Varlamov Tajiks 03

1 мая известный урбанист и youtube-блогер Илья Варламов выпустил материал с кликбейтовым названием «Толпа таджиков была возмущена, когда я сделал это…»

Суть текста Варламова – в том, что он сфотографировал момент раздачи еды в центре Петербурга. А кульминация истории – в том, что снимать Варламову участники происходящего пытались запретить: люди боялись, что фото распространятся и будут доказательствами нарушения карантина.

Процитируем: «Оказалось, что таджики собрались утром в воскресенье огромной толпой, чтобы получить от общины бесплатные продукты. Заметив меня, несколько молодых парней агрессивно объясняют, что нельзя снимать <…> Я пытаюсь понять, что за хрен такой и почему он вообще пытается запретить мне снимать – мы, в конце концов, в Петербурге, а не в Душанбе». Однако блогер всё равно сделал несколько фотографий и выложил их в сеть (см. тут).

Varlamov Tajiks 02

В тот же день Сенной рынок закрыли из-за раздачи еды.

Что мы думаем об этой ситуации? Может, Варламов отважно помог Петербургу предотвратить очередной всплеск коронавирусной инфекции? Нет. Мы думаем, что Илья Варламов – просто эгоист и циник, для которого люди – просто что-то вроде источника мусора или заразы. И неважно, что там у них в жизни и в голове делается. Важно, что можно «словить фото-хайп».

Понятно ведь, что люди на рынке («обобщённо» именуемые Варламовым «таджиками», хотя, вероятно, там были не только они) не хотели огласки того, что они собираются толпами во время карантина. Все массовые собрания запрещены. В России мигранты и так «вне закона» бывают, а – случись какое угодного полицейское насилие, никто уж точно не заметит какого-то нарушения прав «понаехавших» людей. А вот нарушение ими карантинных мер – заметят с радостью! И с радостью пресекут, обратившись в ближайшее отделение полиции – как это произошло и на этот раз. Как это, в сущности, сделал и «неравнодушный гражданин» Илья Варламов.

Вскоре после того, как фотографии появились в Сети, был закрыт весь Сенной рынок. Мигранты прекрасно предвидели такую угрозу. Потому и были так негативно настроены к тому, что Варламов вторгся к ним со своим «независимым расследованием». Тем более, что виртуоз лейки и блокнота не углубился в причины того, что превратил в сенсационный пост. Не побеседовал с теми, кто раздавал и кто получал еду, не написал ни строчки о том, что от этих продуктовых наборов сегодня зависит жизнь людей, оставшихся без зарплат, без пособий во время карантина и без помощи со стороны семьи.

Скорее всего, большинство этих людей (если не все) – не граждане РФ. Это значит, что они не получают пособий и не имеют шанса их получить. Многие из них работают в «серой зоне» или получали зарплату посуточно за сделанную работу, а не два раза в месяц на карточку. Домой они опять-таки во время карантина уехать не могут. А жить на что-то надо.

Сейчас многие указывают на рост преступности среди мигрантов, но ведь ясно, что окажись граждане РФ или какой угодно другой страны в таких по сути безвыходных социальных условиях, уровень преступности вырос бы и среди них.

Чтобы предотвратить голод среди земляков и снизить соблазн совершения некоторыми среди них преступлений, община мигрантов предприняла попытку обеспечить своих членов продуктами. Те, у кого есть средства для существования, поделились ими с теми, у кого их нет. Специально подчеркнём – в ситуации, когда городские и федеральные власти де-факто перешагнули через этих людей как через «помеху на дороге».

Теперь же, после варламовского поста – раздачи еды нет. Ни от властей, ни от земляков. Как будут существовать голодные мигранты – непонятно. Откуда будут брать деньги на еду? Как будут кормить своих детей?

Отдельно стоит упомянуть условия, в которых Варламову удалось сделать фотографии. Ведь, будь он один, против «толпы таджиков», вряд ли у него что-то бы получилось. Ему повезло, что один парень из толпы узнал его и сказал, что любит его творчество, поэтому договорился с остальными, чтобы урбанист-инфлюенсер смог сделать снимок. Интересно, волнует ли Варламова судьба этого парня, который пытался ему помочь? Который пытался втолковать столичному блогеру (как оказалось, увы) суть происходящего, чтобы тот, возможно, написал бы об этом в своём посте: «Бедным нечего есть, мы раздаём еду. Это очень хорошее дело, не надо плохо писать. <…> У нас очень хорошая община, мы помогаем бедным. А то про мусульман только плохое говорят. <…> Могут быть проблемы. У нас женщин запрещено снимать».

Из цитаты видно, что он волнуется и за бедных людей, и за имидж мусульман в целом, и за женщин, которых снимать нельзя. Парень, вероятно, полагал, что Варламов, как общественный деятель и просто хороший человек, опишет в своем блоге тяжёлое положение мигрантов. Укажет на то, как они сами себе помогают и стараются решить проблему. Но очевидно, что это была ошибка. И, выходит, правы оказались те, кто кидал в Варламова фрукты – они таких иллюзий не питали…

Руслан Магомедов, Дина Тороева

Источник: "Город 812" 

А также читайте: