Mirzo Tursunzade 1

2 мая исполнилось 109 лет со дня рождения выдающегося таджикского поэта и общественного деятеля, Народного поэта Таджикистана, Героя Таджикистана Мирзо Турсунзаде. 

Ниже предоставляем заочную беседу с Устодом Мирзо Турсунзаде.

— В 1927-м, теперь уже далёком году, когда Хасан-арбакеш, которого вы увековечили своей знаменитой поэмой, на своей арбе отвез Вас, тогда ещё совсем юного, и ещё таких же двух-трёх Ваших сверстников в город Термез, откуда Вы потом поехали в Ташкент для учебы в Таджикском институте просвещения, могли ли представить себе, что судьба уготовит Вам великое будущее, что Вы станете выдающимся поэтом и публицистом, крупным общественным и государственным деятелем, академиком, лауреатом множества международных и республиканских престижных премий, Героем труда, что своими произведениями и неутомимой многогранной деятельностью прославите Таджикистан и своё имя на весь мир?

— Нет, конечно же, о таком я, круглый сирота, и мечтать не смел. Но то было удивительное время, когда на шестой части земли появилось новое великое многонациональное государство, государство трудящихся, и мы верили в него, потому что воочию  видели повсеместно громадные преобразования, верили, что новая власть не даст сирот в обиду и поддержит, и ещё, что очень немаловажно, молодости свойственны неугасающий оптимизм, мобильность и вера в свои силы. Я был обуреваем жаждой знаний, хотел выучиться грамоте, хотя к тому времени я уже мог читать и писать на арабской графике, чему я обязан своему отцу, искусственному плотнику усто Турсуну, который дал мне имя Мирзо, что означает писарь, и настаивал, чтобы я непременно учился. Когда в 1925-м году в Каратаге открылась первая советская школа, он одним из первых повел меня туда. Всегда помня о наставлении отца, я пешком прибыл в Душанбе, чтобы учиться в интернате, а затем отправился в Ташкент, который как я узнал потом, далеко за его пределами именуют «Ташкент - город хлебный», благодаря русскому писателю Александру Неверову, так озаглавившего свою книгу о беспризорном детстве мальчика из Поволжья во времена голода в этом «спасительном» городе. Конечно, в наше время тоже было нелегко, но мы были уверенны в достижениями поставленной цели. Таким же путем шли и многие другие люди моего незабываемого поколения. Сколько из них стали видными учёными, писателями, государственными деятелями. Взять хотя бы Бабаджана Гафурова, сына железнодорожного рабочего из Исписора, ставшего затем действительным членом Академии наук СССР, автором бессмертного научного труда, «Таджики». Или же моего закадычного друга, Народного поэта Таджикистана, начинавшего свой трудовой путь грузчиком на хлопзаводе. И таких примеров немало. Поэтому я желаю молодым людям никогда не падать духом, не отчаиваться при столкновении с трудностями и смело их преодолевать. Душанбе я не раз видел, как устод Абулькасим Лахути, «красный поэт» как его называли, читал свои пламенные, огнедышащие стихи, а в Ташкенте на научной конференции по орфографии я впервые увидел устода Садриддина Айни и навсегда полюбил его.

— Ваша малая родина – живописное селение Каратаг. Это название знакомо и дорого каждому таджикистанцу, особенно любителям художественной словесности, и не только из нашей республики. Сюда вместе с Вами не раз приезжали Ваши верные друзья и собраться по перу Расул Гамзатов, Николай Тихонов, Михаил Луконин и многие другие. Знакомо и дорого также как и Панджруд – малая родина «Адама поэтов» - Абуабдулло Рудаки, Кабодиён - великого поэта, мыслителя и путешественника Носира Хусрава, Худжанд - прославленного поэта-лирика Камола Худжанди, Соктаре — основоположника новой таджикской литературы и т.д. Подобно тому, как благодаря великому Расулу Гамзатову его родной аул Чада и Дагестан стали нам близки и дороги, Вы прославили и представили всему миру свой Каратаг и любимый Таджикистан.

— С этим я не совсем согласен. Потому что Каратаг и до меня был достаточно знаменит во всём Бухарском эмирате. Знаменит подобно древнему Истаравшану как «город мастеров», знаменит своим базаром, который не уступал душанбинскому. Здесь родились и выросли многие незабываемые личности. Такие как энциклопедически образованный учёный-филолог Носирджон Масуми, писатель, поэт, драматург и журналист, ветеран Великой Отечественной войны Хамид Обиди, детский писатель, тоже фронтовик Мустафо Шарки, драматург Бурхон Умари, первый прокурор нашей республики, а затем ответственный работник Госплана СССР Муллоджон Садуллаев, который, кстати, ещё писал и стихи под псевдонимом «Исмат». Поэтому, я всегда говорю, что таджикский народ поэт по природе своей.

— Устод, Вас по праву называют глашатаем мира и дружбы народов. Ещё не так давно во многих странах 1 мая праздновали как День солидарности трудящихся, а Вы родились на другой же день после этой знаменательной даты. Интересное совпадение, не правда ли? И с каких пор Вы его отмечаете?

— Нет, это не совпадение. Я не знаю точного дня своего рождения. Потому, что в то время, когда я появился на свет, свидетельств о рождении не выдавали. Помню, отец рассказывал, что дату моего рождения местный мулла обозначил на одной из страниц нашего фамильного Корана, но он, к сожалению, не сохранился. Я был ещё маленьким ребёнком, когда лишился матери.

Не помню я, осиротевший рано,
Обличия земного твоего,
Ни цвета глаз, ни очертаний стана,
Ни грусти, ни улыбки – ничего.

Когда я подрос, отец сказал, что я родился где-то в конце весны после четырех лет землетрясения в Каратаге. Как известно, сильное землетрясение, повлёкшее за собой человеческие жертвы и большие разрушения, после чего наше селение долго не могло оправиться, произошло в 1907 году. Подумав, днём своего рождения я избрал 2 мая. Моему примеру последовал Мирсаид Миршакар. Свой день рождения он стал отмечать 5 мая, в День советской печати, видимо, памятуя, что он был первым редактором региональной газеты «Вахш» во время освоения тогда ещё далеко не «золотой» Вахшской долины, где навсегда сдружился с Платоном Воронько, будущим известным украинским поэтом.

— В Таджикистане произошло ещё одно крупномасштабное разрушительное землетрясение, правда другого характера. Это братоубийственная гражданская война 90-х годов прошлого века. К счастью, всё это давно уже в прошлом. В ноябре 1992 года, в самый разгар вооружённого противостояния только что избранный Главой государства, тогда ещё молодой, хотя достаточно известный как активный и целеустремленный депутат, а ныне общепризнанный и всенародного уважаемый Лидер нации Эмомали Рахмон, во всеуслышание твёрдо заявил, что приложит все усилия, чтобы наступил долгожданный мир и не успокоится, пока не вернёт на Родину всех беженцев. Эти слова Главы государства из его первого же выступления прозвучали как присяга народу. И своё слово он сдержал, в Таджикистане воцарились мир и спокойствие, как и обещал, в стране построены и продолжают строиться дороги, туннели, школы, больницы, не за горами день, когда заработает на полную мощь Рагунская ГЭС - всенародная мечта. У Вас есть стихотворение, в котором говорится: «Другим стал мир, моя река, А ты всё та же, та же». Да, Таджикистан очень сильно изменился, в особенности Душанбе, город–сад, город-цветник. Но угрозы как дамоклов меч продолжают висеть, о чём неустанно предупреждает общество Президент страны.

— Угрозы существовали и раньше, в виде ядерной, холодной, информационных войн, пандемий инфекционных заболеваний. Но им можно и должно противостоять, только для этого нужны взаимодействие и единодушие. А сплочённым — всё по плечу. Хочу напомнить вам об одном уникальном фото, где-то в шестидесятых годах прошлого века сделанный мастерски замечательным журналистом и фотокором Василием Песковым, с  которым я был лично знаком. В одном таёжном захолустье во время сильного наводнения мощный поток вынес небольшую доску. Заметив его, на него запрыгнул примостившийся под кустом заяц. Через несколько минут на спасительную доску запрыгнула и лиса, извечный враг зайца. Так они и плыли, прижавшись друг к другу и с надеждой глядя на дальний берег. Фотография эта облетела весь мир, потому что в ней заключён большой философский смысл. А именно то, что перед лицом угроз всё сущее на земле находится как бы на одном плоту. Любое бедствие можно устранить, если добиться единодушия и единомыслия, если все будут идти плечом к плечу.

— Сейчас во многих странах, как и подобает в демократическом обществе, существует многопартийная система. А при ней люди занимают различные позиции, высказывают свои мысли, которые порой не совпадают с другими, проводят свою политику. В таких условиях не всегда возможно обеспечить единомыслие.

— Плюрализм мнений, это хорошо. Это право каждого человека занять ту или иную позицию, придерживаться той или иной точки зрения, мысли, идеи. И это право попирать нельзя. Но при этом каждый здравомыслящий человек должен помнить, что ещё есть ценности, которые не почитать и которыми пренебрегать никому не дано. Это высшие интересы государства и нации, мир, здоровье народа, воспитание подрастающего поколения…

В этой связи мне вспоминается один рассказ моего большого друга, азербайджанского писателя Мирзы Ибрагимова. В нём повествуется о том, как соревнуются два колхоза. Одно хозяйство возглавляет муж, другое жена. На работе каждый из председателей обсуждает как обогнать другого. Зато дома они дружная семья, любящие супруги. Это не симбиоз, это нормальное явление, в здоровом обществе так и должно быть. А таджикское общество вполне здоровое. Потому что нашему древнему народу изначально присущи мудрость, разумность, стойкость, трудолюбие и благородство души. И поэтому я твёрдо уверен, что огонь войны вовеки веков больше не вспыхнет на раеподобной таджикской земле.

— Устод, человеческая память подобна золотому мосту, которое прошлое связывает с сегодняшним днём. Давайте пройдёмся по нему и вернёмся к Вашим юношеским годам. После учёбы в Ташкенте Вы некоторое время работали ответственным секретарём в республиканской молодежной газете, а затем переехали в город на Сырдарье, где продолжали трудиться в должности заведующего литературной частью Ленинабадского музыкально- драматического театра имени А.С Пушкина. Тридцатые годы были очень непростыми. Люди, зачастую ни в чём неповинные, подвергались гонениям, репрессиям, оказывались в тюрьмах. Поговаривают, что именно из-за этих опасений Вы перебрались в Ленинабад, нынешний Худжанд, хотя надо полагать ситуация и там была такая же.

— Это не совсем так, хотя доля истины тут есть. Как ни странно, и у меня появились недоброжелатели. Все боялись клеветнических доносов и анонимных писем. Повсюду искали классовых врагов и антисоветчиков. Именно в это время известный уже писатель Рахим Джалил, с которым мы потом сдружились навсегда, пригласил меня на работу в Ленинабад, и я согласился. И бесконечно рад такому повороту судьбы. Потому что там я обрёл не только новых друзей, но и встретил свою суженую, актрису и танцовщицу Сабохат Низомиддинову. Она была подругой жены Рахима Джалила, Розии Арслоновой, которая тоже работала актрисой. Я стал счастливейшем мужем, Сабохат была моей музой, вдохновляла меня, даже когда я бывал в заграничных командировках.

Дорогая моя, не сердись на меня,
Неповинного мужа напрасно браня.
Колесил, колесил я по шири земной,
И опять я с тобой, я вернулся домой.
Где бы не был мой краткий приют и привал,
У тебя постоянное было жильё,
То жильё — беспокойное сердце моё.

— С самого начала в Ваших произведениях, как и многих других писателей Вашего поколения, доминировала тема творческого созидания, преобразования жизни, раскрепощения женщин, патриотизма, возражения богатой духовной культуры. Насколько, на Ваш взгляд, эта традиция имеет продолжение в современной литературе?

— Во все времена высший долг писателей и журналистов, это отображать в своих творениях историю современности. Этому мы учились у таких непревзойденных мастерах художественного слова как устод Садриддин Айни и устод Абулькасим Лохути. А нынешним служителям пера я пожелал бы проявлять большую активность, глубже осмысливать происходящие события, создавать яркие образы героев своего времени, зорче вглядываться в жизнь, помятуя слова Демокрита: «Орел видит дальше человека, а человек видит глубже орла». Поднимать актуальные вопросы. Это гражданский долг литератора. Писателю, если он чувствует пульс времени, всегда есть что сказать, но очень важно как и для кого. И ещё всегда надо помнить, что наш читатель очень взыскателен. А у писателя, как говорил Николай Васильевич Гоголь, и только есть один учитель: сами читатели.

— Устод, циклом своих стихотворений «Индийская баллада», «Ганг», «Тара Чандри», «Я с Востока свободного», «Голос Азии» и другим Вы расширили горизонты таджикской литературы и перешагнули границы поколений. Скажите, что побудило Вас обратится к международной тематике?

— Антон Павлович Чехов говорил, что надо избегать мелкотемья. Я как убеждённой сторонник социально значимой литературы не могу представить художника, у которого атрофировано чувство сопереживания, который оставался бы глух и нечуток к нуждам, чаяниям, думам и тревогам людей, где бы они не жили, к проблемам, неизбежно вызывающим всеобщую сопричастность.

Литература – это посол мира, она должна способствовать устранению разногласий и дружной жизни под единой крышей планеты. Именно это и побудило меня обратиться к теме мира во всём мире, дружбе и братству всех народов. Потому что, где бы  я не был, видел, что все люди улыбаются, глядя на восход солнца, на резвившегося счастливого ребёнка, и каждый грядущий день встречают как надежду на лучшее.

— Таджикский литературовед Юрий Бабаев посвятил Вашему творчеству монографию, которую озаглавил «Полководец поэзии». И с его лёгкой руки теперь все у нас Вас так и величают.

— Полководец?! Не слишком ли громко сказано? Полководец нашей поэзии на все времена один. Это устод Рудаки. Я себя всегда считал солдатом слова. И ещё, полководец без армии вряд ли может сделать что-то большое. Я рад, что на моих глазах выросла целая плеяда талантливых поэтов, прозаиков, драматургов и публицистов. Это Мумин Каноат, Фазлиддин Мухаммадиев, Гаффор Мирзо, Пулат Толис, Лоик, Бозор Собир, Убайд Раджаб, Кутби Киром, потом к ним присоединились Гулрухсор, Гулназар, Аскар Хаким и другие. Я горжусь ими. Талантливую молодежь надо поддерживать и поощрить, а серость, как говорится, пробьётся сама. Верю, что армия таджикских литераторов никогда не будет редеть, а наоборот, будет пополняться за счёт новых талантов. Ибо, как я уже сказал, таджикский народ поэт по природе своей.

—  На долю одной из песен на Ваши слова «Я встретил девушку…», выпала завидная судьба. Рожденная более полувека назад, она продолжает занимать прочное место в репертуаре многих известных исполнителей, даже далеко за пределами нашей республики.  Но как это нередко бывает, многим невдомек, кто автор текста палубившейся песни, кто сочинил музыку. Авторство ошибочно присваивают то одному поэту и композитору, то другому.

— Это не столь важно. Хорошая песня не признаёт ни границ, ни языковых барьеров и, словно обрастая крыльями, летит по миру, уносясь в безбрежные дали, и радует слух и души слушателей.

А родилась эта песня таким образом. В 1957 году московский режиссёр Рафаил Перельштейн по сценарию Елены Смирновой снял  на “Таджикфильме” первую в республике цветную музикальную кинокомедию. Меня попросили сочинить стихотворение специально для фильма, что я и сделал, ознакомившись со сценарием, который мне очень понравился. Первая строка из стихотворения — “Я встретил девушку” стала названием фильма. На русский язык стихотворение перевёл поэт Гарольд-эль Регистан,  а музыку сочинил заслуженный деятель Армении Андрей Бабаев. Получился вот такой кинематографический синтез музыки, живописи, поэзии и актёрского искусства. Фильм получил приз на первом Международном кинофестивале стран Азии и Африки. Песня » встретил девушку» мне особенно понравилась в исполнении азербайджанского соловья Рашида Бейбутова. Единство муз-народов единение.

— Устод, благодаря Вашим произведениям, переведённим на многие языки мира, Вашей многолетней деятельности на посту председателя Советского комитета солидарности стран Азии и Африки, Вам сопутствовала небывалая слава. Как вы к ней относитесь?

— И хорошо, и плохо. Приятно, когда тебя узнают незнакомые люди, даже за пределами твоей страны. Плохо потому, что слава это тяжкое бремя, потому что она налагает на человека большую ответственность, ты должен отвечать за каждое своё слово и поступок. Если лицо, обременённое славой, что-то сделает не так, то легко может стать посмешищем, в то время, когда это легко сойдёт с руки малоизвестному человеку.

Помнится, во время презентации моего нового сборника, один читатель сказал мне:

  — Муаллим, теперь Вы точно вошли в историю.

Мне ничего не оставалось делать, как с серьёзным видом отшучиваться:

  — Войти то вошёл, но как теперь  из неё выйти? Вот в чём вопрос!

— Говорят ваше хобби это шахматы.

— Что правда, то правда. Я просто обожаю эту древнюю игру, в названии которой два таджикских слова: шох и мот. Играю на протяжении многих лет и очень рад, что в Союзе писателей Таджикистана было немало хороших шахматистов.  Иногда мы, когда выпадало время, даже устраивали минитурниры. Правда, я чувствовал, что некоторые мои соперники играли в поддавку, а мне это не нравится. Когда выигрываешь в честной борьбе, то испытываешь особую радость.

Хочу рассказать об одном случае, о котором всегда вспоминаю не без улыбки. Как-то я по делам прилетел в Москву и как всегда остановился в одноимённой гостинице. Вечером я вышел в пустое фойе и в углу рядом с диваном увидел шахматную доску с фигурами. «Хорошо бы сыграть партию и скоротать время», — подумалось мне. Тут я заметил фланирующего в коридоре человека. Я поздоровался с ним и спросил: «Товарищ, Вы в шахматы играете?». Он ответил на моё приветствие, назвав меня по имени – отчеству и сказал просто: «Да, маленько. А что?» «Может быть сыграем”, – указал я на шахматную доску. «Что ж, можно”, – согласился незнакомец и мы сели за шахматы. Я решил взять его в оборот и слукавил: «Я сильный игрок. Во всяком случае, в Союзе писателей Таджикистана меня редко кто обыгрывает. А как вы оцениваете себя? Неважно, мог бы быть значительно лучше”, – ответил незнакомец и я заметил как в его глазах заблестели хитроватые огоньки. «В таком случае, я буду играть без ферзя”, — вставил я. «Дело ваше”, — ответил незнакомец и хитрая усмешка заиграла на его губах. Я убрал ферзя, и мы начали играть. И надо же, через всего три-четыре хода он мне поставил мат. Я изумлённо посмотрел на него и спросил решительно: “Кто вы?”. Незнакомец мило улыбнулся  и сказал: «Будем знакомы. Я Тигран Петросян”. “Петросян? Чемпион мира по шахматам?” ещё больше изумился я. “Он самый”, — скромно ответил великий шахматист. Я потом не раз рассказывал эту историю своим друзьям, говоря что я без ферзя играл с самим чемпионом мира, но при этом умалчивал, что как быстро проиграл.

— Устод Вы объездили чуть ли не весь свет. А выезд и въезд в СССР для большинства был ограничен, существовал” железный занавес”. Теперь многое изменилось.  Таджикистан стал суверенным государством, полноправным членом мирового сообщества,  а наш Президент уважаемый Эмомали Рахмон неуклонно и последовательно проводит политику открытых дверей. В Душанбе регулярно проходят мероприятия международного уровня. Здесь находятся десятки посольств. А с объявлением “Годов развития туризма, села и народных ремёсел” всё больше растёт поток зарубежных гостей. Их привлекает наша природа, горы, озёра, реки, изделия народных мастеров.

— Да, я бывал во многих странах и часто убеждался, что Всевышний одарил нас, таджиков, на редкость красивой природой, благодатной землёй, богатой флорой и фауной , вкуснейшими фруктами и овощами,  кристально чистой высококачественной водой. И не удивительно, что туристы охотно приезжают сюда. Так ведь это очень хорошо. Приезжая к нам, они узнают нашу страну, наш народ. А это делает людей ближе, дружнее. Что может быть лучше?

Везде и всюду мы ищем друзей,
Мир да лад, они всех нужней.

***

… Многие из нас помнят, что в 2011 году по инициативе Основателя мира и национального единства — Лидера нации, Президента республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона ЮНЕСКО отметил 100-летий юбилей Мирзо Турсунзаде во всем мире. Выступая на торжественном собрании по этому случаю в Душанбе, Глава государства Эмомали Рахмон отметил заслуги поэта перед страной. «Вся его жизнь – яркий пример преданного служения во благо своего народа», — сказал тогда он. По его словам, творчество Турсунзаде актуально и сегодня, так как оно насыщено любовью к своему народу, который «является главным героем его произведений». «Творчество Мирзо Турсунзаде служит примером патриотизма, бдительности и защиты национальных интересов», — добавил  Глава государства.

Вопросы задавал
Мансур СУРУШ, 
литературный обозреватель НИАТ «Ховар»

Источник: НИАТ "Ховар"

 

А также читайте: