bejavshie iz sirii

Большинство женщин, последовавших в Сирию за своими мужьями, даже и не подозревали, что их ждёт. Партнёру «Открытой Азии онлайн» – изданию Total.kz – удалось пообщаться с двумя беглянками, которым после смерти мужей удалось вернуться из зоны боевых действий в Казахстан.

Жанна (имена женщин изменены по соображениям их безопасности) сейчас даже и не вспомнит, в какой момент ее добрый и ласковый муж вдруг стал жестоким убийцей.

– С Арманом поженились ещё совсем молодыми. У нас была настоящая любовь, он спортсмен, учитель физкультуры. Потом я стала замечать, что у него изменилось поведение. Он стал приверженцем салафизма и склонил меня к этому. Начал смотреть по интернету агрессивные ролики, где убивают заложников. Я думала, наверное, это присуще мужчине смотреть такое, – вспоминает она. 

Затем супруги выехали в Египет под предлогом учёбы. Жанна в тот момент ждала ребёнка.

– Продали всё, что у нас было, и около полугода жили в Египте. Однажды он мне сказал: «Я должен ехать в Сирию и вместе с братьями воевать на пути Аллаха». У меня подкатил ком к горлу – ислам не приемлет убийство: почему нужно воевать? Я спросила его: «Зачем тогда мы поженились, зачем детей рожали?» Он ничего мне не ответил, и я не смогла его переубедить, но поехала за ним, – продолжила Жанна. В Сирию они добрались через Турцию.

– С видела, как наших парней-казахов убивали, а их жёны становились вторыми-третьими-пятыми жёнами у таких же салафитов из Дагестана, Чечни и Ингушетии. Для меня это было шоком. В общей сложности мы пробыли там девять месяцев, и после того как мужа убили, я сбежала вместе с ребёнком. Никто из казахстанок, которые выехали вместе с нами и у кого убили мужей, не вернулись на родину. Их передавали от мужа к мужу, – поделилась Жанна.

История второй беглянки – Мадины – намного драматичнее. Со своим будущим мужем, арабом по национальности, они познакомились во время учёбы в университете.

– Сначала жили в Сирии, у нас родились две девочки. Но потом началась война, и муж резко поменял свои взгляды на крайне радикальные. Его убили в первые же дни войны. Я почти год прожила в узбекском жамагате. Потому что одному, а тем более –женщине, тяжело. Надо обязательно быть при каком-то жамагате, иначе либо тебя убьют, либо ты останешься без продовольствия, – начала свой рассказ женщина

Мадина работала служанкой в семье, приехавшей в Сирию из Узбекистана. За это женщине с дочерьми выдавали продукты.

– Понимая, что нет будущего, переживала за дочерей. Что случится с ними, если меня убьют? Есть большая опасность, что маленьких детей могут продать на органы. Каждый раз, когда я видела детей, оставшихся без родителей, у меня сжималось сердце. Они ходили и побирались, будто бродячие собаки. Пару раз при авианалётах я закрывала детей своим телом. Однажды на нас чуть не рухнула плита, мы вовремя успели увернуться, – с ужасом вспоминает она.

Как Мадине удалось вырваться, как она с дочками пробиралась к границе по минному полю; как потом вплавь пересекала реку, посадив младшую девочку на шею; как после этого попала в тюрьму, и почему её дети боятся людей в форме, вы можете прочесть на сайте нашего партнёра – Total.kz.

Опираясь на собственный трагичный опыт, Жанна и Мадина призывают казахстанских девушек хорошо подумать прежде, чем выходить замуж за приверженца деструктивного течения, не имеющего ничего общего с религией.

Ранее координатор Центра временного проживания жертв торговли людьми «Көмек» при частном фонде «Қоргау – Астана» Ольга Рыль сообщила, что за два года из зон боевого конфликта вывезены 91 ребёнок и 39 семей родом из Казахстана.

Рекомендуем также материал ОАО по теме под названием «Вернувшиеся из Сирии».

Ранее наш партнёр – медиагруппа ASIA-Plus – составил инфографику, где собрана информация (по данным на 2017 год) о лидерах, армии, финансах, целях и причинах популярности ИГ, террористической и запрещенной во многих странах мира организации.

Источник: Open Asia

А также читайте: