zahvatov andrey 001 1

24 июня Агентство по статистике при Президенте Республики Таджикистан обнародовало данные исследования уровня бедности в республике. В 2014 году уровень бедности в стране составил 32%. От чего, главным образом, зависит этот процент и когда можно ожидать его существенное снижение? Своим мнением по этому поводу с читателями Dialog.TJ поделился российский политический обозреватель Андрей Захватов.

- Андрей Васильевич, доверяете ли Вы цифрам статистических органов?

- Знаете, статистическая информация зачастую подается и используется, мягко говоря, некорректно. Поэтому, ссылаясь на статистику, следует подходить к цифрам критически. К примеру, зарегистрированная безработица в Таджикистане год от года объявляется в пределах 2,5% от экономически активного населения, - это примерно 65 тысяч человек. Если сравнивать этот процент с уровнем безработицы во Франции (10%), то успехам Таджикистана можно только аплодировать. Но дело в том, что «зарегистрированная» безработица учитывает лишь число тех людей, кто обратился в поисках работы в службу занятости. Фактически же, по данным Всемирного Банка, работу за пределами своей страны ищет до 40% граждан Таджикистана в возрасте до 30 лет.

Эксперты также очень сомневаются в цифре 213 тысяч иностранных туристов, посетивших Таджикистан в 2014 году. Если разделить цифру 213 тысяч на 365 дней в году, то получится, что в среднем ежедневно, включая выходные и праздничные дни, зимой и жарким летом в Таджикистан въезжали 583 туриста. Поскольку в поездах, прибывающих в Таджикистан, комфорта, скажем так, не много, для перевозки такого числа туристов потребовалось бы 4 ежедневных рейса самолетов «Боинг 737», полностью заполненных иностранцами, и столько же рейсов, на которых они улетают. Возможно, туристами считают бывших граждан Таджикистана, - тех, кто уже получил гражданство России и других стран и ежегодно приезжает на родину в гости к родителям. Но, если это так, кому нужны такие цифры?

В России, кстати говоря, эксперты тоже не всем показателям статистики доверяют. Однако, что касается цифр уровня бедности в Таджикистане, я этим цифрам верю – поскольку отслеживаю их динамику. Кроме того, известно, что Всемирный Банк и Правительство Таджикистана являются партнерами в сфере сбора и анализа данных о бедности, а Всемирному Банку я доверяю.

- Насколько, на Ваш взгляд, бедно население Таджикистана и в чем состоят главные причины бедности в Таджикистане?

- Я – сторонник тщательной аргументации выводов, поэтому давайте снова обратимся к цифрам. Таджикское Информагентство «Азия плюс» отмечает, что черта бедности в 2014 году в Таджикистане была установлена равной 158,71 сомони в месяц – это цена мешка дешевой муки. За 158,71 сомони при курсе доллара 6,6 сомони за 1 доллар в обменном пункте можно купить 24 доллара. Это значит, что бедный человек живет менее чем на 1 доллар в день. А это – уже даже не бедность, а крайняя бедность.

Что же касается основных причин бедности – они такие же, как и во всех странах СНГ, включая Россию, где число бедных за последние 2,5 года не снижается как в Таджикистане, а растет, и уже достигло 16%. Факторов, влияющих на бедность – несколько, но, на мой взгляд, главных причин бедности населения – две. Это низкий уровень развития экономики и в значительной степени - менталитет населения.

- Почему Вы так считаете?

- Давайте для примера рассмотрим Яванский район Таджикистана. В 1968 году в безводную Яванскую долину через Вахш-Яванский туннель пришла вода Вахша. В течение двух пятилеток практически полностью завершилось строительство Явано-Обикиикской оросительной системы. Были введены в строй Яванский электрохимический комбинат, Яванская ТЭЦ, был построен каскад крупных насосных станций, позволивших дополнительно оросить тысячи гектаров, - куда вода не доходила самотеком. Буквально за несколько лет был возведен современный для того времени город Яван. Вахшская вода и новые предприятия позволили создать десятки тысяч новых рабочих мест. В семьи коренного населения и тысяч специалистов, приехавших из разных концов СССР, пришел достаток.

Однако после распада Советского Союза работа большинства промпредприятий остановилась, а в ходе гражданской войны 1992 – 1997 годов практически все специалисты покинули Таджикистан. Примерно такой же процесс деградации производства происходил во всех районах республики. В построенном жилье, где жили уехавшие специалисты, поселились коренные жители. Возникла непредвиденная в советское время ситуация – жилье есть, а работы нет. Нет работы – нет денег. Нет денег – пришла бедность.

- Это все понятно - деградация экономики влечет за собой бедность. Но причем здесь менталитет населения?

- Сейчас объясню. Дело в том, что абсолютное большинство населения царской России, и потом во времена СССР привыкло жить не там, где есть работа, а там, где есть жилье.

Эту особенность советских людей жить в бедности и нищете, но в своем доме, хорошо видно на примере распространенных русских пословиц - «Где родился – там и пригодился», «Каждый кулик свое болото хвалит». Мне приходилось долго работать в ряде российских регионов, где я наблюдал такую картину – взрослые здоровые мужчины крепко привязаны к родительским домам. Многие – не работали, довольствовались мелкими случайными заработками. Многие просто спивались, но «свое болото» не покидали. Страх к перемене места жительства сделал людей нищими. А их дети, выросшие в нищете и не знавшие достатка, - это уже поколение, запрограммированное на бедность. Практически то же самое происходило и сейчас происходит в Таджикистане, с той разницей, что употреблением спиртного население республики не увлекается.

Люди живут там, где есть жилье. И только крайняя нищета и голод, постигшие Таджикистан в годы гражданской войны, толкнули людей на поиск работы за пределами своей страны. Именно так, с первой половины 90-х годов начался процесс трудовой миграции, люди стали долгие месяцы жить там, где есть работа, - в основном в России. Часть трудовых мигрантов оседала на постоянное место жительства, люди перевозили свои семьи, интегрировались в местное сообщество.

К примеру, сегодня в Юрьев-Польском районе Владимирской области, лишь в одном из сел живет несколько десятков таджикских семей, дети учатся в школах и университетах, взрослые работают в сельском хозяйстве и на производстве, прекрасно владеют русским языком. Довольно быстро стала расти численность граждан Таджикистана и в других странах.

Но численность населения Таджикистана постоянно растет и, несмотря на заметный прирост жилого фонда в республике, число рабочих мест не обеспечивает людям полную занятость. Получается замкнутый круг – у   взрослеющих молодых людей в Таджикистане есть жилье, но нет работы. Нет работы – есть бедность.

По моим оценкам, фактор отсутствия работы плюс менталитет населения (страх и невозможность сменить место жительства) будет влиять на уровень бедности в Таджикистане еще долго. Если не принять кардинальных мер на государственном уровне – десятилетия.

- Интересно, характерны ли такие процессы, как в Таджикистане, для развитых стран?

- Там, где менталитет населения другой – картина совершенно иная и уровень бедности низкий. По данным американских социологов, средний гражданин США в течение жизни до 3-4 раз меняет место жительства – переезжает туда, где есть работа. Место работы американцы меняют в среднем 7 – 8 раз. Непрерывно улучшать свои жилищные условия и повышать уровень дохода им позволяет развитый рынок доступного жилья. И, если смену места жительства бывшие советские граждане воспринимают как стресс и драму, то для американцев очередной переезд, даже на другой конец страны – это обычное дело.

В Японии – наоборот. Там общественное мнение поощряет постоянное место жительства и работу в одной компании. Но сравнивать уровень жизни, условия работы и уровень заработка в Японии и в Таджикистане – было бы некорректно.

- Можно ли считать в этой связи, что Вы – сторонник решения проблемы бедности в Таджикистане путем выезда населения на постоянное место жительства в Россию и в другие страны?

- Проблему бедности в Таджикистане нужно решать комплексно, и переселение в Россию нужно рассматривать со всей серьезностью. Активным сторонником освоения брошенных российских деревень на плодородных землях России является уважаемый мною профессор Российско-Таджикского (Славянского) Университета Рахмон Ульмасов. И его аргументы в пользу интеграции таджиков в местные сообщества России заслуживают внимания. Вот что он говорит (процитирую):

«Я отдаю отчет в том, что многим не нравится такая идея. А как быть? Население растет, земли не хватает. Как кормить народ? Ближайшее время мы не сможем обеспечить население достойной работой, люди будут уезжать на заработки. Вижу пока единственный выход - освоить российское село. Если не таджики, - то освоят китайцы или другие. Но, мы-то жили вместе и понимаем друг друга. У нас благородные цели, а не геополитические».

- Тогда зададим Вам другой вопрос. Некоторые считают, что бедность населения Таджикистана также связана с тем, что у нас нет энергоресурсов, которые обеспечивают достаток некоторым нашим соседям. Но еще три года назад руководитель британской компании Tethys Petroleum Дэвид Робсон объявил об открытии на территории Таджикистана супергигантских запасов нефти. Может быть, бедному населению республики стоит подождать, когда начнется добыча углеводородов?  

- Я помню такие публикации – они регулярно появлялись с 2010 года. Таджикистану даже пророчили славу «второго Кувейта». Мечтать – не вредно, но от слов «халва-халва» во рту слаще не станет. Журналист может написать что угодно, и программист за неделю может сделать красивый сайт. Но специалистам в области геологоразведки название компании Tethys Petroleum, зарегистрированной в офшорной зоне на Нормандских островах, мало что говорит. Сомнения специалистов усиливаются, когда они видят, что интересы компании ограничиваются лишь Таджикистаном, Казахстаном и Грузией. Кстати говоря, из Узбекистана, где Tethys Petroleum имела свой офис, компания уже ушла.

Тем временем, крупная российская компания Gazprom International безо всякой шумихи, вкладывая в геологоразведку десятки миллионов долларов, методично ведет в Таджикистане работы на сверхглубокой поисковой скважине «Шахринав 1-п». Но по состоянию на июнь 2015 года получены лишь непромышленные притоки углеводородов. Поэтому говорить о «втором Кувейте» пока преждевременно.

- Значит, Вы полагаете, что проблему бедности можно решить плановым переселением граждан Таджикистана в Россию?

- Полностью проблему бедности одним лишь переселением людей решить не получится, но эффект будет существенный. На мой взгляд, один из ключей к решению проблемы бедности в Таджикистане - лежит в России. Но действующая сегодня Программа содействия переселению в Россию соотечественников показывает сегодня мизерный результат, а для принятия политических решений на уровне руководства России и Таджикистана по массовому переселению людей - предпосылки пока отсутствуют.

После вхождения Таджикистана в Евразийский союз перед гражданами республики безо всяких ограничений откроется российский рынок труда. Вслед за адаптацией на новых местах у части трудовых мигрантов появится желание постоянно жить в России. Но решение о вступлении Таджикистана в ЕАЭС пока не принято. Полагаю, до конца 2015 года с этим вопросом что-то прояснится. Ждем.

- Спасибо за интервью.

Dialog.TJ

А также читайте: