buriev4 сентября прошлого года в ходе спецоперации по нейтрализации группы Абдухалима Назарзода погиб начальник штаба ОМОН МВД РТ подполковник милиции Дмитрий БУРИЕВ, о котором позже был опубликован материал в «АП». На днях к нам обратилась вдова погибшего командира, чью квартиру хочет отобрать хукумат района Шохмансур столицы. За что и на каких основаниях? В проблеме разбирался корреспондент «АП».

Где она, справедливость?

25 сентября прошлого года президент Таджикистана Эмомали Рахмон подарил квартиры семьям военнослужащих, погибших во время спецоперации против группы Ходжи Халима. Как сообщали СМИ, в частности семья Рустама Амакиева, погибшего командира спецподразделения «Альфа» ГКНБ, получила трехкомнатную квартиру и 7 тысяч сомони. Также получили жилье семьи нескольких других военнослужащих, погибших в этой спецоперации.

В ранее опубликованном материале «Баллада о Солдате» («АП», 1 ноября 2015 г.) мы рассказывали о начальнике штаба ОМОН МВД РТ Дмитрии Буриеве, который ранним утром 4 сентября 2015 года вместе с бойцами ценою жизни предотвратил въезд в город группировки Ходжи Халима. В той статье также сообщалось, что двухкомнатную квартиру по ул. Айни, 25, кв. 8, доставшуюся Д.Буриеву по наследству, хотят забрать местные власти.

- В ней последние годы проживал брат Дмитрия – Евгений Басок, который умер октябре 2014 года. Сразу после похорон Жени женщина по имени Мукаддас Ганиева (в то время начальник отдела, а ныне – гл. специалист отделения учета и перераспределения жилья района Шохмансур) установила в этой квартире железную дверь и опечатала ее, - рассказывает Рано Ахмедова, вдова Д.Буриева. - Когда ее спросили, почему она так поступила, так как еще жива мать Евгения и Дмитрия - Валентина Константиновна, она ответила, что это государственная бесхозная квартира, а хозяйка уехала в Россию. Она даже не удосужилась узнать, что мать Димы, к тому времени больная женщина, жила вместе с нами, в моей собственной квартире в другом микрорайоне столицы, потому что нуждалась в постоянном уходе. После ее смерти Дима судился с местным исполнительным органом государственной власти района Шохмансур, так как выяснилось, что его оттуда каким-то образом выписали.

3 февраля 2015 года суд вынес решение в пользу Буриева. Квартира была приватизирована на основании решения суда. Однако М.Ганиева отказалась признавать приватизацию и регистрировать документы. По её указанию в августе 2015 года квартира была опечатана, а 23 сентября, через три недели после трагической гибели Дмитрия в ходе спецоперации, хукумат района Шохмансур подал в суд, чтобы признать приватизацию недействительной.

- Когда мой высший начальник - министр обороны выражал соболезнование по поводу гибели мужа, то спросил, не нуждаюсь ли я в жилье, - рассказывает Рано. - Я честно призналась, что у меня есть квартира и еще одна осталась от мужа, поэтому такой надобности нет. Откуда я знала, что после смерти Димы ее захотят отнять?

Суды и разборки

В декабре прошлого года хукумат района Шохмансур выступил в роли истца по делу о незаконной приватизации квартиры №8 по ул. Айни, 25.

15 декабря 2015 года суд района Шохмансур под председательством И.Р. Тавакалзода, изучив обстоятельства дела, вынес решение в пользу Д.Буриева (соответственно, согласно закону, в пользу его вдовы Р.Ахмедовой), и оно вступило в силу 9 февраля 2016 года.

- Однако хукумат района Шохмансур снова отказывается исполнять решение суда. 4 марта 2016 года я должна была вступить в права наследства, но по указанию М.Ганиевой мне в очередной раз было отказано в выдаче справки для нотариуса из ЖЭУ-2 района Шохмансур (по месту регистрации данной квартиры), где по сегодняшний день работает сестра Мукаддас – Гулбону Ганиева, - рассказывает Рано. - Я обращалась к заместителю председателя хукумата Шохмансур – Анвару Мирзозода, он обещал разобраться, но никаких результатов по сегодняшний день нет. Я обращалась письменно к председателю хукумата района Шохмансур, чтобы посодействовал в выдаче справки для нотариуса, так как истек срок.

В ответном письме за подписью председателя исполнительного органа государственной власти района Шохмансур С.Сиёмардзода от 20 мая 2016 года на имя Ахмедовой Р. говорится, что «так как данная квартира числится в государственном жилфонде и после гибели ее основного нанимателя она захвачена неизвестными лицами и является спорной, то на нее наложен запрет». То есть хукумат ждет окончательного вердикта суда.

- Но суд признал право моего покойного мужа на эту квартиру, - недоумевает Рано. - А это значит, что исполнительный орган государственной власти района Шохмансур проиграл дело. Почему же они тянут с исполнением судебного решения?

 «И снова в бой…»

До этого хукумат района Шохмансур обращался с надзорной жалобой в судебную коллегию по гражданским делам Душанбинского городского суда, и 9 марта текущего года состоялся суд под председательством судьи Г.Абдуллозода. И здесь права на собственность гр. Буриева Д.Г. признаны на основании статьи 258 Гражданского кодекса Республики Таджикистан о приобретательной давности. Не согласившись с решением двух судебных инстанций, 26 мая хукумат района Шохмансур обратился в Верховный суд Республики Таджикистан.

Мы взяли комментарий у главного специалиста отделения учета и перераспределения жилья района Шохмансур М. Ганиевой.

- Я считаю, что все судебные решения в отношении этой спорной квартиры вынесены незаконно, - отмечает она. - Эта квартира остается государственной, ее нельзя наследовать. Мы сейчас обратились с заявлением в Верховный суд, чтобы он рассмотрел правомочность двух низших судебных инстанций. Хукумат района все равно ее отсудит, это государственное имущество.

По словам представителя райхукумата, дом №25 по ул. Айни раньше принадлежал Текстилькомбинату, а в 2011 году перешел на баланс самого исполнительного органа государственной власти. Все квартиры в доме приватизированы, кроме этой, потому что в свое время якобы хозяйка квартиры  В.К. Басок отказалась ее переоформлять.

На вопрос, почему же тогда хукумат не признает приватизацию, сделанную в 2015 году ее сыном, Д.Буриевым, который был прописан в этой квартире, женщина развела руками:

- Сам Дмитрий тоже в свое время отказывался ее приватизировать, он сказал, что она ему не нужна! Здесь замешаны другие люди, которые заставили Д.Буриева переоформить ее на свое имя для дальнейшей продажи.

В свою очередь, вдова Буриева – Рано рассказала, что все доводы представителя хукумата не соответствуют действительности и есть свидетели, которые могут подтвердить, что она сама (т.е. М.Ганиева) предлагала в свое время ее покойному мужу 20 тысяч долларов за эту квартиру, но он отказался. Поэтому у нее есть личный интерес в этой «спорной» квартире.

- Я выполняю свои прямые обязанности, у меня нет личной выгоды, - возражает М.Ганиева. - Если мы отсудим квартиру - а это точно произойдет, - то ее распределением займется мэрия города, а не мы.

В самом районе, по ее словам, в очереди на жилье стоят более 2500 человек.

«Не дают ему покоиться с миром»

Мы встретились с некоторыми жильцами домов 25 и 23/2, которые знали Дмитрия Буриева.

- В районном хукумате говорят, что Дмитрий Буриев никакого отношения к данной квартире не имеет, потому что он здесь последние годы жизни не жил. Поэтому ее хотят отсудить и вернуть государству…

- Как это не имеет? - возмущается самая пожилая соседка тетя Шура. - Я помню Димку еще мальчишкой, он вырос на наших глазах, закончил школу, поехал на учебу. Даже живя со своей женой у нее в квартире, он был прописан здесь, и они периодически навещали мать и брата, оплачивали все расходы, а также привозили продукты и деньги.

- Здесь жил его сводный брат Женя, который сильно пил, Дмитрий был военным, постоянно на казарменном положении, в командировках, поэтому особо с ним не общался, - говорит другая.

- Но в районном хукумате считают, что в последние годы в квартире жили бомжи, труп Евгения после разложения и вони в подъезде они сами увезли в морг, санитарные условия в квартире были невыносимыми, поэтому они решили опечатать квартиру, а потом отдать ее особо нуждающимся, кто годами в очереди на жилплощадь… - приводим доводы М. Ганиевой.

Они по очереди рассказывают, как сослуживцы Дмитрия (он в то время находился по заданию в Хороге) и его жена Рано хоронили Евгения, провели поминки, и по просьбе Димы они даже засняли процесс похорон на фотоаппарат.

- Если бы Дмитрий был жив, может быть эта история нас не так задела бы, - рассказывает одна из женщин. - Но он погиб защищая всех нас, на въезде в город, о его героизме даже недавно по Первому российскому каналу сюжет показывали. А после его смерти хотят забрать принадлежащую ему квартиру. Разве так поступают с героями? Даже не дают ему покоиться с миром. У Димы, кроме жены и приемной дочери, никого из родных не осталось, а если бы он имел многочисленных родственников, такого вопиющего случая с квартирой они бы просто не допустили. Мы готовы подписать обращение к мэру города или президенту страны, чтобы оставить эту квартиру за его вдовой Рано.

Кстати, сама Р. Ахмедова обращалась несколько месяцев назад с письмом к руководству МВД, чтобы те оказали содействие в вопросе с квартирой, которую хотят отнять, а также решить вопрос с выплатой материальной помощи от президента страны, которую она так и не получила. Вдова также просила помочь с переименованием школы №40 в честь ее покойного мужа. Но оттуда пришел сухонький ответ, что квартира является спорной и является предметом судебных разбирательств, а насчет школы пусть обращается в специальную комиссию по переименованию при городской мэрии. О помощи больше ни слова. Хотя, по сообщениям СМИ, 25 сентября прошлого года от имени президента Таджикистана была оказана моральная и материальная поддержка семьям всех 14 погибших при исполнении служебного долга представителей силовых структур страны.

А пока в деле с квартирой еще не поставлена точка, хочется еще раз напомнить, что президент Республики Таджикистан уважаемый Эмомали Рахмон неоднократно на встречах с сотрудниками правоохранительных органов отмечал, что ради обеспечения спокойствия общества, восстановления конституционного строя государства и защиты мирной жизни населения страны сотни сотрудников правоохранительных органов проявили героизм и отдали свои жизни. Жаль, что в отношении одного из них поступили так некрасиво: имя Дмитрия Буриева чаще упоминается в судебных тяжбах, а не на собраниях, где чествуют героев. И как воспитывать в патриотическом духе молодежь, которая после таких случаев, вряд ли захочет надевать военную форму и самоотверженно служить Родине?

Источник: Азия-Плюс

А также читайте: