Жители Заркорона говорят об этом с гордостью, хотя и оправдываются – мол, в школу их дети тоже ходят.

В местной школе ученики действительно есть. Вот только преподают им таджики, потому что сами цыгане учительствовать не хотят. Да и по поводу высшего или хотя бы среднего образования они особо не заморачиваются – дипломов нет практически ни у кого. По-таджикски джуги говорят только тогда, когда общаются с гостями или посещают государственные учреждения. Их собственный язык – это тарабарщина, которую трудно разобрать; смесь таджикского, узбекского и русского языков надежно защищает их разговоры от посторонних ушей.

Resize of KNM10285.JPG

Чужаков джуги в свое сообщество принимают крайне неохотно, хотя исключения из правил есть. В кишлаке рассказывают про загадочную Ольгу из Самары, которая в 1994 году приехала сюда вслед за мужем. С тех пор живет здесь, занимается попрошайничеством, но никого из журналистов к себе близко не подпускает. Кроме Ольги и ее супруга в Заркороне смешанных браков больше нет.

«Нам, конечно, дела до них никакого нет, пусть живут, как хотят, - говорит нам местный житель Даврон, - просто удивительно, что они так живут, попрошайничают и не стесняются, странные какие-то».

Эту странность цыгане объясняют по-своему: «Когда Аллах раздавал всем богатство, то нашу часть отдал вам, поэтому теперь мы имеем право попросить у вас то, что нам причитается».


Фото Нозима Каландарова

Источник: Open Asia

А также читайте: